Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 19 октября 2015 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Изобразительное и декоративно- прикладное искусство и архитектура

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Грушевская Н.А. ТВОРЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ АЛЕКСАНДРА ЯКОВЛЕВИЧА ГОЛОВИНА И ИХ СООТВЕТСТВИЕ МЕТОДАМ «СОЮЗА РУССКИХ ХУДОЖНИКОВ» // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIII междунар. науч.-практ. конф. № 10(53). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТВОРЧЕСКИЕ  ПРИНЦИПЫ  АЛЕКСАНДРА  ЯКОВЛЕВИЧА  ГОЛОВИНА  И  ИХ  СООТВЕТСТВИЕ  МЕТОДАМ  «СОЮЗА  РУССКИХ  ХУДОЖНИКОВ»

Грушевская  Наталья  Алексеевнa

аспирант 
Российской  академии  живописи,  ваяния  и  зодчества  Ильи  Глазунова  Россия, 
РФ,  г.  Москва

E-mail: 

 

THE  CREATIVE  PRINCIPLES  OF  ALEXANDR  YAKOVLEVICH  GOLOVIN  AND  THEIR  COMPLIANCE  WITH  THE  METHODS  OF  THE  “UNION  OF  RUSSIAN  ARTISTS”

Natalya  Grushevskaya

a  second-year  postgraduate  student, 
attached  to  the  department  of  art  history  in  Ilya  Glazunov  Russian  State  Academy  of  Painting,  Sculpture  and  Architecture, 
Russia,  Moskow

 

АННОТАЦИЯ

  Рассмотрены  и  проанализированы  творческие  принципы,  методы  живописания  А.Я.  Головина  и  мировоззренческая  позиция,  повлиявшая  на  его  творчество.  Систематизированы  советы  А.Я.  Головина  по  ведению  художественных  работ.  Отмечены  наиболее  актуальные  из  этих  советов.  В  статье  изучается  процесс  формирования  А.Я.  Головина  как  станкового  живописца.  Выявлена  глубинная  связь,  сходство  воззрений  художника  на  процесс  живописи  и  соответствующих  воззрений  мастеров  объединения  «Союз  русских  художников».  Акцентируется  главенствующая  роль  цвета  в  произведениях  Головина.

ABSTRACT

The  creative  principles,  methods  of  depiction  of  A.Ya.  Golovin  and  the  world  outlook  which  influenced  his  creativity  are  considered  and  analysed.  A.Ya.  Golovin's  councils  on  maintaining  artworks  are  systematized.  The  most  actual  of  these  councils  are  noted.  In  article  process  of  formation  of  A.Ya.  Golovin  as  easel  painter  is  studied.  Deep  communication,  similarity  of  views  of  the  artist  on  process  of  painting  and  the  corresponding  views  of  masters  of  the  association  "The  Union  of  the  Russian  Artists"  is  revealed.  The  predominating  role  of  color  in  Golovin's  works  is  accented.

 

Ключевые  слова:  техника  живописи;  масляная  живопись;  творческие  принципы;  художник;  преемственность;  Головин;  Союз  русских  художников;  московская  школа  живописи;  искусство.

Keywords:  the  technique  of  painting;  oil  painting;  creative  principles;  an  artist;  succession;  Golovin;  The  union  of  the  Russian  artists;  Moscow  school  of  painting;  art.

 

Общеизвестным  является  тот  факт,  что  художник-реалист  обязан  уметь  рисовать  и  писать  красками,  руководствуясь  общими  законами,  принципами  работы.  Многие  из  этих  принципов  закладываются  в  годы  обучения  художника,  а  часть  методов  —  это  самостоятельно  выработанная  художником  в  процессе  собственно  творчества,  изучения  натуры  и  работы  с  материалом,  своеобразная  его  система.  Это  —  своего  рода,  персональная  подпись  художника,  генерируемая  им  флюктуация  традиционности,  в  индивидуальности  которой  и  состоит  воплощение  истинного  художника.  В  этом  смысле  творческие  принципы,  методы  и  воззрения  Александра  Яковлевича  Головина  более  чем  просто  познавательны.  Рассмотрим  наиболее  актуальные  из  них,  в  контексте  современного  профессионального  представления  о  технике  живописания.

Александр  Яковлевич  Головин  более  всего  известен  как  великолепный  театральный  художник  конца  XIX  —  начала  XX  века.  Отметим,  что  именно  театральная  деятельность,  как  и  у  ряда  других  русских  художников,  явилась  как  спонсорским  началом,  так  и  генерацией  новых  идей  одного  из  интереснейших  русских  талантов  начала  XX  в.  Круг  его  интересов  не  ограничивался  только  созданием  декораций,  он  много  работал  в  станковой  живописи  —  в  жанрах  портрета,  натюрморта,  пейзажа.  Как  отмечает  М.Н.  Пожарская,  в  личности  Головина  «обе  ипостаси  —  живописца  и  художника  сцены  —  слились  нераздельно  и  равноправно»  [6,  с.  7].  Это  был  уникальнейший  творец  современности,  который  и  сейчас  привлекает  внимание  и  непреднамеренно  «вовлекает»  в  созданные  им  изумительнейшие  пространства  бытия. 

Формально  Головина  нельзя  назвать  ярко  выраженным  представителем  или  поборником  какого-то  одного  художественного  объединения  —  художник  «мало  заботился  о  том,  чтобы  выставлять  свои  работы,  —  его  это  как-то  не  привлекало»  [1,  c.  300],  и,  как  вспоминает  один  из  учеников  мастера  В.В.  Теляковский,  Головин  «не  любил  спорить,  особенно  на  темы  искусства»  [1,  c.  300].  Будучи  мягким  и  скромным  человеком  во  всех  сферах,  кроме  художественной,  Головин  держался  обособленно  в  вопросах,  касающихся  его  произведений,  следуя  своему  собственному  художественному  чутью.  Вот  почему  как  живописец,  Головин  уникален  и  не  похож  ни  на  кого.  Тем  не  менее,  обращаясь  к  художественному  творчеству  А.Я.  Головина,  его  биографии  и  воспоминаниям  современников  о  его  методах  работы,  можно  прийти  к  выводу,  что  существует  явная  связь  между  стержневыми,  глубинными  творческими  воззрениями  А.Я.  Головина  и  теми  целями  в  живописи,  которых  добивались  мастера  «Союза  русских  художников»,  такие  как  К.А.  Коровин,  А.Е.  Архипов,  С.Ю.  Жуковский,  Л.В.  Туржанский,  А.М.  Васнецов,  В.В.  Переплётчиков,  П.И.  Петровичев,  С.В.  Малютин,  С.А.  Виноградов,  К.Ф.  Юон  и  другие.  Связь  эта  прослеживается  и  в  общих  поисках  «живых»  цветовых  решений,  и  в  проблематике  картин  —  прославлении  природы  и  её  неисчерпаемой  красоты,  и  в  повышенном  значении  эмоционального  воздействия  картины  на  зрителя  за  счёт  цвета,  в  отчётливом  звучании  цвета,  его  главенствующей  роли  в  произведении  без  нарушения  целостного  зрительного  образа,  тяготении  к  слиянию  жанров  в  одном  произведении,  открытости  мазка.  Уникальность  созвучия  творческих  интересов  Головина  (как,  впрочем,  и  некоторых  других  русских  мастеров  живописи  начала  XX  в.)  и  «Союза  русских  художников»  можно  объяснить  единой  школой  живописи,  под  воздействием  которой  художники  формировались  в  Московском  Училище  живописи,  ваяния  и  зодчества.  В  нём  Головин  проходил  обучение  вплоть  до  1889  года  в  одно  время  с  И.И.  Левитаном  (будущим  учителем  многих  союзовцев),  А.Е.  Архиповым,  К.А.  Коровиным,  М.В.  Нестеровым.  В  Училище  и  вне  его  большое  влияние  и  на  Головина,  и  на  многих  будущих  мастеров  «Союза  русских  художников»  оказал  В.Д.  Поленов  и  его  сестра  Е.Д.  Поленова. 

Как  и  многие  русские  художники  конца  XIX  века,  Головин  обучался  в  парижских  школах  (дважды:  в  первый  приезд  у  Жюля  Симона  и  Жака  Эмиля  Бланша  в  школе  Коларосси,  во  второй  —  у  Рафаэля  Коллена,  сторонника  пленэра,  и  Оливье  Мерсона)  [2],  занимаясь,  таким  образом,  поисками  путей  в  искусстве,  созвучных  его  мироощущению.  Под  влиянием  импрессионизма  углублялся  интерес  Головина  к  живописным  проблемам.

В  отличие  от  «Мира  искусства»,  художники  круга  «Союза  русских  художников»,  преимущественно  пейзажисты,  придерживались  выраженной  живописности  и  экспрессивности,  эмоциональности  работ,  поисков  цвета.  Они  «впитали»  в  себя  лучшие  достижения  импрессионизма  и  достигли  определённых  результатов  в  именно  цветовом  звучании  произведений,  резко  отличающихся  от  гораздо  более  графичной  живописи  передвижников.  Цвет  художников  «Союза  русских  художников»  становится  живым,  самодовлеющим  в  их  произведениях,  вызывающим  эмоции.  Не  разрушая  формы  предметов,  цвет  стал  основным  смысловым  выразителем  содержания  картины  —  её  настроения.  «В  основе  живописного  видения  союзников  по-прежнему  лежали  «добротные»  традиции  тональной  живописи  XIX  века,  которая  теперь  выступала  в  их  творчестве  обогащённой  открытиями  импрессионистов  и  приобретала  совершенно  неузнаваемый  для  многих  современников  облик.  Из  их  палитры  были  изгнаны  коричневые  «землистые»  краски,  она  высветлилась,  стала  цветной  и  солнечной»  [4,  с.  112].  Мастера  «Союза  русских  художников»  могли  «с  необычайной  эмоциональной  точностью  передавать  свои  ощущения,  рождённые  у  них  тем  или  иным  мотивом»  [4,  с.  129—130].  Многое  из  сказанного  относится  и  к  живописным  принципам  Головина.  Приведём  слова  С.В.  Герасимова:  «Живопись  Головина  декоративна  в  лучшем  понимании  этого  слова.  Она  реалистична,  форма  в  ней  ясно  очерчена,  цвет  живой,  звучащий,  гармоничный:  она  всегда  прекрасно  скомпонована  на  предоставленной  ей  поверхности»  [1,  с.  342—343].  Герасимов  пишет  о  сдержанности,  но  и  —  гармонии,  декоративности  и  цветовой  насыщенности  полотен  Головина  [1].  Головин  в  живописи  реален  и  декоративен  одновременно.

До  работы  в  театре  Головин  занимался  обширными  поисками  в  области  техники  живописи  и  творческих  подходов  к  решению  различных  художественных  задач  —  участвовал  в  Мамонтовском  кружке,  декоративно-прикладных  работах,  занимался  оформлением  русского  кустарного  отдела  на  международной  выставке  народно-прикладного  искусства  в  Париже  вместе  с  К.  Коровиным,  в  монументальных  работах  —  оформлении  гостиницы  Метрополь.  Благодаря  этим  работам  развивалось  декоративное  чутьё  и  мастерство  художника,  многие  из  поисков  этого  времени  в  дальнейшем  послужили  основой  для  творчества  Головина  (в  частности  —  поиски  цветовых  декоративных  решений,  игра  «тёплых»  и  «холодных»  тонов,  отношение  к  цвету).  «В  этих  опытах  рождалось  своеобразное,  «головинское»  отношение  к  цвету,  линии,  воспитывалось  чувство  декоративного  стиля  и  культура  владения  условными  формами»  [3,  с.  11],  —  пишет  исследователь  творчества  Головина  Д.З.  Коган.

Монументальные  и  народно-кустарные  работы  Головина,  его  театральное  творчество  и  его  станковая  живопись  взаимосвязаны.  Живопись  Головина  тесно  сочетается  с  театральными  декорациями,  исполненными  им.  В  декорациях  Головин  произвёл  настоящую  реформу:  стал  широко  использовать  в  театральных  работах  живописные  приёмы.  И,  сопряжённо,  многое  из  театральной  живописи  у  Головина  перешло  в  станковую.  Его  станковая  живопись  театральна.

«Надо  развивать  в  себе  дисциплину  и  строгость  к  себе,  а  когда  пишешь  с  натуры,  работать  без  разгильдяйства,  относиться  честно!»  [1,  с.247]  —  вспоминает  слова  Головина  М.П.  Зандин.  Это  высказывание  Головина  необычным  образом  сочетается  с  декоративностью  и  богатой  фантазией  его  станковых  работ.  В  некоторых  из  «натурных  вещей»  Головина  мы  действительно  видим  стремление  передать  жизнь  как  можно  точнее,  ближе  к  реальности.  Особенно  это  проявляется  в  ранних  работах  Головина,  этюдах,  и  в  его  портретах,  например  в  портрете  Е.Н.  Виллиам  (1890—1895,  х.м.),  написанном  широко,  смело,  свободно.  Или  в  великолепно  и  точно  моделированном  портрете  А.А.  Карзинкина  (сер.  1890-х  годов,  х.м.,  ГТГ).  Однако,  есть  и  такие  работы,  в  которых  вышеуказанный  принцип  неочевиден.

Головин  может  придумывать  форму  кустов,  штрих  мазка,  разнообразное  положение  мазков,  но  само  пространственное  решение  картины,  воздушные  планы  —  верны,  взяты  с  натуры.  Этот  принцип  пришёл  к  Головину  ещё  во  время  обучения  в  Московском  Училище  живописи,  ваяния  и  зодчества  под  началом  В.Д.  Поленова.  Мастер  дополнил  при  написании  картины  свои  натурные  впечатления  композиционным  отбором  в  отношении  рисунка  (композиция  пятен)  и  цвета,  своеобразием  взгляда,  сохранил  верные  отношения,  передал  те  «большие  ощущения»  [5,  с.  212],  которые  ощутил  от  природы.

Произведения  Головина  бесконечно  разнообразны  и  по  сюжету,  и  по  подходам,  образным  решениям,  впечатлениям,  эмоциям.  К  примеру,  в  серии  испанок  Головина,  в  каждом  женском  портрете  новое  решение.  В  них  присутствует  разница  в  цвете,  в  композиции,  в  образе,  замысле,  решении,  постановке  фигуры,  в  жанре  (пейзаж,  портрет,  натюрморт),  теме,  идее.  Одновременно  Головин  советует  «избегать  хлёсткости»  в  декорациях  «соблюдать  скромность»,  «Если  декорации  «вылезают»  —  перепишите»  [1,  с.247].  Этот  принцип  может  быть  отнесён  и  к  станковой  живописи.  Несмотря  на  то,  что  головинские  работы  написаны  свободно  и  необычно,  всё  в  них  пронизано  гармоничностью  и  выдержанностью,  продуманностью  и  отбором.

Совет  Головина  для  его  декорационной  мастерской  —  постоянно  разнообразить  технику  живописи,  «для  воды,  листьев,  камней,  горизонта,  переднего  плана  необходимо  применять  различную  технику,  надо  уметь  зрительно  «оторвать»  их  друг  от  друга»  [1,  с.  247].  Всё  это  присутствует  в  полной  мере  в  исполнении  Головиным  его  станковых  работ.  В  картине  «Нескучный  сад»  1910-х  годов,  исполненной  темперой,  только  разница  в  подаче  мазка  позволяет  передать  плановость  в  декоративном  произведении.  Интересно,  что  этот  принцип  разнообразия  Головин  применял  и  к  выбору  постановок  в  театре:  «нельзя  ставить  рядом  одну  эпоху.  Тонкого  разбора  «контраст  в  искусстве  —  величайшее  дело»  [1,  с.  194].

Головин  советовал  художникам-декораторам  не  покрывать  плоскость  одним  цветом  и  отмечал:  «Нужна  игра  тонов,  наподобие  той,  какую  мы  видим  в  перламутре,  —  особенно  при  изображении  поверхностей,  освещённых  солнцем»  [1,  с.  247].  Совет  является  собственным  наблюдением  мастера.

Как  вспоминает  помощник  Головина  —  Б.А.  Альмединген,  Головин  большое  значение  придавал  не  механическому  копированию  эскиза,  а  именно  передаче  впечатления  от  него,  что  является  формообразующим  принципом  работы  Головина.  Головин  говорил:  «Посмотрите  на  эскиз,  а  потом  рисуйте»  [1,  с.  252].

Головин  постоянно  думал  о  работе  и  был  на  ней  сконцентрирован.  Интересен  его  приём  со  взглядом  «со  стороны»,  когда  необходимое  для  картины  решение  художник  находил  по  некотором  отвлечении  от  непосредственно  полотна. 

Художественный  такт,  чувство  меры  присутствуют  в  работах  А.Я.  Головина.  Не  впадает  в  излишества,  но  именно  следует  за  своим  чувством  [1]  —  эти  слова  Головин  употреблял  в  оценке  игры  актёра  Ю.М.  Юрьева,  исполнявшего  роль  Дон  Жуана.  Но  они  вполне  уместны  в  применении  к  творческой  позиции  Головина.  Несмотря  на  изобилие  красок,  линий,  композиционных  ритмов,  пятен  внутри  одного  произведения,  в  работах  Головина  нет  перегруженности.  Он  обобщал  написанное,  руководствуясь  внутренним  ощущением  зрительной  правды.  Так,  он  пишет:  «Может  быть,  я  ошибаюсь  с  точки  зрения  постороннего  наблюдателя,  но  «для  себя»  я  прав»  [1,  с.  132].  При  этом  Головина  отличало  необычайно  критичное  и  трезвое  отношение  к  своему  творчеству:  «<…>  и  всегда  писал  плохо,  а  сейчас  ещё  хуже»  [1,  с.  185],  —  говорил  он  после  болезни. 

О  своих  творческих  принципах  вполне  популярно  Головин  высказывается  сам:  «Мою  живопись  некоторые  считают  оторванной  от  современности.  В  своё  «оправдание»  я  могу  сказать  следующее.  Сюжет,  фабула,  тема  —  всегда,  конечно,  имели  и  будут  иметь  в  искусстве  важное  значение.  Но  меня  в  станковой  живописи  всегда  привлекал  не  только  сюжет,  а  и  чисто  живописные  задачи.  Я  охотно  писал  натюрморты  и  цветы,  привлекавшие  меня  сочетанием  звонких  и  радостных  красок.  Меня  увлекало  иногда  какое-нибудь  яркое  пятно  и  его  сочетание  с  другими  тонами,  с  окружающей  средой»  [1,  с.  133].  Головин  усердно  искал  декоративное  пятно  в  натуре.  Он  очень  радовался,  когда  один  из  его  учеников  на  вопрос  Головина,  откуда  в  работе  молодого  художника  такие  приятные  цветовые  сочетания  и  где  последний  взял  их,  указал  ему  на  деревенский  полосатый  коврик  [1].  Ученики  отмечают  также,  что  Головин  часто  записывал  различные  сочетания  цветов,  и  затем  выстраивал  на  этих  сочетаниях  творческий  замысел  [1].

В  своих  портретах  и  в  дальнейшем  Головин  строил  композицию,  исходя  в  первую  очередь  из  цветовых  гармоний,  сочетал  различные  пятна  между  собой  и,  таким  путём,  создавал  общее  впечатление,  настроение  картины.  Этот  принцип  —  именно  поиск  «живого  цвета»  —  очень  роднит  художника  с  мастерами  круга  «Союза  русских  художников». 

Головиным  создано  немало  уникальных  по  воздействию  на  своего  зрителя  пейзажей.  В  них  также  ярко  прослеживаются  основные  постулаты  его  живописи.  Он  был  очарован  природой,  созерцательность  занимала  немалую  долю  в  его  восприятии  натуры.  Хотя,  несмотря  на  это,  он  пишет:  «В  пейзажной  живописи  я  предпочитал  импровизировать,  а  не  воспроизводить  действительность,  вероятно,  также  по  причине  преимущественного  интереса  к  живописным  задачам»  [1,  с.  133].  Но,  на  наш  взгляд,  в  своих  изысках  он  превзошёл  самого  себя  и  смог  донести  до  своего  зрителя  именно  самоё  свое  чувство  очарования  и  радость  созерцания  без  сомнения  реально  существующего,  укромного,  «отловленного»  великим  мастером  «островка  прекрасного».  Возможно,  и  слегка  «переформулированного».  Но,  всё  равно  —  до  боли  узнаваемого,  хоть  ранее  и  не  знакомого.

Перед  нами  налицо  целый  пласт  самобытных  творцов  русской  живописной  школы,  имевшей  место  быть  на  рубеже  XIX—XX  вв.,  среди  которых  Головин  является  уникальным  явлением,  и  по  воздействию  на  зрителя,  и  по  нынешним  ценам  на  аукционах  на  его  шедевры.  Он  является  одним  из  таких  художников,  по  чьему  творчеству  можно  устойчиво  ориентироваться  в  океане  современного  искусства,  не  всегда,  к  сожалению,  такого  же  тотально  профессионального,  как  век  назад.

 

Список  литературы:

  1. Головин  А.Я.  Встречи  и  впечатления.  Письма.  Воспоминания  о  Головине.  /  Сост.  А.Г.  Мовшенсон;  вступ.  ст.  Ф.Я.  Сыркиной.  —  Л.-М.:  Искусство,1960.  —  392  с.
  2. Гофман  И.М.  Александр  Головин.  —  М.:  Изобразительное  искусство,  1981.  —  192  с.
  3. Коган  Д.З.  Головин.  —  М.:  Государственное  издательство  «искусство»,  1960.  —  72  с.
  4. Лапшин  В.П.  Союз  русских  художников.  —  Ленинград:  Художник  РСФСР,  1974.  —  424  с.
  5. Левитан  И.И.  Письма,  документы,  воспоминания.  /  Общ.  ред.  А.А.  Фёдорова-Давыдова.  —  М.:  Искусство,  1956.  —  336  с.
  6. Пожарская  М.Н.  Александр  Головин.  Путь  художника.  Художник  и  время.  —  М.:  Советский  художник,  1990.  —  264  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий