Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Теория языка

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Картавцева И.В. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТАПОЭТИКИ НЕМЕЦКОЙ ДРАМАТУРГИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ТВОРЧЕСТВА Б. БРЕХТА И Ф. ДЮРРЕНМАТТА) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(54). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

КРАТКАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  МЕТАПОЭТИКИ  НЕМЕЦКОЙ  ДРАМАТУРГИИ  В  ГОДЫ  ВТОРОЙ  МИРОВОЙ  ВОЙНЫ  (НА  ПРИМЕРЕ  СРАВНИТЕЛЬНОГО  АНАЛИЗА  ТВОРЧЕСТВА  Б.  БРЕХТА  И  Ф.  ДЮРРЕНМАТТА)

Картавцева  Ирина  Васильевна

преподаватель  иностранных  языков 
Ставропольского  государственного  аграрного  университета,

РФ,  г.  Ставрополь

E-mailirina.pigareva@mail.ru

Серебрякова-Шибельбейн  Екатерина  Михайловна

преподаватель  иностранных  языков 
Ставропольского  государственного  аграрного  университета,

РФ,  г.  Ставрополь

E-mailkatjaham@yandex.ru

 

SHORT  CHARACTERISTICS  OF  THE  METAPOETICS  OF  THE  GERMAN  DRAMATURGY  DURING  THE  SECOND  WORLD  WAR  (THROUGH  THE  EXAMPLE  OF  COMPARATIVE  ANALYSIS  OF  B.  BRECHT  AND  F.  DÜRRENMATT’S  CREATION)

Irina  Kartavtseva

foreign  language  teacher 
of  Stavropol  State  Agrarian  University,

Russia,  Stavropol

Ekaterina  Serebryakova-Shibelbein

foreign  language  teacher 
of  Stavropol  State  Agrarian  University,

RussiaStavropol

 

АННОТАЦИЯ

Данная  работа  представляет  собой  краткий  анализ  метапоэтики  немецкой  драматургии  в  годы  Второй  мировой  войны.  Авторы  статьи  проводят  его  на  основе  сравнения  творчества  двух  драматургов  –  Б.  Брехта  и  Ф.  Дюрренматта. 

ABSTRACT

This  work  is  a  short  analysis  of  the  metapoetics  of  the  German  dramaturgy  during  the  Second  World  War.  The  authors  of  the  article  make  it  through  the  comparative  analysis  of  B.  Brecht  and  F.  Dürrenmatt’s  creation. 

 

Ключевые  слова:  драматургия;  метапоэтика;  «двойственность  героя»;  «отчуждение»;  «зрелищный  театр»;  «дидактический  театр». 

Keywords:  dramatic  art;  metapoetics;  “double  nature  of  a  hero”;  “alienation”;  “entertaining  theater”;  “didactic  theater”. 

 

В  настоящее  время  большую  популярность  в  литературоведении  и  драматургии  набирает  исследование  метапоэтики.  Под  метапоэтикой  принято  понимать  анализ  художественного  слова  с  целью  определения  авторского  кода,  выявления  интенций  автора,  а  также  собственную  рефлексию  писателя  на  свое  творчество.  Исследователь  К.Э.  Штайн  утверждает,  что  «…как  и  любая  сотворенная  человеком  вещь,  художественный  текст  всегда  репрезентирует  методы,  которыми  он  создается,  и  определяет  метапоэтику,  как  особый  способ  познания  законов  художественного  творчества,  в  основе  которой  рефлексия  самих  художников  на  творчество,  содержащаяся  в  их  метатекстах,  метаязыке,  то  есть  самоинтерпретация  и  самоанализ»  [6,  с.  17–36]. 

В  метапоэтической  науке  принято  выделять  общую  и  частную  метапоэтику.  Под  общей  понимается  метапоэтика  самоинтерпретации,  метапоэтика  прозы,  метапоэтика  драматургии  и  т.  д.  Под  частными  принято  рассматривать  метапоэтики  отдельных  авторов.  Например,  метапоэтика  Пушкина,  метапоэтика  Блока  и  мн.  др. 

Немецкая  драматургия  в  период  Второй  мировой  войны  представляет  собой  особый  интерес  в  метапоэтическом  плане,  т.  к.  в  ней  можно  в  полной  мере  проследить  изменения,  касающиеся  не  только  содержания  и  настроения  произведений  различных  авторов,  но  и  в  целом  изменения  в  идиостиле  каждого  из  них.  Для  конкретизации  данного  заключения  можно  привести  в  качестве  примера  творчество  Ф.  Дюрренматта  и  Б.  Брехта. 

К  метапоэтическим  текстам  Б.  Брехта  можно  отнести  его  стихотворения,  пьесы,  эссе,  заметки  и  статьи  о  театре,  а  также  отзывы  и  критические  заметки  других  литературных  деятелей  на  его  творчество.  В  свою  очередь  метапоэтические  тексты  Ф.  Дюрренматта  тоже  могут  быть  представлены  аналогичным  образом. 

Метапоэтики  Б.  Брехта  и  Ф.  Дюрренматта  имеют  многоуровневую  структуру.  К  первому  уровню  можно  отнести  их  собственные  статьи  и  заметки  о  театре,  ко  второму  –  художественные  произведения,  а  к  третьему  –  отзывы  о  них  критиков  и  литературоведов. 

Творческий  путь  Б.  Брехта  начался  намного  раньше  –  в  начале  двадцатого  века.  Первые  его  произведения  («Ваал»,  «Барабаны  в  ночи»,  «В  чаще  городов»)  носили  чисто  социалистический  характер  и  были  направлены  на  критику  сложившегося  общественного  строя,  его  несправедливости.  Позже,  когда  началась  Вторая  мировая  война,  появились  его  самые  знаменитые  произведения:  «Добрый  человек  из  Сезуана»,  «Мамаша  Кураж  и  ее  дети»,  «Кавказский  меловой  круг»  и  некоторые  др.  Они  являются  наиболее  актуальными  в  плане  исследования  метапоэтики  Б.  Брехта,  т.  к.  в  них  драматург  успешно  применяет  новые  методы  и  приемы,  которые  объединены  названием  «эпический  театр». 

В  свою  очередь,  Ф.  Дюрренматт  выпустил  свои  первые  книги  в  конце  сороковых  годов.  Пародия  стала  для  него  основным  средством  выражения  катастрофического  состояния  мира.  Исследователь  Павлова  Н.С.  пишет,  что  его  ранние  произведения  носили  мрачный  характер  и  были  наполнены  отчаянием.  В  первых  произведениях  драматурга  мир  был  полон,  как  и  в  дальнейшем,  фантастических  абсурдностей.  По  улицам  движутся  качающиеся  автобусы,  похожие  на  чудовищ.  Тяжесть  предметов  кажется  такой  непомерной,  что  сравнивается  со  стонущим  земным  шаром  [5,  с.  38]. 

В  научном  труде  «Типология  немецкого  романа»  Павлова  Н.С.  обращает  внимание  на  то,  что  в  произведениях  Ф.  Дюрренматта  человек  рассматривается  как  жалкая  песчинка  в  мире  бездушных,  самодовлеющих  абстракций,  грозящих  ему  неминуемой  и  мучительной  смертью,  и  задавлен  сложной  конструкцией  неестественных  отношений  [4,  с.  8].

В  годы  Второй  мировой  войны  в  литературе  и  драматургии  начался  период  поиска  собственной  идентичности  и  критического  самосознания.  И  у  Б.  Брехта,  и  у  Ф.  Дюрренматта  в  это  время  можно  проследить  тенденцию  к  скептицизму.  Они  изображают  коррумпированную,  лживую  систему,  для  которой  характерен  излишний  материализм.  Деньги  становятся  не  средством,  а  главной  целью  для  их  персонажей.  Так,  например,  главная  героиня  произведения  «Мамаша  Кураж  и  ее  дети»  Б.  Брехта  готова  использовать  войну  в  качестве  наживы. 

Метапоэтические  данные  свидетельствуют  о  том,  что  основной  интенцией  авторов  является  научить  читателя  (зрителя)  подходить  критически  к  событиям  в  произведении.  При  этом,  у  каждого  из  драматургов  есть  свои  методы  для  ее  реализации.  Б.  Брехт  путем  «отчуждения»  читателя  (зрителя)  ведет  его  к  истине.  Ф.  Дюрренматт  в  данном  случае  сопоставляет  два  мира  –  выдуманный  и  реальный.  Это  предоставляет  читателю  (зрителю)  возможность  увидеть  их  сходства  и  отличия,  а  также  помогает  понять  смысл  произведения. 

В  военные  годы  в  творчестве  драматургов  можно  проследить  появление  такого  понятия,  как  «двойственность  героя».  Например,  у  Ф.  Дюрренматта  в  криминальном  романе  «Судья  и  его  палач»  (Der  Richter  und  sein  Henker)  убийца  Чанц  становится  жертвой  в  руках  судьи  Берлаха,  поскольку  он  использует  его  в  своих  целях,  превращая  в  свое  оружие  и  реализуя  свои  планы  по  уничтожению  других  людей.  В  конце  произведения  он  говорит:  “Da  habe  ich  dich  genommen,  dich,  den  Mörder,  und  habe  dich  in  meine  furchtbarste  Waffe  verwandelt,  denn  dich  trieb  die  Verzweiflung,  der  Mörder  musste  einen  anderen  Mörder  finden.  Ich  machte  mein  Ziel  zu  deinem  Ziel”  [9].  («Тогда  я  взял  тебя,  убийцу,  и  превратил  в  свое  самое  страшное  оружие,  ибо  тебя  подгоняло  отчаяние,  убийца  должен  был  найти  другого  убийцу.  Свою  цель  я  сделал  твоей  целью»  [3].) 

Для  творчества  Б.  Брехта  тоже  характерно  появление  «двойственности»  образа  героя.  Например,  главная  героиня  пьесы  «Мамаша  Кураж  и  ее  дети»  (Die  Mutter  Courage  und  ihre  Kinder)  является  одновременно  и  отрицательным,  и  положительным  героем.  С  одной  стороны,  она  заботится  о  семье  и  во  что  бы  то  ни  стало  старается  для  них  заработать  денег.  С  другой,  она  излишне  прагматична  по  отношению  к  войне.  В  ней  она  видит  исключительно  источник  дохода.  Мамаше  Кураж  все  равно,  под  каким  флагом  торговать.  Главное  −  чтобы  торговля  приносила  прибыль.  Ей  принадлежат  следующие  слова,  которые  могут  проиллюстрировать  данное  утверждение: 

Таблица  1.

«Ihr  Hauptleut,  laßt  die  Trommelruhen
Und  laß  teur  Fußvolk  halten  an: 
Mutter  Courage,  die  kommt  mit  Schuhen
In  denens  besser  laufen  kann. 
Mit  seinen  Läusen  und  Getieren
Bagage,  Kanone  und  Gespann  –
Soll  es  euch  in  die  Schlachtmarschieren
So  will  es  gute  Schuhehan.
Das  Frühjahr  kommt.  Wach  auf,  du  Christ!
Der  Schnee  schmilzt  weg.  Die  Totenruhn.
Und  was  noch  nicht  gestorben  ist
Das  machtsich  auf  die  Socken  nun  [8,  S.  7]. 

Эй,  командир,  дай  знак  привала,

Своих  солдат  побереги!

Вот  мой  фургон.  Пусть  для  начала

Пехота  сменит  сапоги.

И  вшей  кормить  под  гул  орудий,

И  жить,  и  превращаться  в  прах  -

Приятней  людям,  если  люди

Хотя  бы  в  новых  сапогах.

Эй,  христиане,  тает  лед!

Спят  мертвецы  в  могильной  мгле.

Вставайте!  Всем  пора  в  поход,

Кто  жив  и  дышит  на  земле  [1].

 

 

 

Главная  героиня  является  олицетворением  зла,  которое,  по  мнению  автора  пьесы,  всегда  побеждает  на  войне.  Ее  дети,  наоборот,  являются  олицетворением  добродетелей,  но  добру  не  место  на  войне.  Тем  не  менее,  в  главной  героине  борются  страсть  к  деньгам  и  любовь  к  своим  детям.  Вопреки  всему,  как  и  любой  матери,  ей  хочется  уберечь  их  от  войны,  сохранить  им  жизнь.  При  этом,  в  пьесе  присутствует  еще  один  «двойственный»  персонаж  −  это  сын  мамаши  Кураж  Эйлиф.  Изначально  он  предстает  перед  читателем  (зрителем)  исключительно  положительным  героем.  Он  уходит  на  войну  из  своих  патриотических  соображений,  проявляет  себя  как  отважный  и  храбрый  боец.  Однако,  в  конце  концов  война  превращает  его  в  жестокого  убийцу,  который,  отобрав  у  крестьянина  скотину,  убивает  хозяйку. 

Наиболее  ярким  примером  «двойственности»  главной  героини  является  произведение  «Добрый  человек  из  Сезуана  (Сычуани)»  (Der  gute  Mensch  von  Sezuan).  Автор  использует  прием,  именуемый  «маской»,  и  обращается  к  концептам  «добра»  и  «зла».  При  этом,  в  лице  главной  героини  читатель  (зритель)  сначала  видит  положительного  персонажа,  призванного  творить  добро.  По  мере  развития  действия  она  приходит  к  выводу  о  необходимости  перевоплощения  в  вымышленного  ею  отрицательного  героя  −  злого  двоюродного  брата.  Она  понимает,  что  всегда  творить  благие  дела  в  обществе,  где  царит  хаос  и  бедность,  она  не  может.  Благодаря  созданию  «двойственности»  пьеса  Б.  Брехта  приобретает  смысл. 

Обоих  драматургов  объединяет  то,  что  они  с  успехом  пользуются  приемами,  которые  не  характерны  для  традиционной  реалистической  драмы.  Они  воссоздают  реальность  в  условных  моделях.  В  качестве  примера  можно  привести  два  произведения:  «Добрый  человек  из  Сезуана  (Сычуани)»  (Der  gute  Mensch  von  Sezuan)  Б.  Брехта  и  «Визит  старой  дамы»  (Der  Besuch  der  alten  Dame)  Ф.  Дюрренматта.  И  маленькая  китайская  провинция  Сезуан  (Сычуань),  и  маленький  швейцарский  город  Гюллен  являются  пространственными  абстракциями,  которые  призваны  обобщить  все  места  на  планете  Земля,  где  царит  социальная  и  экономическая  разруха,  а  общество  постепенно  деградирует.  Так,  Ф.  Дюрренматт  неслучайно  дает  городу  имя  Гюллен.  В  переводе  с  немецкого  “Gülle”  −  это  ценнейшее  органическое  удобрение,  навоз.  Данное  название  символизирует  запущенность  города,  экономический  и  общественный  упадок,  фальшивость  жителей  и  экономический  подъем  посредством  денежных  взносов.  Аналогичным  образом  для  Б.  Брехта  целью  произведения  «Добрый  человек  из  Сезуана  (Сычуани)»  (Der  gute  Mensch  von  Sezuan)  становится  создание  иллюзии,  что  действие  происходит  не  в  конкретном,  а  в  любом  месте,  где  существует  эксплуатация  человека  человеком. 

Если  сравнивать  метапоэтические  данные,  касающиеся  непосредственно  режиссерской  работы  Б.  Брехта  и  Ф.  Дюрренматта,  то  внимание  привлекает  их  одновременное  сходство  и  расхождение  во  взглядах  на  режиссерскую  работу.  Для  обоих  деятелей  искусства  важным  моментом  является  активное  вовлечение  зрителя  в  процесс  осмысления  происходящего  на  сцене  и  критический  подход.  По  этому  поводу  Ф.  Дюрренматт  пишет:  ««Произведение  создается  вместе  со  зрителями.  Раньше  я  присутствовал  на  всех  пробах,  всегда  принимал  участие  в  драматическом  театре  Цюриха,  часто  сам  вел  постановку.  А  потом  каждый  раз  шок  во  время  генеральной  пробы  внезапно  приходят  зрители.  Как  будто  в  спальной  комнате  внезапно  появляются  чужие  люди.  После  генеральной  репетиции  работа  в  театре  для  меня  заканчивается.  Премьера  уже  не  считается,  она  состоится  перед  публикой»  [2].

Для  Б.  Брехта  организация  театрального  пространства  играет  не  менее  важную  роль.  Это  становится  одним  из  важнейших  принципов  его  теории  «эпического  театра».  Он  говорит:  «Сцена  должна  рассказывать.  Наряду  с  отсутствием  рассказчика  должна  отсутствовать  и  «четвертая  стена»  [7,  S.  54]».  Он  считает,  что  не  только  фон  действия  имеет  отношение  ко  всему  происходящему  на  сцене.  Фон  призван  освежать  в  памяти  действия  героев.  Высказывания  актеров  сопровождаются  проецированием  записей.  Абстрактные  диалоги  Б.  Брехт  призывает  нумеровать  конкретными  числами.  Также  актерам  необходимо  не  полностью  перевоплощаться  в  своего  героя,  а  играть,  как  будто  держась  на  расстоянии  от  своего  персонажа,  тем  самым  подвергая  игру  критике  [там  же]. 

Можно  сказать,  что  оба  драматурга  в  значительной  мере  экспериментируют  на  сцене.  Однако,  главным  направлением  экспериментов  является  не  публика,  а  актерская  игра  и  организация  сценического  пространства.  Для  Ф.  Дюрренматта  сцена  представляет  собой  не  место  для  теорий  и  высказываний.  Его  театр  призван  быть  «красочным»,  зрелищным.  Для  Б.  Брехта,  напротив,  сцена  –  это  место  не  для  развлечения,  а  для  обучения.  Он  позиционирует  свой  театр  как  «дидактический». 

Итак,  и  в  метапоэтике  Б.  Брехта,  и  в  метапоэтике  Ф.  Дюрренматта  в  годы  Второй  мировой  войны  присутствуют  специфические  особенности.  Благодаря  сравнительному  анализу  нам  удалось  конкретизировать  главные  различия  и  сходства  между  ними.  К  сходствам  можно  отнести  тематику  и  интенции  авторов,  т.  к.  оба  пытаются  привлечь  внимание  к  порокам  капиталистического  общества  и  цинизму  войны.  Также  сюда  относится  и  сходство  в  изображении  образа  главного  героя.  Б.  Брехт  и  Ф.  Дюрренматт  стремятся  к  его  «двойственности».  При  этом,  каждый  из  них  делает  это  по-своему.  Оба  драматурга  используют  приемы,  которые  не  являются  характерными  для  реалистической  драмы.  В  основном,  это  выражается  в  создании  условной  реальности  в  произведениях.  Также  к  сходствам  относится  стремление  к  активному  вовлечению  зрителя  в  процесс  осмысления  происходящего  на  сцене,  к  критическому  подходу.  Главным  отличием  является  отношение  к  созданию  зрелищности  на  сцене.  Для  Ф.  Дюрренматта  театр  выполняет,  прежде  всего,  функцию  развлечения  и  должен  быть  зрелищным  и  красочным.  Для  Б.  Брехта,  наоборот,  театр  должен  выполнять  дидактическую  функцию. 

 

Список  литературы: 

  1. Брехт  Б.  Мамаша  Кураж  и  ее  дети  (перевод  Б.  Заходера  и  В.  Рязанова).  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://lib.rus.ec/b/8964/read  (дата  обращения  31.10.2015). 
  2. Дюрренматт  Ф.  Жизнь  и  произведения.  Высказывания  Фридриха  Дюрренматта  (видео).  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://web.mit.edu/21f.403/www/film.html  (дата  обращения  31.10.2015). 
  3. Дюрренматт  Ф.  Судья  и  палач  (перевод  с  немецкого  Т.  Иллеш  и  Е.  Кацевой).  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://lib.ru/INPROZ/DURENMATT/sudia.txt  (дата  обращения  01.11.2015).
  4. Павлова  Н.С.  Типология  немецкого  романа.  1900–1945  Текст.  /  Н.С.  Павлова.  М.:  Наука,  1982.  –  279  с. 
  5. Павлова  Н.С.  Фридрих  Дюрренматт  Текст.  /  Н.С.  Павлова.  М.:  Высшая  школа,  1967.  –  75  с.
  6. Штайн  К.Э.  Метапоэтика:  «размытая»  парадигма  //  Штайн  К.Э.,  Петренко  Д.И.  Русская  метапоэтика:  Учебный  словарь.  Ставрополь:  Издательство  Ставропольского  государственного  университета,  2006.  –  602  с. 
  7. Brecht  B.  Schriften  zum  Theater  3,  Frankfurt/M.  1963.  –  292  S.
  8. Bertolt  B.:  Stücke  II.  Berlin  und  Weimar:  Aufbau-Verlag,  1981.  –  659  S.
  9. Dürrenmatt  F.:  Der  Richter  und  sein  Henker.  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.dieterwunderlich.de/Durrenmatt_richter_henker.htm  (дата  обращения  01.11.2015).
  10. Käser  R.  Friedrich  Dürrenmatt.  Auf  der  Suche  nach  dem  verlorenen  Publikum  //  Vortrag  zur  Ausstellung  "Hanny  Fries.  Dürrenmatt  am  Schauspielhaus  Zürich.  2007.  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.rudolfkaeser.ch/080102%20Vortrag%20Zürich.pdf  (дата  обращения  31.10.2015).  
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий