Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LVI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 20 января 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Салим Е.К. ЛИНГВОСТРАНОВЕДЕНИЕ КАК ОСНОВА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ: ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКИЙ, ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ И ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LVI междунар. науч.-практ. конф. № 1(56). – Новосибирск: СибАК, 2016.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ЛИНГВОСТРАНОВЕДЕНИЕ КАК ОСНОВА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ: ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКИЙ, ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ И ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Салим Ербол Калтурсынович

аспирант Кыргызского государственного университета им. Арабаева, Кыргызкая Республика, г. Бишкек

E-mail: 

 

LINGUISTIC COUNTRY STUDIES AS THE BASE OF THE INTERCULTURAL COMMUNICATION: LINGUISTICAL COUNTRY STUDIES, LINGUISTIC CULTUROL AND ETHNOLINGUISTIC ASPECTS

Erbol Salim

post-graduate student of the Kyrgyz State University im. Arabaeva,

Kyrgyzstan, Bishkek

 

АННОТАЦИЯ

Целью статьи является определение особенностей лингвострановедения, лингвокультурологии и этнолингвистики. При анализе этих понятий использовался сопоставительный метод. Показана роль лингвострановедения в современном глобальном мире. Даны предложения автора по актуализации лингвострановедения как новой отрасли казахской лексикографии.

ABSTRACT

The aim of this article is definition of the characteristics of linguistic country studies, linguistic culturology and ethnolinguistics. The role of linguistic country studies was shown in modern global world.The sugestions of authors were provided according actualization of linguistic country studies as a new field of Kazakh lexicography.

 

Ключевые слова: лингвострановедение; страноведение; лингвокультурология; культурология; этнолингвистика.

Keywords: linguistic country studies; country studies; linguistic culturology; cultural studies; ethnolinguistics.

 

Если обратиться к словарному составу языка любого народа, то можно заметить его связь с культурой, историей и цивилизацией этого народа. В силу этого можно утверждать, что понятия связаны не столько с самими предметами с мыслями и понятиями людей об этих предметах.

Самопознание народа невозможно без знания его истории и духовных традиций во взаимной связи поколений, времени и культуры. Наверное, поэтому со временем проблема языка начинает волновать не только языковедов, но и всех других специалистов, имеющих отношение к человеку, к людям. Следовательно, проводимые лингвистами исследования, отражающие разные точки зрения на языковую сущность, являются в целом природным явлением.

Национальные, культурные особенности языка находят полное отражение во всём значении слова. Они располагаются вдоль денотативных, коннотативных, эмпирических компонентов значения слова. Они могут быть заметны по стилистическим, грамматическим, сочетаемостным и другим составляющим [6, с. 66].

Исследование языка и культуры должно осуществляться не в отдельных направлениях, а в их взаимосвязи. Являясь явлением сложным и многоаспектным, язык становится объектом исследований с различных точек зрения.

Остановимся на нескольких аспектах, где язык является объектом исследования. Это лингвострановедение, лингвокультурология, этнолингвистика. Опираясь на определения каждого из них, рассмотрим методы их исследований и их взаимосвязь.

Что является компетенциями страноведения, лингвострановедения, культурологии и лингвокультурологии, этнолингвистики? Идея изучения культурологии как отдельной самостоятельной сферы науки принадлежит известному американскому культуроантропологу Лесли А. Уайту. По его мнению, «Культурология – это новая социально-гуманитарная область знания, которая занимается интегративным изучением мира в контексте его культурного существования инкультуры как его человеческого оформления» [8, с. 4].

Согласно рассуждениям антропологов, культурология рассматривает и исследует явления, присущие только человеку. Выражая согласие с мнениями антропологов мира, мы также полагаем, что культурология – это наука, возникшая на стыке нескольких наук, наука, раскрывающая самобытные традиции культуры народов. Культурология направлена на познание различных форм существования человека, его хозяйственной деятельности. Она стремится с разных позиций оценивать структуру современной и прошлой культурной жизни, перспективы развития. Её объект исследования – способ человеческого существования и культурные традиции как общественные явления.

Если культурология исследует взгляды человека на природу, общество, историю, искусство и рассматривает проблемы социальной и бытовой сферы, то языкознание исследует отражение этих взглядов и проблем в языке. Следовательно, язык и культура находятся в постоянном взаимодействии, взаимовлиянии. Об этом взаимодействии ясно сказано в теории лингвокультурологии. Таким образом, лингвокультурология, появившись на стыке языкознания и культурологии, формируется в виде новой филологической дисциплины. Она характеризует взаимосвязь языка и культуры, их взаимодействие в развитии и показывает это развитие как процесс жизненного существования лингвокультурологии. Таким образом, это свойство лингвокультурологии является существенным отличием её от этнолингвистики. Вместе с тем если говорить о различиях целей и задач этнолингвистики и лингвокультурологии, то необходимо заметить, что этнолингвистика выполняет роль фундамента для лингвокультурологии.

А лингвострановедение функционирует и развивается в тесной связи с культурологией, социолингвистикой, семиотикой, философией, этнографией, литературоведением и другими науками. Чтобы выявить связь лингвострановедения с другими науками, необходимо чётко определить объект его исследования: 1) демонстрирует отражение в языке особенностей национальной культуры как отражение национального языка; 2) создаёт благоприятные условия для эффективной коммуникации; 3) предлагает самые эффективные методы в процессе обучения, избирательно относясь к культурным фактам. Таким образом, лингвострановедение считается значимой сферой самостоятельного подхода к изучению лингвистики и имеет прикладную направленность в обучении языку как неродному. Лингвострановедение тесно связано с культурологией. Об этом Мамонтов А.С. говорит следующее: «Мир в контексте его культурного существования, то есть со стороны того, чем этот мир является для человека, каким смыслом он для него наполнен. Лингвострановедение занимается интегративным изучением системного обьекта культуры как человеческого оформления существования, как утончённой, исполненной разума формы жизни, результата духовной и практической деятельности» [10, с. 142]. В последние годы учёные-методисты в методике обучения языку как неродному все чаще стали использовать термины не «культурология в обучении языку как неродному» или «лингвокультурология», «страноведение», а термин «лингвокультурология», так как обьектом обучения является не сама страна как носитель языка, а язык и культура народа – носителя языка. Многие учёные стали обращать своё внимание на педагогический аспект нового направления. Методисты называют его культурологическим направлением. Культурология не только описывает познавательную практику народа, но и даёт возможность прочувствовать отражение в языке национальной самобытности народа. Она имеет цель-формирование навыков координации разных полученных культурных сведений с творчеством в межкультурной коммуникации. Главное внимание уделяется обучаемому языку и культуре народа, фоновым знаниям, культурным традициям и этике речи. С этой точки зрения лингвокультурология является теоретической основой обучения языку как неродному, обуславливает взаимосвязь языка и культуры.

Термин «метод лингвострановедения» впервые упоминается в трудах Е.М. Верещагина и В.Г. Костомарова. О лингвострановедении они пишут, что под лингвострановедением «понимается учебный процесс, в процессе которого преподаётся и усваивается и план выражения, и план содержания изучаемого языка» [3, с. 45].

Уже в 1999 году специалисты по страноведению пришли к выводу, что компетенции страноведения являются неотъемлемой частью относительных компетенций. Российские методисты Азимов и Щукин писали по поводу этого: «это совокупность знаний о стране изучаемого языка. Наличие таких знаний обеспечивает определённый уровень навыков и умений использования в целях общения национально-культурного компонента языка, речевого этикета и невербальных средств общения» [1, с. 142]. Мы понимаем это как навыки знаний национальных особенностей мимики, жестов, намёков, свойственных культуре и этике общения для достижения относительной компетенции. Компетенции культурологии учёные объясняют иногда как компетенции страноведения на определённом фоне. Это знания и навыки, необходимые для коммуникации в социальной среде с целью осуществления разговорных действий на другом языке, для приобретения знаний в гуманитарной сфере, для ознакомления с национальной культурой, другими видами искусства, для общения с людьми, работающими в этой сфере. Так компетенция культурологии выделяется из структуры компетенции страноведения.

Компетенции лингвострановедения – это освоение языковедами теории лингвострановедения на профессиональном уровне и умение руководствоваться её основными положениями в своей работе.

Компетенции лингвокультурологии В.В. Воробьёв объясняет так: «Это знания о всей системе культурных ценностей, выраженных в общих и отраслевых энциклопедиях, исследованиях по культуре и языку» [4, с. 98].

Возникшие в последнее время в русском языкознании различия между лингвокультурологий и лингвострановедением стали объектом рассмотрения в процессе обучения иностранному языку, объясняется это с позиции того, что в языковом сознании носителей отражаются языковые единицы фоновых знаний [11, с. 127].

Согласно этой точке зрения на первое место в лингвокультурологии выходит языковая личность и её тезаурусы различных уровней. Учёные лингвокультурологию связывают с деидеологизированием. По мнению В.В. Дубчинского, этот термин не смог отобразить полностью предмет исследования на собственном уровне, так как новый термин характеризует культуру в узком смысле [7, с. 61]. А лингвострановедение исследует страну вместе с её культурными, политическими, бытовыми спортивными, научными достижениями.

Мы придерживаемся того же мнения. Так, например, во Франции и Канаде французский язык и английский язык в США и Англии с позиции языкового и культурологического подхода различны. Несмотря на то, что язык в указанных странах один, традиции, обычаи у них разные.

Подтверждением нашей точки зрения являются слова В.В. Воробьёва о термине «лингвокультурология». По его мнению, главными проблемами лингвокультурологии являются методологические (философские) и филологические (лингвистические). В.В. Воробьёв относит лингвокультурологию к типу межнаучного синтезатора [5, с. 43]. Как считает автор, по содержанию лингвокультурология намного уже, чем лингвострановедение, объектом исследования которого являются сотворённые руками человечества материальные и духовные богатства, то есть система артефактов (от лат. artefactum – мир, взращенный своими руками) и этот термин означает «премышленность, продукт творческого труда, произведения культуры» [5, с. 44].

И вправду, такие понятия, как природа, растения, климат и животный мир, географическая среда и др. подобные не входят в составляющие лингвокультрологии.

Если сделать обзор трудов основателей методологической основы лингвокультурологии В.В. Воробьёва и В. Масловой, то нельзя не заметить, что целью является изучение отражение в языковых фактах национальных особенностей, менталитета, отдельных качеств национальной личности, определение роли и места языковых фактов в отображении духовной культуры [9].

Лингвокультурология на основе исследования написанных в культурологическом аспекте трудов, этнокультурных и этнопсихологических факторов, компонентов слов, имеющих национальную окраску, и далее рассматривает присутствующий в национальном сознании менталитет безотносительно к идеологии, но соответствующий нынешней эпохе. В этом направлении триада язык – нация – культура, является материалом для исследования предмета «лингвокультурология» [5, с. 42].

Следующий вопрос, на котором мы акцентируем внимание, это употребление термина «этнолингвистика» и определение к нему.

Этнолингвистика (от греч. etnos – община, народ) – это антрополингвистическое этносемантическое направление в языкознании, исследующее взаимодействие языка и культуры. Оно возникло в конце ХІХ века и начале ХХ века в связи с проведением срочных исследовательских работ по изучению индейских племён в Северной и Центральной Америке Соединённых Штатов Америки [2, с. 902].

Впервые этнолингвистика была упомянута в процессе исследований фактов, языковых явлений, связанных с историей общественных отношений народов, живших в эпоху первобытнообщинного строя. В подобных исследованиях принимали участие Л.Т. Морган, Б. Малиновский, Ф. Боас, А.Л. Крёбер и другие учёные.

Основным направлением этнолингвистических исследований являются лингвистические, этнокультурные и этнопсихологические факторы, влияющие на развитие языка и взаимоотношения в процессе жизнедеятельности людей. К объектам исследований этой науки относятся: генетическое родство народов, проблемы билингвизма и полилингвизма, влияние социокультурных факторов на развитие языка и др. [5, с. 43]. Как мы видим, основная задача этнолингвистики близка к этнологическим проблемам. В круг её исследований входят языки племён, диалекты, языковые семьи, культовые группы.

Научные образцы лингвокультурологии: общие и схожие цели и задачи этнолингвистического страноведения, лингвокультурологии как предмета – познание нации через национальный язык, определение особенностей системы мышления, в конечном итоге – определение национального менталитета, его отличия от других.

Как было отмечено выше, хотя объектом исследования лингвострановедения, лингвокультурологии, этнолингвистики являются вопросы «языка и культуры», у всех этих наук есть свои особенности и взаимосвязь. Каждая из этих наук имеет своё значение в процессе познания языка и культуры, нации, истории и традиций. Тем не менее они пересекаются в некоторых плоскостях.

Исходя из выше изложенного можно констатировать, что задачи, поставленные перед лингвострановедением, очень высоки. Бесспорно, вначале это направление развивалось как методическое. Вместе с тем благодаря усилиям Верещагина и Костомарова, объединившим лингвострановедение с несколькими научными сферами, в настоящее время развитие лингвострановедения представляет значимую проблему. И в Казахстане лингвострановедение впервые стало развиваться как одна из сфер методики. Одна часть преподавателей замечает, другая – не замечает использование в качестве методики лингвострановедения. Но в обучении казахскому языку представителей других национальностей непременно используют эту методику. И всё же оценивание лингвострановедения только с методической точки зрения только сужает сферу его функционирования.

В эпоху межкультурной интеграции, национальных коммуникаций, глобализационных процессов лингвострановедение следует рассматривать как средство межнациональной информации, и это только уточняет, определяет его основную функцию. Создание лингвострановедческого словаря в эпоху больших информационных обменов является первым и основным шагом в этом направлении.

 

Список литературы:

  1. Азимов Э.Г. Щукин А.Н. Словарь методических терминов. – СПб.: Издательский центр «Злотоуст», 1999. – 171 с.
  2. Большая советская энциклопедия. В 30 т. На 3 дисках. Диск 3. Поленов К.П. – [Электронный ресурс]: энциклопедия (685 мб) – М.: Большая Российская энцикл., 2003.
  3. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. – М.: МГУ, 1973. – 233 с.
  4. Воробьев В.В. О статусе лингвокультурологии / ІХ Конгресс МАПРЯЛ. – Братислава, 1999. – 96–117 с.
  5. Воробьев В.В. О понятии лингвокультурологии и ее компонентах // Язык и культура. Вторая международная конференция. Доклады. – Киев: УИМО. – 1993. – 42–48 с.
  6. Дубчинский В.В. Лингвокультурный феномен «ложных друзей переводчика» // Язык и культура. Третья международная конференция. Тезисы докладов. – К., 1994. – С. 66.
  7. Дубчинский В.В. Национальный характер и лингвострановедение. // Язык и культура. Киев, 1997. – С. 61–62.
  8. Культурология ХХ века: Антология. Философия и социология культуры. – М.: ИНИОН РАН, 1994. – 144 с.
  9. Маслова В.А. Лингвокультурология: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.
  10. Мамонтов А.С. Образность художественного текста в аспекте лингвострановедения // ІV международный симпозиум по лингвострановедению: тезисы, доклады и сообщении. – Москва, 1994. – 142–145 с.
  11. Томахин Г.Д. Лингвострановедение, культуроведение и языковая личность // Язык и культура. ІІ международная научная конференция. Тезисы. – К., 1993. – Ч. ІІ. – С. 127–128.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий