Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 марта 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Германские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Петрянина О.В. ТЕМПОРАЛЬНАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ НАЧАЛЬНОГО И КОНЕЧНОГО ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДЕЛОВ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ТЕМПОРАЛЬНАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ НАЧАЛЬНОГО И КОНЕЧНОГО ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДЕЛОВ 
В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ

Петрянина Ольга Валерьевна

канд. филол. наук, Самарский государственный экономический университет, г. Самара

E-mail: Petryaninaolga@rambler.ru

 

Концепт времени, наряду с концептом пространство, является одним из основополагающих в системе знаний человека о мире, чем легко можно объяснить неугасающий интерес исследователей к проблемам репрезентации темпоральных концептов в языке и речи.

В отличие от пространства, время настолько абстрактно, что в объеме этого понятия нет некой конкретной или наглядной части, на которую сознание могло бы опереться в качестве прототипа. Время постигается человеком скорее интуитивно, чем посредством разума. Поэтому в концептуализации времени большую роль играют прост­ранственные характеристики объектов, которые выступают базовыми компонентами образования когнитивных структур, детерминирован­ных совокупностью необходимых обязательных знаний о мире.

При рассмотрении роли пространственных языковых средств в представлении временного концепта следует учитывать, что соотне­сенность временных и пространственных характеристик находит выражение не только в связи обозначаемых действий с лексическим значением глаголов, но и с локативными обстоятельствами.

Существуют различные варианты концептуализации времени в рамках пространственной модели. Будучи регулярным средством выражения фазовых значений в немецком языке, обстоятельства места могут быть представлены в виде четырех групп, которые по-разному участвуют в выражении фаз действия: 1) обстоятельства со значением длительности, 2) обстоятельства со значением внезапности, 3) обстоя­тельства со значением начала/конца действия, 4) обстоятельства со значением действия, завершенного в полном объеме.

Мы остановимся на описании локативных обстоятельственных конструкциях, имплицирующих начальный и конечный индексальный компонент концепта «время».

Способность концептов «начало» и «конец» представлять харак­теристики предельности в сфере временных отношений основана на двух базовых метафорах: «Время — это пространство», «Время — это движение, изменение/развитие, путь».

Исходя из того, что пространство трехмерно, а время обладает одним измерением — долготой, пространственный параметр длины можно условно перенести на течение времени. Расстояние между дву­мя моментами времени уподобляется кратчайшему расстоянию между двумя точками в пространстве — прямой. Время получает признак линейности. Линейность составляет тот общий параметр, который поз­воляет сопоставить темпоральные и пространственные отношения. Линия — это пространственная метафора времени [1, с. 6].

Именно с линейной моделью времени, которая включает в себя понятие временного порядка, т. е. языкового представления временной оси, репрезентируемой событиями, процессами, состояниями, обозна­чением моментов времени и интервала [2, с. 29], мы преимущественно сталкиваемся при исследовании концептов «начало» и «конец». В абстракции начало и конец воспринимаются как исчезающие мгновения — точки, но реальные начало и конец представляют собой фазы, периоды жизни. Таким образом, начало и конец могут пониматься: 1) как крайние точки интервала; 2) как прилегающие к этим точкам отрезки; 3) как та часть содержания ситуации, которая реализуется на этих отрезках [3, с. 69].

Поскольку признаки данных концептов репрезентируют такие сущности, которые воспринимаются, переживаются и осмысляются наблюдателем в пространственно-временном континууме, их актуализация происходит, в основном, в сфере пространственно-временных отношений. Человек часто переосмысляет абстрактные и событийные понятия в терминах пространства, наделяя их признаками, свойственными для материальных объектов.

Начало концептуализируется как некий первый пространст­венный предел или отправной пункт существования или движения чего-либо. Конец концептуализируется как некий последний прост­ранственный предел существования или движения чего-либо. Так, в предложении Der Weg von seiner Wohnung in Eimsbüttel bis zum Hauptgebäude der Universität hatte er wie betäubt zurückgelegt (6, с. 128) локативная предложно-падежная группа является импликантом временного промежутка — определенного пути с указанием отправной и конечной пространственных точек.

Итак, пространственные концепты как бы маркируют некий временной отрезок как начальный или конечный в соответствии с избираемой точкой отсчета, особенностями восприятия и движения, а также условиями речевой ситуации. В результате метафорического переосмысления данных концептов происходит индексирование начального и конечного пределов во времени.

Например, локативные сочетания с предлогами aus и von  в предложениях  Für eine Sekunde stand Färber schwankend wie ein Rohrdann griff er seine Taschedrehte sich um und ging wortlos aus dem Sitzungszimmer(Schwanitz, 46); Zum hundertsten Mal ging er von seinem Schreibtisch weg, überzeugte sichdass es immer noch Montag war … (4,  с. 124), репрезентирующие отношения между концептуальными пространственными сегментами, указывают на временную точку, огра­ничивающую временной отрезок, с маркированием исходной границы, от которой начинается действие или процесс, а, следовательно, и отсчёт времени. Особую значимость как специализированная вре­менная характеристика действия приобретает движение, совершаемое из пределов замкнутого пространства, с преодолением предшест­вующего состояния.

Начальный момент движения, отправной пункт может быть в немецком языке как эксплицирован, так и не эксплицирован. Экспли­кацию мы встречаем и в случае, если начало движения содержится непосредственно в семантике предиката. Однако необходимо заме­тить, что совмещение значений приступа к движению и процесса дви­жения свойственно не всем глаголам.

Пространственное положение объектов в предложениях Hanno Hackmann stürzte langsam und unaufhaltsam die drei Stufen der Bäckerei hinab und fiel krachend auf das Pflaster davor (Schwanitz, 223), Der Kleine warfsich auf den Boden und hämmerte mit den Fäusten [4, с. 118] можно рассматривать как отрезок времени по отношению к конечной точке горизонтального пространства, который необходимо достичь при движении, вплоть до соприкосновения с ней (с элементами динамики).

В этих примерах имплицируются директивные временные отрезки, т. е. с признаком финальной предельности (с обозначением конечного предела действия, где действие происходит до определен­ного момента, ограниченного локальным детерминантом). Следует особо подчеркнуть, что конечный пункт движения в немецком языке практически всегда эксплицирован, в отличие от начального пункта [5, с. 185].

Таким образом, когнитивно-прагматический подход к рассмотрению концептов с локативным содержанием подтверждает взаимодействие пространственных и временных категорий в языке.

Прагматика реализации временного концепта с семантикой «начало» и «конец» прослеживается на уровне имплицитного интегрирования временного компонента в структуру предложно-падежных конструкций пространственного значения. В семантической структуре таких единиц языка существует темпоральный компонент, который при особых условия концептуализации может отчетливо формировать в нашем сознании «мост» с тем определенным временным моментом (точкой), временным отрезком и т. д.

Удаленность/близость от места/объекта, выступающего в качестве начального или конечного предела, также имплицитно ука­зывает на наличие временной составляющей в значении слов с прост­ранственной семантикой. Иными словами, любое упоминание о рас­стоянии подразумевает протяженность, определенную направленность движения, а также время, которое может быть потрачено на его преодоление.

 

Список литературы:

1.        Арутюнова Н. Д. Время: модели и метафоры  / Н. Д. Арутюнова // Логический анализ языка. Язык и время: сб. науч. тр. — М.: Изд-во «Индрик», 1997. — С. 51—61.

2.        Бондарко А. В. Категория временного порядка и функции глагольных форм вида и времени в высказывании (на материале русского языка) / А. В. Бондарко // Межкатегориальные связи в грамматике. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 1996. — С. 6—21.

3.        Кустова Г. И. Семантические аспекты лексических функций (глаголы со значением ‘начаться’ / ‘кончиться’) / Г. И. Кустова // Логический анализ языка. Семантика начала и конца. — М.: Индрик, 2002. — С. 69—82.

4.        Böll H. Mein trauriges Gesicht. Бёль Г. Моё печальное лицо. Рассказы: сборник. — На нем. яз. – М.: ОАО Изд-во «Радуга», 2001. — 288 с.

5.        Breu W. Handlungsgrenzen als Grundlage der Verbklassifikation / W. Breu // Slavische Beiträge. Bd. 184. — München: Claudius Verlag, 1985. — S. 248.

6.        Schwanitz D. Der Campus. — Frankfurt am Main, Berlin, — Weimar: Der Goldmann Verlag, 1995. — 382(1) S.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий