Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2015 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Кино-, теле- и другие экранные искусства

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Романова Т.А. ПСИХОЛОГО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ОБРАЗ МИККИ МАУСА В ЖАНРЕ ЗВУКОВОЙ АНИМАЦИИ: ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ВСЕМИРНОЙ ПОПУЛЯРНОСТИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(54). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПСИХОЛОГО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ  ОБРАЗ  МИККИ  МАУСА  В  ЖАНРЕ  ЗВУКОВОЙ  АНИМАЦИИ:  ИСТОРИЯ  ВОЗНИКНОВЕНИЯ  И  ЗАВОЕВАНИЯ  ВСЕМИРНОЙ  ПОПУЛЯРНОСТИ

Романова  Татьяна  Александровна

преподаватель  английского  языка

Культурного  центра  им.  Данте  Алигьери, 
РФ,  г.  Москва

Е-mailtatianatatiana16@gmail.com

 

MICKEY  MOUSE  AS  A  PSYCHOLOGICAL  AND  ANTHROPOLOGICAL  CHARACTER  IN  THE  SOUND  ANIMATION  GENRE:  HISTORY  OF  CREATING  AND  WINNING  GLOBAL  POPULARITY

Tatiana  Romanova

teacher  of  English 
of  Dante  Alighieri  Community  Center
Russia,  Moscow

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  истории  возникновения  звуковой  анимации  и  знаменитого  персонажа  студии  Disney  Микки  Мауса  и  последовавшему  за  этим  беспрецедентному  превращению  персонажа  в  культовый  феномен.  Автор  анализирует  попытки  учёных  разобраться  в  причинах  массовой  популярности  анимационного  героя,  секрете  его  влияния  на  людей  и  раскрывает  значимость  Микки  Мауса  для  анимации  в  целом  и  его  создателя  Уолта  Диснея  в  частности. 

ABSTRACT

The  article  covers  the  origins  of  sound  animation  and  the  Disney  Studio  famous  character  known  as  Mickey  Mouse  with  following  concentration  on  the  time  when  the  cartoon  character  received  unprecedented  acknowledgment  and  triggered  numerous  scientific  researches  and  analytical  articles  which  aimed  at  finding  out  the  reasons  of  the  character’s  mass  popularity  and  the  secret  of  its  influence  upon  people’s  minds.  The  author  of  the  article  analyzes  the  importance  of  Mickey  Mouse  for  the  art  of  animation  in  general  and  its  creator  Walt  Disney  in  particular. 

 

Keywords:  Walt  Disney;  studio;  animation;  animator;  cartoon;  character;  mouse;  Mickey  Mouse;  sound;  synchronization;  picture;  scientific;  popularity.

Ключевые  слова:  Уолт  Дисней;  студия;  анимация/мультипликация;  аниматор/художник-мультипликатор;  мультфильм;  персонаж;  мышонок;  Микки  Маус;  звук;  синхронизация;  картина;  научный;  популярность.

 

Март  1928  года.  Двадцатишестилетний  Уолт  Дисней  вместе  со  своей  женой  Лиллиан  возвращается  в  Лос-Анджелес  из  Нью-Йорка  после  долгой  и  изнурительной  деловой  поездки.  Вечный  оптимист  и  неугомонный  генератор  идей,  теперь  он  пребывал  в  крайне  подавленном  состоянии,  понимая,  что  дело  всей  его  жизни  находится  на  краю  гибели.  Только  что  он  лишился  своего  первого  популярного  анимационного  персонажа  Кролика  Освальда,  по  неопытности  не  закрепив  за  собой  права  на  него  юридически.  Только  что  он  лишился  большей  части  своих  сотрудников,  художников-мультипликаторов,  которые  у  него  за  спиной  заключили  трудовое  соглашение  с  другим  работодателем. 

Если  верить  легенде,  то  всемирно  известный  мышонок  по  имени  Микки,  прочнее  всех  остальных  диснеевских  персонажей  ассоциирующийся  с  личностью  его  отца  Уолта  Диснея,  «появился  на  свет»  именно  во  время  этой  поездки,  ставшей,  как  оказалось,  знаковой  не  только  в  судьбе  одного  человека,  но  и  в  истории  массовой  культуры.  По  воспоминаниям  самого  Уолта,  проезжая  где-то  между  Чикаго  и  Лос-Анджелесом,  он  написал  сценарий  для  мультфильма  под  названием  «Безумный  самолёт»  о  мышонке,  которого  настолько  впечатлил  одиночный  перелёт  Чарльза  Линдберга  через  Атлантический  океан,  совершённый  в  1927  году,  что  он  сам  смастерил  самолёт,  чтобы  поразить  свою  возлюбленную,  тоже  мышку.  «Безумный  самолёт»  стал  самым  первым  мультфильмом  с  участием  Микки  Мауса  и  его  подружки  Минни  Маус.  Примечателен  и  тот  факт,  что  работа  велась  в  строжайшей  секретности.  Уже  столкнувшись  с  предательством  и  теперь  боясь  потерять  и  новый  персонаж,  Уолт  доверил  работу  над  мультфильмом  талантливому  художнику-мультипликатору  Абу  Айверксу,  который  делал  зарисовки,  спрятавшись  от  всех  в  маленькой  тесной  комнатушке,  чтобы  никто  не  мог  увидеть,  над  чем  он  работает.  По  воспоминаниям  самого  Айверкса,  на  своём  рабочем  столе  он  на  всякий  пожарный  держал  зарисовки  к  другим  мультфильмам,  чтобы  закрыть  ими  большой  секрет,  если  кто-нибудь  внезапно  войдёт.  Сделав  в  одиночку  весь  мультфильм  и  таким  образом  воплотив  в  жизнь  идею  Уолта  Диснея,  Аб  Айверкс  по  праву  стал  считаться  вторым  родителем  Микки  Мауса.  С  точки  зрения  техники  анимационного  искусства  получившийся  мультфильм  был  далёк  от  идеала,  а  образ  главного  персонажа  требовал  серьёзной  доработки.  Но  именно  эта  первая  неказистая  работа,  этот  результат  симбиоза  отчаяния  и  борьбы  за  выживание,  стала  фундаментальной  вехой  на  пути  к  одному  из  тех  культурных  прорывов,  которые  Уолту  Диснею  было  предначертано  совершить  в  деле  всей  своей  жизни.  К  тому  моменту  Уолт  понял,  что  выпускать  просто  смешные  мультфильмы  недостаточно.  Он  чувствовал,  что  им  недоставало  чего-то  существенного,  что  бы  по-настоящему  пленило  публику,  а  ему  самому  и  его  студии  обеспечило  стабильность.  Мультфильмам  нужен  был  звук. 

6  октября  1927  года  начался  обратный  отсчёт  в  истории  немого  кинематографа:  на  экраны  вышел  первый  звуковой  кинофильм  «Певец  джаза».  Уолт  Дисней,  всегда  шедший  в  ногу  со  временем,  а  зачастую  сильно  опережавший  его,  всерьёз  озадачился  идеей  синхронизации  анимации  и  звука.  Но  дело  не  ограничилось  решением  одних  только  технических  вопросов.  Нужно  было  преодолеть  психологический  барьер  в  головах  у  людей.  Возможно,  зритель  не  особо  удивился,  услышав  говорящих  и  поющих  людей  в  кинофильмах.  Но  как  можно  было  убедить  зрителя  в  том,  что  мультперсонажи  тоже  могут  разговаривать?  «Рисунки  не  могут  говорить»,  –  озвучил  своё  мнение  один  из  аниматоров  Уолта  Уилфред  Джексон.  –  «Откуда  у  мультипликационного  персонажа  вдруг  появится  голос?»  [1,  с.  117].  Художники-мультипликаторы  волновались  из-за  того,  что  вся  картина  будет  выглядеть  неестественно,  эксцентрично  и  сомнительно,  в  связи  с  чем  Уолт  убедил  всех  в  том,  что  звучание,  над  которым  будет  работать  студия  Disney,  должно  быть  максимально  реалистичным,  логичным  и  органичным,  «как  будто  нарисованный  персонаж  сам  производит  звук  своими  действиями»  [2,  с.  117]. 

Быть  лучше  всех  и  дальновиднее  всех.  Такими  принципами  всю  свою  жизнь  руководствовался  Уолт  Дисней.  Именно  это  он  внушал  себе,  когда  велась  работа  над  третьим  мультфильмом  про  Микки  Мауса  под  названием  «Пароходик  Вилли»,  который  стал  самым  настоящим  экспериментом  в  деле  синхронизации  движущейся  нарисованной  картинки  и  звука  и  который  поднял  своего  создателя-первопроходца  на  новую  ступень  в  индустрии  анимации.  Перфекционизм  и  дальновидность  сделали  своё  дело.  Преодолев  множество  трудностей  –  организационных,  технических,  финансовых  и  психологических  –  18  ноября  1928  года  Уолт  впервые  показал  миру  своего  Микки  Мауса,  грандиозно  дебютировавшего  в  первом  звуковом  короткометражном  анимационном  фильме.  За  премьерой  последовали  восторженные  отзывы  прессы,  в  которых  мультфильм  превозносился  за  его  художественную  виртуозность,  беспрецедентные  звуковые  эффекты  и  юмористический  калейдоскоп.  Даже  в  респектабельном  издании  The  New  York  Times  «Вилли»  не  оставили  без  внимания,  назвав  его  «изобретательной  задумкой,  изобилующей  оригинальным  юмором.  Мультфильм  рычит,  плачет,  пищит  и  демонстрирует  множество  других  самых  разных  звуков,  которые  ещё  больше  усиливают  его  комедийность».  Но  истинный  эффект  оказался  намного  глубже,  чем  могло  показаться  на  первый  взгляд.  Анимационная  работа,  в  которой  люди  впервые  увидели  и  услышали  насвистывающего  песенку  Микки  Мауса,  подарила  им  не  только  смех  и  радость,  но  и  открыла  дверь  в  совершенно  другой  мир  –  недоступный  в  реальности  мир  сказочного  счастья,  головокружительных  приключений  и  побед  вопреки  всем  бедам. 

В  мгновение  ока  Микки  Маус  стал  популярнейшим  персонажем.  Как  оказалось,  не  на  одно  десятилетие.  Осенью  1930  года  в  издании  The  Saturday  Evening  Post  появилась  карикатура,  изображавшая  состоятельного  господина  в  пенсне  и  с  тростью,  который  стоит  около  кассы  и,  роясь  в  своих  карманах,  спрашивает  у  билетёра:  «Я  не  опоздал  на  Микки  Мауса?»  [1,  с.  150].  Сам  Чарли  Чаплин  якобы  даже  потребовал,  чтобы  мультфильм  про  Микки  Мауса  показали  вместе  с  его  новым  фильмом  «Огни  большого  города»,  а  Мадам  Тюссо  обратилась  за  разрешением  увековечить  мышонка,  создав  его  восковую  копию.  Подхватила  волну  популярности  этого  мультперсонажа  и  далёкая  Европа.  В  издании  Photoplay  Микки  назвали  «самой  любимой  звездой  экрана  во  всех  европейских  странах»  [2,  с.  150].  Немецкий  биограф  Рене  Фулоп-Миллер  назвал  Микки  «выдающимся  экранным  героем  современности  и  единственным  “артистом”,  который  своей  работой  и  техникой  продемонстрировал,  что  такое  истинный  звуковой  кинематограф».  Его  восхваляли  французские  критики,  а  один  австрийский  критик  посетовал  на  то,  что  Микки  стал  популярнее  самого  Моцарта.

За  изучение  феномена  Микки  Мауса  взялись  самые  разные  специалисты  и  учёные,  начиная  с  критиков  и  журналистов  и  заканчивая  социологами,  психологами  и  антропологами.  Начало  1930-х  годов  ознаменовалось  массой  исследований  и  аналитических  работ,  в  которых  предпринимались  попытки  разобраться  в  природе  этого  симпатичного,  жизнерадостного,  чрезвычайно  полюбившегося  всем  мышонка.  В  одном  из  интервью,  отвечая  на  вопрос  про  секрет  популярности  Микки  Мауса,  Уолт  Дисней  сказал,  что  всё  дело  в  размере  Микки,  потому  что  всякий  раз,  когда  он,  такой  крохотный  и  безобидный,  одерживал  победу  над  чем-то  большим  и  устрашающим,  то  зрители  радовались  и  ликовали  вместе  с  ним. 

Критики  и  учёные  мужи  не  могли  прийти  к  единому  мнению  в  вопросе  истинных  причин  всеобщей  любви  к  Микки  Маусу.  Историк  анимации  Джон  Калхейн  считал,  что  Микки  ассоциировался  с  неуязвимостью  и  живучестью.  Учитывая,  что  появление  Микки  Мауса  совпало  с  началом  эпохи  Великой  депрессии,  то  эта  его  живучесть  пришлась  по  душе  нации,  которая  изо  всех  сил  боролась  за  выживание.  Некоторые  считали,  что  Микки  олицетворял  собой  наступивший  бурный  век  машин,  на  фоне  которого  его  гиперактивность  и  неугомонность  символизировали  беспокойный,  взвинченный  образ  жизни  человека,  находящегося  в  круговороте  бездушного  мира  механических  сил.  Естественно,  что  люди,  боровшиеся  за  жизнь  в  ту  эпоху  и  столкнувшиеся  с  теми  самыми  силами,  сопереживали  Микки.  Другие,  наблюдая  за  подъёмом  тоталитарного  режима  в  Европе,  верили,  что  Микки  выступает  в  роли  противовеса  и  противоядия  в  борьбе  с  диктатурой  и  тиранией,  набиравшими  обороты.  Так  или  иначе,  каждому  человеку  Микки  помогал  в  какой-то  степени  отгородиться  от  реальности.  Микки  Маус  настолько  органично  вписался  в  своё  время,  что  спустя  сорок  лет  с  момента  его  первого  появления  на  экране  специалист  по  истории  культуры  Уоррен  Сасман  утверждал,  что  в  то  время  как  политические  историки  предпочитали  называть  1930-е  годы  эпохой  Франклина  Д.  Рузвельта,  историки-культурологи  были  склонны  считать  этот  период  эпохой  Микки  Мауса  за  то,  как  он  противостоял  перипетиям  современности  и  страданиям,  и  за  то,  какие  средства  борьбы  со  всем  этим  он  предлагал.

Появились  многочисленные  психологические  исследования,  в  которых  Микки  рассматривался  как  субъект,  затрагивающий  самые  заветные  недра  человеческой  психологии.  Аналитики  считали,  что  облик  Микки  оказывал  позитивное  влияние  на  человеческую  психику.  «Круги  никогда  не  причиняют  никому  никаких  неприятностей,  они  безобидны»,  –  заметил  коллега  Диснея  Джон  Хенч,  сравнивая  формы  Микки  с  округлыми  и  выпуклыми  частями  человеческого  тела  и  маленькими  детьми-пупсами,  –  «тогда  как  горький  опыт  люди  получают,  сталкиваясь  с  острыми  предметами»  [1,  с.  152].  Некоторые  учёные  пошли  в  своих  аналитических  работах  ещё  дальше,  по  сути,  очеловечив  персонаж.  Так,  антрополог  Конрад  Лоренц  утверждал,  что  определённые  черты,  присущие  нежному  возрасту,  такие  как  крупная  голова,  небольшое  тельце  и  неуклюжесть,  привлекают  и  влюбляют  в  себя,  так  что  Микки  Маус,  обладавший  всеми  этими  характеристиками,  пробуждал  в  зрителях  любовь.  Детский  писатель  Морис  Сендак  связал  привлекательность  Микки  с  его  пластичностью  и  способностью  принимать  разные  формы.  В  ранних  мультфильмах  про  Микки,  изобиловавших  самыми  немыслимыми  трюками,  Морис  разглядел  изучение  персонажем  возможностей  собственного  тела.  Кинообозреватель  New  York  Times  Фрэнк  Ньюджент  рассмотрел  тему  пластичности  под  другим  углом.  Он  был  уверен,  что  Микки  Маус  «украл»  весь  этот  экранный  фарс  у  комиков  немого  кино,  а  потом  расширил  его,  так  как  по  физическим  возможностям  превосходил  актёров-людей. 

Не  менее  интересны  исследования,  авторы  которых  решили,  что  Микки  стал  объектом  всеобщего  внимания  благодаря  тому,  что  вызывал  у  зрителей  воспоминания  о  детстве,  пробуждая  «дух  ребёнка  во  взрослом  человеке,  который  бы  с  удовольствием  скорчил  рожу  всем  тем  личностям,  перед  коими  приходится  благоговеть  и  трепетать  в  реальности»  [2,  с.  152],  как  выразился  гарвардский  профессор  Роберт  Д.  Фейлд.  Д-р.  А.А.  Брилл  считал,  что  Микки  стал  своеобразным  наркотиком  для  взрослых  зрителей,  поскольку  вернул  их  в  детство,  то  есть  в  царство  фантазии.  Ещё  один  аналитик,  опираясь  в  своих  умозаключениях  на  теории  Фрейда,  назвал  Микки  «эго-идеалом»  [3,  с.  152],  который  взывает  только  к  самым  счастливым  воспоминаниям  о  детстве. 

Одним  из  самых  распространённых  рассуждений  на  тему  популярности  Микки  Мауса  стала  идея  о  том,  что  он  является  олицетворением  свободы.  «Он  может  нарушить  все  законы  физики  и  всегда  выйдет  победителем»,  –  отмечали  в  Time  в  1933  году.  –  «Он  живёт  моментом,  и  мало  что  может  сдержать  его  и  помешать  ему»  [1,  с.  153].  Некоторые  разглядели  в  такой  свободе  вседозволенность  и  неумеренность  и  стали  смотреть  на  Микки  Мауса  как  на  дерзкое,  заносчивое,  а  подчас  бесстыжее  и  возмутительное  создание.  Так,  цензоры  из  Огайо  запретили  к  показу  мультфильм,  в  котором  корова  читала  скандальный  роман  Элиноры  Глин  «Три  недели»,  а  на  Среднем  Западе  в  сети  кинотеатров  Balaban  &  Katz  возражали  против  эпизода  из  мультфильма  «Ярмарочный  розыгрыш»,  где  Микки  доит  корову.  Это  заставило  Уолта  Диснея  высказаться  в  защиту  своих  работ:  «У  нас  никогда  не  было  ни  малейшего  намерения  вкладывать  в  мультфильмы  что-либо  непристойное  или  похабное.  Я  до  сих  пор  не  понимаю,  чего  такого  оскорбительного  кто-то  умудрился  разглядеть  в  наших  картинах»  [2,  с.  153]. 

Не  обошлось  без  сравнений  Микки  Мауса  с  кумирами  современности  –  Чарли  Чаплиным  и  Дугласом  Фэрбенксом.  Многие  из  тех  работ,  в  которых  исследовался  феномен  Микки  Мауса,  содержали  в  себе  отсылки  к  образу  Чаплина  и  проводили  параллели  между  двумя  героями,  ссылаясь  на  такие  присущие  им  обоим  черты,  как  целеустремлённость,  смелость,  простота,  и  в  особенности  на  то,  что  специалист  по  истории  кинематографа  Терри  Рэмзай  назвал  «грандиозной  победой  и  властью  маленького  кроткого  человека»  [3,  с.  153].  Сам  Уолт  Дисней  не  отрицал  сходства  между  двумя  героями,  потому  что  намеренно  взял  за  основу  персонаж  Чаплина,  которого  однажды  назвал  «самым  великим  из  них  всех»  [4,  с.  153].  Когда  решалось,  каким  должен  быть  Микки  Маус,  то,  по  словам  Уолта,  все  хотели,  «чтобы  получилось  что-нибудь  милое,  и  подумали  о  малютке-мышонке,  похожем  на  трогательного  Чаплина,  о  крохе,  стремящемся  к  лучшему  в  рамках  своих  возможностей»  [5,  с.  153].  Второй  отец  Микки  Мауса  художник-мультипликатор  Аб  Айверкс  считал,  что  мышонок  похож  на  актёра  Дугласа  Фэрбенкса  и  его  героев-авантюристов:  «Микки  не  задумывался  как  глуповатый  и  наивный  персонаж.  Он  неизменный  любитель  приключений.  Я  хотел,  чтобы  он  делал  всё  то  же,  что  сделал  бы  и  Дуг  Фэрбенкс»  [1,  с.  154]. 

Но  каким  бы  ни  было  сходство  с  Чаплиным  и  Фэрбенксом,  истинное  «я»  Микки  было  сокрыто  в  другом  человеке  —  в  Уолте  Диснее.  Он  стал  продолжением  самого  Уолта,  которого  многие  отождествляли  с  персонажем,  словно  Микки  был  не  творческим  детищем  Уолта,  а  плотью  от  плоти.  «Уолт  и  Микки  были  так  похожи»,  –  говорила  Лиллиан  Дисней,  –  «словно  были  одним  целым»  [2,  с.  154].  Драматург  и  кинокритик  Роберт  Шервуд  после  встречи  с  Уолтом  в  1931  году  писал:  «Всякий  раз  когда  он  заводил  речь  о  Микки,  в  его  голосе  ощущался  благоговейный  трепет.  Он  любит  это  причудливое  маленькое  создание,  словно  мать,  любящая  своё  ненаглядное  дитя».  Художник-мультипликатор  Лес  Кларк  сказал,  что  «Уолт  –  это  Микки,  а  Микки  –  это  Уолт»  [3,  с.  154],  пояснив,  что  даже  жесты  Микки  были  как  у  Уолта,  когда  тот  изображал  персонаж  на  вечерних  рабочих  собраниях.  А  ещё  Уолт,  когда  ему  что-то  не  нравилось  в  сценарии,  часто  говорил  одну  фразу:  «Я  не  думаю,  что  Микки  поступил  бы  так»  [4,  с.  154].  Возможно,  в  своих  предположениях  эти  люди  были  не  так  далеки  от  реальности.  Спустя  годы,  объясняя  свою  привязанность  к  Микки,  Уолт  с  уверенностью  утверждал,  что  «до  тех  пор  пока  существует  студия  Disney,  будут  и  мультфильмы  про  Микки  Мауса»,  потому  что  «я  жить  без  него  не  могу»  [5,  с.  154].  Если  присмотреться  повнимательнее,  то  можно  увидеть,  что  оптимизм  Микки,  его  рвение,  доверчивость,  из-за  которой  он  частенько  попадал  в  неприятности,  решительность,  благодаря  которой  он  из  них  выпутывался,  и  дерзкая  самоуверенность  как  будто  были  позаимствованы  у  его  создателя.  Когда  в  июле  1929  года  вышел  девятый  мультфильм  про  Микки  Мауса  под  названием  «Ярмарочный  розыгрыш»,  в  котором  мышонок  впервые  заговорил  по-человечески,  Уолт  был  недоволен  низким,  однообразным  голосом  персонажа,  везде  звучавшим  одинаково  и  лишённым  каких-либо  интонаций,  и  пообещал  найти  человека  с  голосом,  подходящим  натуре  Микки.  В  ходе  поисков  Уолт  как-то  раз  сам  изобразил,  как  именно  должен  звучать  Микки,  заговорив  фальцетом,  после  чего  один  из  сотрудников  посоветовал  Уолту  самому  озвучивать  Микки,  и  он  согласился.  Позднее  он  признался,  что  делать  эту  работу  вместо  него  могли  и  другие  люди,  но  пояснил,  что  его  голос  оказался  самым  подходящим,  потому  что  звучал  «проникновеннее»  [1,  с.  155]. 

Какая  бы  загадка  ни  таилась  в  персонаже  Микки  Мауса,  каких  бы  личностей  он  ни  олицетворял  собой,  сколько  бы  ни  трансформировался  в  самые  разные  образы,  какие  бы  ассоциации  ни  вызывал  у  зрителей  в  тяжёлый  период  общенациональной  депрессии,  с  уверенностью  можно  сказать  одно:  с  него  началась  новая  эпоха  в  жанре  рисованного  кинематографа.  Принеся  всемирный  успех  своему  создателю,  он  вместе  с  тем  открыл  ему  путь  к  дальнейшему  совершенствованию  искусства  анимации.  Пройдёт  немного  времени,  и  студия  Disney  выпустит  первый  цветной  короткометражный  мультфильм,  за  которым  последует  первый  полнометражный  цветной  и  звуковой  анимационный  фильм  с  максимально  реалистичным  изображением  людей  –  «Белоснежка  и  семь  гномов».  Именно  студия  Disney  начнёт  транслировать  первые  цветные  телепередачи.  Наконец,  вершина  творчества  Уолта  Диснея  –  парк  развлечений  «Диснейленд».  И  в  основе  всех  этих  грандиозных  прорывов  лежало  некогда  маленькое  скромное  начинание.  Воздавая  должное  скромным  истокам  большого  успеха,  27  октября  1954  года  в  телеэфире  Уолт  Дисней  сказал:  «Надеюсь,  мы  никогда  не  забудем  одну  вещь  –  что  всё  это  началось  с  мышонка»  [http://www.waltdisney.org]. 

 

Список  литературы:

  1. Neal  Gabler,  Walt  Disney.  The  Triumph  of  the  American  Imagination.:  biography  –  Alfred  A.  Knopf,  2008.  –  851  c.
  2. Bob  Thomas,  Walt  Disney.  An  American  Original.:  biography  –  Hyperion,  1994.  –  379  c.
  3. Joseph  Titizian,  Disneyland,  The  Quintessential  Classics//The  Walt  Disney  Family  Museum  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.waltdisney.org/blog/disneyland-quintessential-classics-snow-white  (дата  обращения  01.11.2015).

 

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий