Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 21 сентября 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Журналистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Дубровская Т.В., Кожемякин Е.А. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В МАССМЕДИЙНОМ ДИСКУРСЕ: СОЦИАЛЬНО-КОНСТРУКЦИОНИСТСКИЙ ПОДХОД // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ  МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ  ОТНОШЕНИЙ  В  МАССМЕДИЙНОМ  ДИСКУРСЕ:  СОЦИАЛЬНО-КОНСТРУКЦИОНИСТСКИЙ  ПОДХОД

Дубровская  Татьяна  Викторовна

д-р  филол.  наук,  доцент, 
Пензенский  государственный  университет, 
РФ,  г.  Пенза

Emailgynergy74@gmail.com

Кожемякин  Евгений  Александрович

д-р  филос.  наук,  доцент, 
Белгородский  государственный  национальный  исследовательский  университет, 
РФ,  г.  Белгород

E-mail: 

 

REPRESENTATION  OF  INTERNATIONAL  RELATIONS  IN  MASS  MEDIA  DISCOURSE:  A  SOCIAL  CONSTRUCTIONIST  APPROACH

Tatiana  Dubrovskaya

doctor  of  Philology,  Associate  Professor, 
Penza  State  University, 
Russia,  Penza

Evgeniy  Kozhemyakin

doctor  of  Philosophy,  Associate  Professor, 
Belgorod  State  National  Research  University, 
Russia,  Belgorod

 

Исследование  выполнено  при  финансовой  поддержке  РГНФ  в  рамках  научного  проекта  №  15-34-14001  «Политический,  юридический  и  масс-медийный  дискурс  в  аспекте  конструирования  межнациональных  отношений  Российской  Федерации».

 

АННОТАЦИЯ

Статья  обращена  к  проблеме  дискурсивного  конструирования  межнациональных  отношений.  Подходя  к  ней  с  позиций  социального  конструкционизма  и  критического  дискурс-анализа,  авторы  утверждают,  что  межнациональные  отношения  представляют  собой  дискурсивный  конструкт,  причём  для  каждой  институциональной  сферы  характерны  свои  способы  дискурсивного  конструирования.  Авторы  обобщают  философский,  социологический  и  лингвистический  опыт  изучения  межнациональных  отношений  и  масс-медиа,  отмечают  существующие  пробелы,  предлагают  свою  методику  анализа  медийных  репрезентаций  и  применяют  её  на  примере  кейс-стади.

ABSTRACT

The  paper  discusses  the  issue  of  discursive  construction  of  international  relations.  Using  the  framework  that  is  informed  by  social  constructionism  and  Critical  Discourse  Analysis,  the  authors  claim  that  international  relations  can  be  viewed  as  a  discursive  construct,  and  every  institutional  sphere  is  a  repository  of  its  own  specific  ways  of  discursive  construction.  The  authors  consolidate  philosophical,  sociological  and  linguistic  studies  into  international  relations  and  media,  indicate  unexplored  aspects,  put  forward  their  scheme  for  media  analysis  and  apply  it  to  a  case  study.

 

Ключевые  слова:  межнациональные  отношения;  репрезентация;  конструкция;  медиа;  социальный  конструкционизм;  критический  дискурс-анализ.

Keywords:  international  relations;  representation;  construction;  media;  social  constructionism;  Critical  Discourse  Analysis.

 

Межнациональные  отношения,  как  и  любой  другой  социальный  феномен,  являются  предметом  дискурсивных  практик  —  как  научных,  так  и  институциональных  —  и  через  них  могут  быть  поняты,  поскольку  их  суть,  их  «семантический  капитал»  есть  результат  сложных  когнитивно-коммуникативных  операций.  Межнациональные  отношения  —  специфичный  предмет  дискурса:  он  абстрактен,  идеологически  нагружен  и  обладает  значительным  количеством  культурных,  политических  и  юридических  коннотаций.  Понятие  «нация»  также  обладает  особой  семантической  нагрузкой,  подразумевающей  его  аксиологический  и  идеологический,  а  значит  —  относительный  статус.  По  мнению  Й.  Остмана,  «…  нация  может  быть  интерпретирована  как  «пустой  знак»,  значение  которого  в  высшей  степени  неоднозначно,  поскольку  он  включен  в  несколько  противостоящих  друг  другу  дискурсов»  [12,  с.  83].

Представители  социального  конструкционизма  и  дискурс-аналитики,  работающие  в  этом  русле,  утверждают,  что  нации  —  это,  скорее,  коммуникативный,  нежели  онтологический  феномен.  В  этом  контексте  одной  из  наиболее  влиятельных  позиций  является  теория  «воображаемого  сообщества»  Б.  Андерсона,  в  которой  демонстрируется  виртуальный,  воображаемый  характер  нации,  существующей  не  столько  «в  жизни»,  сколько  в  сознании  тех,  кто  причисляет  себя  к  нации  [7].  Нация  становится  реальной  лишь  в  определенных  условиях  взаимодействия  между  людьми,  которым  в  некоторый  момент  становится  важным  презентовать  свою  национальную  идентичность.

Рассматривая  проблему  массмедийных  репрезентаций  межнациональных  отошений,  мы  придерживаемся  социально-конструкционистского  подхода  к  её  решению.  Так,  С.  Холл  связывает  проблему  репрезентации  с  культурологической  и  социальной  проблематикой,  обосновывая  конституирующий  характер  репрезентаций:  культурный  и  социальный  мир  «конфигурируется»  так,  как  он  «изображен»,  а  не  в  соответствии  с  присущими  ему  «внутренними»  законами  [9].  В  наиболее  акцентированной  форме  идеи  семиологов  представлены  в  социальном  конструкционизме,  где  репрезентация  понимается  как  продукт  конструкции,  как  способ  «производства  знания». 

В  данной  работе  в  качестве  одного  из  продуктов  конструирования  как  социальной  практики  мы  рассматриваем  массмедийные  репрезентации.  Подчеркнем,  что  конструирование  понимается  в  эпистемологическом  ключе,  т.  е.  не  как  производство  чего-либо  материального  или  нематериального  в  соответствии  с  замыслом,  а  как  процесс  «построения  познаваемого  мира  —  предметной  онтологии  —  посредством  различных  языковых  средств»  [3,  с.  34].  Репрезентации  —  это  высказывания,  но  не  любое  высказывание  является  репрезентирующим.  Особенностью  репрезентации  как  результата  конструирования  является  то,  что  она:  а)  передает  информацию  о  внешней  реальности  как  существующей  до  высказывания,  б)  не  сводима  к  предмету  высказывания  и  в)  является  конвенциональной,  т.  е.  является  следствием  «общественного  договора»  или  социокультурного  кода.  Любая  репрезентация  межнациональных  отношений  будет  строиться  на  избирательном  подходе  к  фактам,  селекция  которых  регулируется  коммуникативным  кодом,  разделяемым  определенным  сообществом  —  в  нашем  случае,  массмедийным.

С  точки  зрения  социального  конструкционизма,  масс-медиа  производят  особый  тип  реальности  —  массмедийную  реальность,  которая  является  не  отражённой  в  масс-медиа  объективной  действительностью,  а  самостоятельной  реальностью,  относительно  автономной  по  отношению  к  «объективному  миру»  и  сформированной  в  соответствии  с  кодом,  разделяемым  внутри  профессиональной  среды.  В  наиболее  полном  виде  эта  точка  зрения  изложена  Н.  Луманом  в  известной  работе  «Реальность  массмедиа»  [4]. 

С.  Хилгартнер  и  Ч.Л.  Боск  в  работе,  посвящённой  конструированию  социальных  проблем,  в  том  числе  средствами  массовой  коммуникации,  объясняют  конструирующий  характер  СМИ  их  «пропускной  способностью»  как  одной  из  ключевых  черт  публичных  арен,  которая  характеризуется  возможностями  масс-медиа  в  ограниченный  период  времени  обсуждать  некоторое  количество  проблем  [6].

Следствием  такого  положения  дел  является  то,  что  медиатизированные  и  активно  ротируемые  в  масс-медиа  вопросы  приобретают  особую  актуальность  для  других  социальных  институтов.  Как  следствие,  больший  отклик  в  масс-медиа  получат  те  сюжеты,  которые  уже  встречались  на  других  «публичных  аренах»  —  в  юридической  системе,  кинематографе,  науке,  а  меньший  отклик,  соответственно,  —  уникальные,  неповторяющиеся  сюжеты.

С.  Хьярвард  обосновывает  институциональную  роль  масс-медиа,  которую  они  выполняют  как  на  микро-,  так  и  на  макросоциальном  уровнях  [10].  Медиа  выступают  в  качестве  посредника  между  социальными  агентами,  арены  для  публичных  дискуссий,  а  также  «интерпретативной  рамки»  (термин  С.  Хьярварда)  для  социальной  картины  мира,  не  просто  репрезентируя  социально  значимые  события,  но  делая  социально  значимыми  те  события,  которые  репрезентированы  в  масс-медиа  [2].

К  способам  дискурсивного  конструирования  межнациональных  отношений  и  репрезентациям  как  продукту  конструирования  неоднократно  обращались  как  западные,  так  и  отечественные  дискурс-аналитики.  Данное  направление  исследований  имеет  свою  нишу  в  рамках  критического  дискурс-анализа  (КДА).  Подавляющее  количество  работ  о  дискурсивном  конструировании  межнациональных  отношений  посвящено  анализу  миграционных  процессов  и  образа  мигранта  в  СМИ.  Р.  Водак,  работы  которой  стали  классическими,  обозначает  сформировавшееся  направление  как  «исследовательская  парадигма  дискурса  расизма  и  предрассудков»  [19,  с.  108].  В  число  обсуждаемых  тем  входят  культурные  и  умственные  отличия,  отклонения,  угроза,  криминальность  иммигрантов  и  ущерб  социо-экономическим  интересам  принимающей  страны  [19,  с.  114]. 

Другим  классиком  дискурсивного  анализа  межнациональных  отношений,  является  Т.А.  ван  Дейк.  Ученый  выделяет  ряд  стратегий  обработки  информации,  применяемых  СМИ  и  приводящих  к  созданию  отрицательного  образа  этнических  меньшинств,  в  частности  мигрантов  [17,  с.  26—33].  «Поразительное  сходство  стереотипов,  предрассудков  и  других  форм  вербального  уничижения»,  выявленное  в  исследованиях  СМИ  на  предмет  конструирования  этнического  и  расового  неравенства  и  отмеченное  Т.А.  ван  Дейком  [15,  с.  361],  подтверждается  и  в  других  публикациях  зарубежных  и  отечественных  исследователей  [8;  13;  11;  1;  16;  5;  18  и  др.].  Основным  объектом  анализа  в  существующих  исследованиях  являются  репрезентации  фигуры  мигранта  и  отношение  к  ней  обычных  граждан,  принимающее  стереотипные  формы.  Однако  за  рамками  данного  анализа  остаются  репрезентации  собственно  межнациональных  отношений.

Одной  из  наиболее  частотных  тем  дискурс-аналитических  публикаций  о  межнациональных  отношениях  является  описание  дискурсивных  способов  конструирования  групп  «мы»  и  «они».  Нередко  эти  группы  представлены  государствами.  Так,  в  работе  А.  Совиньской  и  Т.  Дубровской  рассматриваются  стратегии  конструирования  России,  Польши  и  США  как  политических  акторов  в  российской  и  польской  прессе  [14].  Выделяемые  стратегии  позволяют  проследить  изменения  межгосударственных  отношений  между  основными  участниками  ситуации  вокруг  ПРО  на  разных  этапах  ее  развития.

Итак,  вопрос  конструирования  национальных  отношений  в  СМИ  рассматривается  главным  образом  в  контексте  проблемы  миграции,  а  также  с  точки  зрения  создания  медийных  образов  стран-государств.  Перенесение  акцента  с  бытовых  стереотипов  и  репрезентаций  на  дискурсивные  способы  репрезентации  межгосударственных  отношений  позволит  открыть  новые  функциональные  и  формальные  особенности  медийных  конструкций.

Модель  анализа  медийных  репрезентаций,  предлагаемая  в  данном  исследовании  для  проведения  кейс-стади,  включает  несколько  шагов:  1)  анализ  репрезентации  хронотопа  представляемого  в  СМИ  события,  определение  места  хронотопа  в  структуре  статей  и  языковых  способов  его  выражения;  2)  анализ  заголовков  публикаций  с  точки  зрения  их  функциональной  ценности;  3)  определение  категории  актора  репрезентируемых  событий  и  выделение  основных  типов  акторов;  4)  выявление  дискурсивных  способов  конфигурации  акторов,  их  объединения  в  группы  и  разведения  по  разным  группам;  5)  выделение  в  материале  отдельных  частных  характеристик  медийных  репрезентаций,  отмеченных  ранее  другими  исследователями.

Дискурсивные  способы  конструирования  межнациональных  отношений  рассмотрены  на  примере  текстов,  репрезентирующих  выступление  министра  иностранных  дел  С.В.  Лаврова  в  Братиславе  на  праздновании  70-летия  освобождения  Словакии  4  апреля  2015  г.  Два  текста  представляют  внешнеполитический  дискурс:  речь  министра  иностранных  дел  мероприятии  и  короткое  интервью  с  ним  (источник:  www.mid.ru);  два  других  текста  реализуют  медийные  практики,  ретранслируя  мероприятие  в  электронных  версиях  газет  («Известия»  от  04.04.2015  и  «Российская  газета»  от  05.04.2015).  Речь  министра  иностранных  дел  интересует  нас  не  как  самостоятельный  способ  конструирования  межнациональных  отношений,  а  как  репрезентируемое  в  медийных  дискурсивных  практиках  речевое  событие.  Т.А.  ван  Дейк  отмечает,  что  речевые  события  обладают  значительным  потенциалом  для  дискурсивных  трансформаций  и  новостные  дискурсы  представляют  закодированные  версии  событий  [26,  с.  115].  Далее  мы  покажем,  что  события  помещаются  в  журналистскую  рамку,  интерпретируются,  а  вопрос  межнациональных  отношений  рассматривается  в  ином  ракурсе  по  сравнению  с  собственно  дипломатической  практикой.

Анализ  медийного  дискурса  начнём  с  формы  репрезентации  в  нём  хронотопа  события.  Если  хронотоп  события  в  его  репрезентации  на  сайте  МИД  изложен  в  заглавии  к  речи  министра  и  в  нем  указаны  точные  дата,  место  события  и  его  ключевой  «персонаж»,  то  в  медийных  заголовках  хронотоп  отсутствует.  Заголовки  ориентированы  не  на  информирование  о  факте,  а  на  оценочную  интерпретацию.  Заголовок  в  «Известиях»  имеет  форму  цитаты  из  речи  словацкого  участника  акции  в  поддержку  России  и  реализует  эмоциональную  тональность  текста:

«Братья-россияне,  спасибо,  что  освободили»  (Известия  04.04.2015)

Хронотоп  события  изложен  в  первом  абзаце  текста,  но  и  здесь  смысловой  акцент  сделан  на  эмоциональной  характеристике  «гостеприимно»,  которая  образует  рему  высказывания:

Министра  иностранных  дел  России  Сергея  Лаврова  в  Братиславе  4  апреля  встречали  более  чем  гостеприимно.  Глава  внешнеполитического  ведомства  прибыл  в  cловацкую  столицу  на  торжественное  возложение  венков  в  честь  70-летия  освобождения  Словакии  от  фашистов,  происходящее  в  «Славине»  —  мемориальном  комплексе  советским  воинам,  павшим  при  освобождении  республики.  (Известия  04.04.2015)

Интерпретативный  подход,  характерный  для  заголовков,  далее  прослеживается  и  в  текстах  статей,  особое  внимание  в  которых  уделяется  категории  актора  как  исполнителя  социального  события.  Состав  акторов,  вовлеченных  в  новостное  событие  и  через  него  в  конструирование  межнациональных  отношений,  различен  в  дипломатической  и  медийной  репрезентациях  события.  В  первом  случае  круг  участников  события  ограничен  и  включает  самого  выступающего  и  обозначенных  в  выступлении  непосредственных  адресатов.  В  медийных  репрезентациях  в  состав  акторов  межнациональных  отношений  входят:  1)  непосредственные  участники  репрезентируемого  события;  2)  участники  более  широкого  исторического  и  современного  контекста,  в  который  помещается  репрезентируемое  событие. 

Среди  непосредственных  участников  —  официальные  лица,  а  также  ряд  других  категорий  людей:

В  Братиславе  впервые  за  последнюю  неделю  выглянуло  солнце,  и  сильный  ветер  развевал  словацкие,  российские  и  даже  новороссийские  флаги,  которые  держали  люди,  собравшиеся  на  Славине.  Среди  них  были  просто  граждане  с  георгиевскими  ленточками  на  груди,  ветераны,  члены  компартии  Словакии,  живущие  в  Братиславе  сирийцы.  (Российская  Газета  05.04.2015).

Все  отмеченные  обозначения  социальных  акторов  реализуют  категоризацию  [18],  причём  в  её  основе  лежат  разнородные  признаки:  личное  участие  в  празднуемых  исторических  событиях,  участие  в  политическом  объединении,  принадлежность  к  этнической  группе  и  др.  В  газетных  репрезентациях  наряду  с  категоризацией  применяется  номинация,  которая  берёт  в  фокус  внимания  отдельных  представителей  коллективного  актора,  выражающих  мнение  коллектива  (н-р,  один  из  организаторов  акции  Мирослав).  Портретирование  таких  акторов  спускает  репрезентацию  межнациональных  отношений  с  собственно  государственного  уровня  на  уровень  наивного  восприятия  и  толкования,  который  в  большей  степени  соответствует  ожиданиям  и  запросам  читательской  аудитории.

Вторая  группа  акторов  связана  с  более  широким  историческим  и  современным  контекстом,  в  который  помещается  репрезентируемое  событие.  Медийные  ссылки  на  акторов  исторических  событий  (н-р,  Красная  армия,  словацкая  бригада  партизан,  1-ый  чехословаций  армейский  корпус,  советские  войска)  мотивированы  соответствующими  ссылками  в  оригинальном  дискурсивном  событии  и  представлены  в  виде  прямых  цитат  из  речи  российского  министра  и  других  непосредственных  акторов.  Другой  разряд  участников  межнациональных  отношений  принадлежит  широкому  контексту  современности  и  включает  как  акторов  самого  высокого  уровня  абстракции,  т.  е.  государства  и  международные  организации  (Россия,  Словакия,  Украина,  ЕС,  НАТО),  так  и  более  частных  коллективных  акторов  (Народ  Донбасса;  Новороссия;  бандеровцы;  Крым;  Запад;  американские  войска)

Дискурсивное  конструирование  российско-словацких  отношений  происходит  с  привлечением  иных  сил,  непосредственно  не  задействованных  в  репрезентируемых  событиях.  Их  роль  становится  ясна  в  результате  анализа  конфигурации  социальных  акторов.  В  конструировании  межнациональных  отношений  в  СМИ  выделяются  два  взаимосвязанных  процесса:  дискурсивное  конструирование  внутригрупповых  отношений  и  дискурсивное  конструирование  межгрупповых  отношений.  Поэтому  методика,  предложенная  для  определения  способов  группирования  акторов,  включает  два  аспекта:  1)  выявление  прагмалингвистических  средств,  объединяющих  социальных  акторов  в  группу  и  конструирующих  внутригрупповые  отношения;  2)  выявление  прагмалингвистических  средств,  конструирующих  внешние  отношения  данной  группы  с  другими  социальными  акторами  (группами)  [13].  Прагмалингвистические  средства  конструирования  группы  «Россия+Словакия»  охватывают: 

  1. лексику  с  семантикой  единения,  принадлежащую  к  разным  частям  речи  (совместные  действия,  давний  партнер,  контактов,  вместе);
  2. синтаксические  конструкции,  сигнализирующие  об  объединении  акторов  в  группы,  например,  «и-конструкция»  с  общим  предлогом:

Сегодня  у  России  и  Словакии  есть  единая  оценка  тех  событий  и  убежденность,  что  мы  должны  хранить  память  о  них,  не  допуская  искажения  исторической  правды.  (РГ  05.04.2015);

  1. лексику  со  значением  положительных  эмоций  для  выражения  чувств,  испытываемых  одним  актором  по  отношению  к  другому  актору,  причем  в  медиа  ключевым  средством  конструирования  группы  являются  указания  на  положительные  эмоции  словаков  к  России,  а  не  России  к  Словакии,  как  во  внешнеполитическом  дискурсе.  Цитируются  слова  официальных  лиц  Словакии,  простых  граждан-активистов,  надписи  с  приветственных  плакатов.  Приводятся  и  журналистские  суждения  о  межнациональных  отношениях:

При  этом  к  России  у  многих  осталось  хорошее  отношение,  и  представить  Москву  в  роли  агрессора  они  просто  не  в  состоянии.  (РГ  05.04.2015).

Межгрупповые  отношения  (между  Россией  и  ее  противниками),  изначально  не  заложенные  в  характере  репрезентируемой  ситуации,  также  дискурсивно  конструируются  в  текстах.  Поскольку  группы  «мы»  и  «они»  являются  взаимосвязанными  категориями,  указание  на  непринадлежность  к  группе  «других»  может  рассматриваться  как  средство  конструирования  внутригрупповой  принадлежности. 

—…Флаг  Словакии  и  Новороссии  символизирует  то,  что  братский  словацкий  народ  с  народом  Донбасса.  У  власти  на  Украине  сейчас  находятся  бандеровцы,  это  необходимо  прекратить.  (Известия  04.04.2015).

В  данном  контексте  формируются  группы,  в  одной  из  которых  оказываются  Россия,  Словакия  и  Новороссия,  в  другой  –  Украина.  Безусловно,  для  такой  интерпретации  высказывания  необходимо  понимание  общеполитического  контекста  и  знания  о  неприятии  Россией  на  государственном  уровне  действий  украинских  властей  в  юго-восточных  областях  Украины.  Другим  медийным  приемом,  связанным  с  репрезентацией  групп  «мы»  и  «они»,  является  озвучивание  в  тексте  мнений  и  убеждений  противоборствующих  сторон,  что  создаёт  впечатление  объективности  текста.  Так,  «Российская  газета»  отмечает  участие  в  репрезентируемом  событии  наряду  с  про-российскими  активистами  группы,  поддерживающей  Украину. 

Для  более  точного  понимания  механизмов,  задействованных  в  разных  типах  дискурса,  необходимо  исследование  значительного  объема  речевого  материала,  и  в  этом  состоят  перспективы  исследования.

 

Список  литературы:

  1. Викулова  Л.Г.,  Серебренникова  Е.Ф.  Структуры  и  способы  конструирования  социальной  реальности  в  медийном  дискурсе  (предметная  область  иммиграция)  //  Вестник  НВГУ.  —  2014.  —  №  4.  —  С.  10—16.
  2. Кожемякин  Е.А.  Массмедиа  и  обратная  связь:  точка  зрения  социального  конструкционизма  //  Научные  ведомости  Белгородского  государственного  университета.  Серия:  Гуманитарные  науки.  —  2013.  —  Т.  20.  —  №  27  (170).  —  С.  93—101.
  3. Лекторский  В.А.  Можно  ли  совместить  конструктивизм  и  реализм  в  эпистемологии?  //  Конструктивизм  в  теории  познания  /  под  ред.  В.А.  Лекторского.  —  М.:  ИФРАН,  2008.  —  С.  36—37.
  4. Луман  Н.  Реальность  массмедиа.  —  М.:  Канон+,  2012.  —  240  с.
  5. Скребцова  Т.Г.  Образ  мигранта  в  современных  российских  СМИ  //  Политическая  лингвистика.  —  2007.  —  №  3(23).  —  С.  115—118.
  6. Хилгартнер  С.,  Боск  Ч.Л.  Рост  и  упадок  социальных  проблем:  концепция  публичных  арен  [Электронный  ресурс]  //  Средства  массовой  коммуникации  и  социальные  проблемы:  Хрестоматия.  Пер.  с  англ.:  И.Г.  Ясавеев.  —  Казань:  Издательство  Казанского  университета,  2000.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2008/2704  (дата  обращения  27.07.2015).
  7. Anderson  B.  Imagined  Communities:  Reflections  on  the  Origin  and  Spread  of  Nationalism.  London,  N.Y.:  Verso,  1991.  —  224  p.
  8. Blommaert  J.,  Verschueren  J.  Debating  Diversity:  Analysing  the  Discourse  of  Tolerance.  London,  NY:  Routledge,  2002.  —  233  p.
  9. Hall  S.  The  Work  of  Representation.  In:  Representation:  Cultural  Representations  and  Signifying  Practices  /  ed.  by  S.  Hall.  L.:  Sage,  2003.  —  440  p.
  10. Hjarvard  S.  The  Mediatization  of  Society.  A  Theory  of  the  Media  as  Agents  of  Social  and  Cultural  Change  //  Nordicom  Review.  —  2008.  —  №  29:  2.  —  Pp.  105—134.
  11. Lirola  M.M.  Approaching  the  Representation  of  Sub-Saharan  Immigrants  in  a  Sample  from  the  Spanish  Press  //  Critical  Discourse  Studies.  —  2014.  —  Vol.  11.  —  №  4.  —  Pp.  482—499.
  12. Ostman  J.  Border  Journalism  and  the  Articulation  of  National  Horizons.  In:  Ideological  horizons  in  media  and  citizen  discourses:  Theoretical  and  methodological  approaches  /  ed.  by  Birgitta  Hoijer.  Gothenburg:  Nordicom,  2007.  —  168  p.
  13. Sowińska  A.,  Dubrovskaya  T.  Discursive  construction  and  transformation  of  ‘Us’  and  ‘Them’  сategories  in  the  newspaper  coverage  on  the  US  anti-ballistic  missile  system:  Polish  versus  Russian  view  //  Discourse  &  Communication.  —  2012.  —  6(4).  —  Pp.  449—468. 
  14. Sowińska  A.,  Dubrovskaya  T.  Discursive  Strategies  in  the  Media  Construction  of  Poland,  Russia  and  the  USA  in  the  Context  of  the  Debate  on  the  US  Anti-Ballistic  Missile  Defense  Shield  in  Polish  and  Russian  Quality  Papers.  In:  Skrzypczak  W.,  Fojt  T.  and  Wacewicz  S.  (eds.)  Exploring  Language  through  Contrast.  Newcastle  upon  Tyne:  Cambridge  Scholars  Publishing,  2012.  —  Pp.  268—287.
  15. Van  Dijk  T.A.  Critical  Discourse  Analysis.  In:  Deborah  Schiffrin,  Deborah  Tannen,  &  Heidi  E.  Hamilton  (Eds.)  The  Handbook  of  Discourse  Analysis.  Oxford:  Blackwell,  2001.  —  Pp.  352—371.
  16. Van  Dijk  T.A.  News  as  Discourse.  Hove  and  London:  Lawrence  Erlbaum,  1988.  —  200  p.
  17. Van  Dijk  T.A.  Prejudice  in  Discourse.  Amsterdam:  John  Benjamins,  1984.  —  173  p.
  18. Van  Leeuwen  T.  The  representation  of  social  actors.  In:  Texts  and  Practices:  Readings  in  Critical  Discourse  Analysis.  Carmen  Rosa  Caldas-Coulthard  and  Malcolm  Coulthard  (Eds.)  London:  Routledge,  2003.  —  Pp.  32—70.
  19. Wodak  R.  The  Genesis  of  Racist  Discourse  in  Austria  since  1989  //  Texts  and  Practices:  Readings  in  Critical  Discourse  Analysis.  Carmen  Rosa  Caldas-Coulthard  and  Malcolm  Coulthard  (Eds.)  London:  Routledge,  2003.  —  Pp.  107—128.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий