Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 марта 2012 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Изобразительное и декоративно- прикладное искусство и архитектура

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Левахина М.Ю. ТЕМА ЛЮБВИ В «БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ» ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ (ИЛЛЮСТРАЦИИ У. БЛЕЙКА И Г. ДОРЕ) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТЕМА ЛЮБВИ В «БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ» ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ (ИЛЛЮСТРАЦИИ У. БЛЕЙКА И Г. ДОРЕ)

Левахина Майя Юрьевна

магистрант Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых, г. Владимир

E-mail: maj5767@yandex.ru

Жарнова Валентина Ильинична

доцент кафедры истории и теории культуры Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых, г. Владимир

E-mail: vzharnova@gmail.com

 

«Божественная Комедия» для всех поколений стала дейст­вительно «божественной книгой»: в ней проявилось глубокое пости­жение автором человеческих мыслей и чувств. Это объясняется тем, что Данте отличался особым типом видения мира и человеческой души. Поэтому не случайно на протяжении многих столетий интерес к его личности и его творению не теряет своей актуальности.

Ряд исследователей считает, что Данте пишет «книгу памяти», в которую входят воспоминания автора, непосредственно связанные с Беатриче, предметом его воздыханий. По строкам из «Божественной Комедии» мы можем судить, насколько сильно к ней было чувство поэта:

В своих очах Любовь она хранит;

Блаженно все, на что она взирает;

Идет она — к ней всякий поспешает;

Приветит ли — в нем сердце задрожит. [3, Сонет XI]

Другие исследователи сравнивают любовь Данте с двумя стихиями — «огнем» и «льдом». «Любовь Данте трогательна в своей свежести и наивности, и вместе с тем, в ней чувствуется веяние сурового и внимательного к себе духа, рука художника, думающего сразу о многом, переживающего сложнейшие драмы сердца. Душа молодого Данте излучает особенное тепло и свет, всякий, кто вдохнул в себя аромат интенсивной и страстной любви, разлитой в «Божественной Комедии» не может остаться равнодушным» [2, с. 12].

Среди тех, кто не остался равнодушен к тексту «Комедии», стали художники. Среди них — Гюстав Доре и Уильям Блейк. Их трактовки порой шли вразрез с текстом, изображая те моменты, которых не было в «Комедии», но которые, возможно, предполагались автором. Нужно отдать должное их художественному мастерству, благодаря которому они  выступили творцами особой художественно-образной картины мира «Божественной комедии».

К работе над иллюстрированием поэмы Уильям Блейк приступил в 1825 году, незадолго до смерти. Полный цикл иллюстраций он пред­полагал сделать очень большим, но успел выполнить только часть акварельных эскизов и 7 гравюр. Рассмотрим некоторые из них. (Рис. 1).

 

Рисунок 1. У. Блейк (АД, Песнь V, Круг второй «Сладострастники»)

 

Образ любви передавался художником как нечто, разлитое в красочной стихии, а сила любви в его работе слилась с природным началом, рождающимся в самой гуще багрово-красного «течения» красок. Почему Уильям Блейк использует именно такой прием: изоб­ражения любви как стихии, стоящей выше воли самого человека? На этот вопрос мы можем ответить так: взаимодействие между персо­нажами поэмы, по мысли художника, подчинялось силе судьбы, на­много превосходящей человеческую волю и желания.

Достаточно посмотреть на другую работу (рис. 2), чтобы понять, насколько был глубоко прочтение художником произведения Данте. Мощь рождающейся человеческой плоти, равной по силе лишь ранним рельефам Микеланджело, передает художник в переплетении челове­ческих и змеиных тел. Это картина вечно длящегося грехопадения.

Рисунок 2. У. Блейк 
(АД, Круг седьмой, Песнь XXIV «Насильники над божеством»)

 

Анализируя рисунки Уильяма Блейка к поэме Данте, мы ясно видим, что мастеру удалось достичь высокого уровня самовыражения, удалось выйти за обычные условные рамки понимания любви. Необходимо отметить, что его иллюстрации к поэме явились настоя­щим вызовом к исходному тексту. Например, образ «темного леса», с точки зрения самого Данте, — это и аллегория обстоятельств жизни, и политическая ситуация в Италии того времени. У Блейка же образ леса раскрывает смысла бытия, а также личную жизненную драму.

Другой художник, Гюстав Доре, обладающий талантом гравера, умением высококлассно воспроизводить реальные формы и передавать динамику движения героев, смог наиболее точно воссоздать строки великого Данте. Его работам свойственны глубокий реализм и тонкая прорисовка отдельных деталей природы, одежд, лиц героев. Им была проведена колоссальная работа в воспроизведении сюжетной линии «Комедии».

Им были выполнены гравюры к каждой отдельной главе и даже порой к построчному сюжету. Их настолько много, что сложив их по порядку текстового содержания, перелистывая одну за другой иллюстра­цию, изображающую тот или иной сюжет (причем неотде­лимый от предыдущего), мы можем получить своего рода изображение в движении, то, что в современном кинематографе представлено кино­пленкой. Гюставу Доре было присуща совершенно другая манера изображения реального и вымышленного, обыденного и замысло­ватого. В его эмоцио­нально тонких работах — попытка показать идею истинной любви.

К «Раю», последней части поэмы, художником были выполнены работы, наделенные эффектом визуализации любовного чувства  (Рис. 3).

Рисунок 3. Г. Доре (Рай, Песнь XIX, Шестое небо «Справедливые»)

 

Это было не случайно сделано художником, так как сам Данте уже в третьей песне «Рая» пишет: «Как чистое, прозрачное стекло/ Иль ясных вод спокойное теченье,/ Где дно от глаз неглубоко ушло/ Нам возвращают наше отраженье,/ Столь бледным, что жемчужину скорей/ На белизне чела отыщет зренье,/ — Такой увидел я чреду теней,/ Беседы ждавших; тут я обманулся, / Иначе, чем влюбившийся в ручей» [3, «Рай», песня III].

В этой главе центральное место занимают парящие ангелы, несу­щие «божественный свет». Самих героев художник расположил на воздушно-белых облаках, что, в свою очередь, прочитывается зрите­лем как возвышенное любовное парение. Художник  использовал эле­менты яркого свечения в своих работах, а также попарного соединения фигур влюбленных (Рис. 4).

Рисунок 4. Г. Доре (Рай, песнь III, Первое небо «Нарушители обета»)

 

В одной из иллюстраций к поэме можно увидеть парящих ангелов, фигуры которых, в результате, напоминают очертания сердца (Рис. 5).

Рисунок 5. Г. Доре (Рай, Песнь XXI, Седьмое небо «Созерцатели»)

Изучая текст «Комедии», мы можем увидеть, насколько сильно в нем переплелись аллегория и мораль, мистика и любовь. Именно любовь, как важнейшая категория, организует текст произведения; слова, посвященные любви, нельзя вырвать из текста поэмы, они написаны автором под воздействием сильного чувства. «Божест­венность», представленная в поэме, заключает в себе «образ и подобие», в соответствии с которым сотворен человек и которые образуют его идеальную суть [1, с. 17].

Список литературы:

1.        Голенищев-Кутузов И. Н. Данте в советской культуре // Голенищев-Кутузов И. Н. Творчество Данте и мировая культура. — М., 1971.

2.        Голенищев-Кутузов И. Н. Жизнь замечательных людей. — М.: 1967.

3.        Данте А. Божественная Комедия. — М.: 1982.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий