Статья опубликована в рамках: III Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 сентября 2011 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Брылина Е.А. «РУССКАЯ ГРАММАТИКА» Г.В. ЛУДОЛЬФА — ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. III междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

«РУССКАЯ ГРАММАТИКА» Г.В. ЛУДОЛЬФА — ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ ГРАММАТИКА РУССКОГО ЯЗЫКА

Брылина Елена Александровна

преподаватель УрФу, г. Екатеринбург

Практический интерес к живым иностранным языкам, в частности к русскому, возник «в эпоху Средневековья в особой социальной прослойке — среде купцов — профессионалов, занимающихся внешней торговлей, «гостьбой», так именовали на Руси эту сферу деятельности [2, с. 14]. Сфера дипломатического общения предполагала хорошее знание языка партнера. Следовательно, преодоление языкового барьера было возможно только благодаря «профессиональным толмачам (специально подготовленным молодым купцам и дипломатам» [2, с. 15].

Первые грамматики русского языка, созданные русским автором, появились в 1730-1731 гг. (грамматика В.Е. Адодурова); но были и более ранние русские грамматики, написанные иностранцами для тех европейцев, которые посещали Россию и имели необходимость читать и говорить по-русски.

Первой грамматикой такого рода стала «Русская грамматика» Г.В.Лудольфа (1655-1712), написанная по-латыни, изданная в Англии (Henrici Wilhelmi Ludolfi Grammatica russica.Oxford 1696); затем перепечатанная в Германии, а также частично переведенная на французский и английский языки [4, c. 20]. Эта книга является ценным источником по истории русского языка и разговорной речи Московской Руси второй половины XVII века.

Генрих Вильгельм Лудольф родился в Германии, получил хорошее образование; кроме родного немецкого языка хорошо знал английский, латынь, а также древне- и новогреческий.

Г.В. Лудольфу всегда хотелось путешествовать, посещать малоизвестные края, знакомиться с их обычаями и изучать их языки [6, c. 89]. Россия стала первой страной такого рода.

Нетрудно также заметить доброжелательное отношение Луфольфа к России. В предисловии к книге, обращаясь к князю Борису Алексеевичу Голицыну (дядьке Петра I) , Г.В. Лудольф благодарит его за «оказание помощи и защиты иноземцам, прибывающим в славную Русскую Империю» [7, c. 515].

В предисловии он также подчеркивает необходимость «составления начального руководства по Русскому языку… т.к. это дело никем еще не испытанное, — послужит к общей пользе». [7, с. 517]. Автор грамматики упоминает тот факт, что в «России есть не одно издание Славянской грамматики, но для иностранцев она мало пригодна. Она написана главным образом для Русских, изучающих Славянский язык…» [7, c. 519].

Г.В. Лудольф указывает на необходимость знания славянского языка для русских, т.е. проводит четкую грань между русским и церковнославянским языком. Он пишет: «Чем более ученым кто-нибудь хочет казаться, тем больше примешивает он славянских выражений к своей речи», но «в домашних и интимных беседах, нельзя никому обойтись средствами одного славянского языка» [7, c. 520]. Обратим внимание, что в своей работе грамматист отдает предпочтение именно русскому языку. Эта книга должна была послужить на пользу тем, «кто хочет научиться разговорному русскому языку» [7, c. 522].

Все предисловие к грамматике пронизано идеей «культивирования собственного (русского) языка», «печатания некоторых вещей и на народном наречии» [7, c. 524].

Среда общения Г.В. Лудольфа многообразна. Среди них сам Петр, Патриарх, в основном — представители господствующего класса. Поэтому его Грамматика построена преимущественно на их речи. По подбору фраз можно определенно сказать, для кого, прежде всего, предназначалась грамматика немецкого филолога. Это «многочисленные торговые люди, привозившие свои товары в Россию — голландцы, англичане, немцы, австрийцы» [6, c. 93]. Именно они больше всего нуждались во владении разговорным языком.

Об огромной роли знания языков пишет Г.В. Лудольф в обращении к «благосклонному читателю», где автор подмечает, что «…знание языков должно быть почитаемо, так как священное писание относит его к числу даров Святого Духа. Если человек в отличие от других тварей удостоен способностью мышления и выражения своих мыслей, то не должно пренебрегать этим даром… и презирать тех, кто способен делать это на многих языках …» [7, с. 526].

В центре внимания книги — язык, но исходя из самого названия, несложно заключить, что в ней изложены «… не только главные основы русского языка и руководство по славянской грамматике», а «образцы обычной разговорной речи с переводом на латинский и немецкий. Огромная ценность этой книги — наличие в качестве приложения краткого словаря природоведения. Меньше половины основного текста занимает краткая оригинальная и чрезвычайно ценная грамматика русского языка. Большая часть книги, наиболее увлекательная для всякого читателя — отводится бытовым диалогам о питье, о хозяйственных делах между слугою и хозяином, о путешествии и один диалог о служении Богу (Г.В. Лудольф был религиозным человеком).

В начале грамматики немецкий писатель приводит несколько замечаний о различии «Русского наречия и Славянского языка» и предпринимает попытку сопоставления гласных русского и славянского языка [7, с. 530].

В краткой I главе, озаглавленной «О буквах, произношении и орфографии» содержатся некоторые фонетические сведения. В ней перечислены буквы славянского алфавита с их названиями, их звуковое значение поясняется через буквы латинского алфавита, иногда со ссылками на чтение в других языках: з — «z французское и английское», x — «немецкое ch» [7, c. 533]. Г.В. Лудольф отмечает типичные ошибки немцев: неразличение звонких и глухих в парах ж — ш, з — с, б — п, д –т, приводит пары на /ы –i/ — пытать — питать, но очень часто ошибается при необходимости различить твердые и мягкие согласные: пишет «свадбу», «милост» и т.п. [7, c. 537]. Кроме того, Лудольф отмечает важность правильной постановки ударения, приводя пару мука–мука (с разницей в ударении на первом и втором слоге соответственно).

В I главе немецкий филолог обращает наше внимание на то, что произношение, фонетические нюансы языка «можно усвоить только по живому произношению» и «изучить ударение можно скорее на практике, чем по каким — нибудь правилам» [7, c. 541]. Этим фонетические сведения и ограничиваются. В конце I главы приводится список сокращений, наиболее употребительных в рукописях и печати.

Таким образом, эта грамматика характеризовала тот уровень описания звуков иностранного языка, который был обычен в конце XVII–начале XVIII в.. Грамматика немца Вильгельма Лудольфа не была известна в России на протяжении долгого времени, и следовательно, не могла повлиять на последующие фонетические описания (первый перевод грамматики Г.В. Лудольфа был выполнен Б.А. Лариным в 1937 году).

Во II главе «Об именах» полиглот Г.В. Лудольф пишет о трудностях склонения, подмечает, «что падежи различаются между собой окончаниями, как в латинском и греческом языке» т.е. проводится мысль о родстве данной группы языков. Эта идея получает свое развитие в «Русской грамматике» (1762-1766) другого немецкого лингвиста А.Л. Шлецера.

Г.В. Лудольф пишет о наличии единственного, двойственного и множественного числа в славянском языке; без включения грамматических образцов, чтобы «не увеличивать без необходимости трудностей начального изучения»; выделяет 4 склонения; пятое склонение относит к имени прилагательному [7, c. 550]. В заключение главы он указывает, что «Русские пользуются уменьшительными именами не только тогда, когда хотят ласково обратиться к кому — нибудь, но из учтивости они подписывают свои имена в письмах в уменьшительной форме…» [7, c. 553]. Такого рода комментариями изобилует вся «Грамматика» Г.В. Лудольфа.

III глава посвящена местоимениям. Автор рассматривает склонения личных местоимений, выделяет разряды притяжательных и указательных местоимений и приводит очередной комментарий: «В разговорном просторечии чаще употребляется местоимение emou…», тем самым определяя разговорную практическую направленность всего руководства.

В IV главе «О глаголе» он представляет деление глаголов на простые и производные. «Из производных чаще всего употребляются многократные, ими пользуются всегда для указания на действие неопределенное, как например, обманывать — многократный глагол от обманить», — пишет Лудольф [7, с. 556]. Он отмечал важную роль глагольных приставок с определенным значением. Для примера приставка — вы в сложении с глаголами означает ex(из), приставка –воз означает (вверх).Заслуга В.Г. Лудольфа состоит в том, что он установил единое сослагательное наклонение, образуемое присоединением частицы бы( в отличие от М. Смотрицкого, писавшего о «молительном» и «повелительном наклонениях». Г.В. Лудольф предлагал только три времени (настоящее, прошедшее и будущее) вместо шести времен у М. Смотрицкого (настоящее, преходящее, прешедшее, мимошедшее, непредельное, будущее). Немецкий филолог Г.В. Лудольф выделил группу безличных глаголов.

В V главе дается перечень существовавших наречий с их делением на наречия времени, места, качества и количества. VI и VII главы посвящены предлогам (с указанием управления нужным падежом) и приведением списка известных союзов.

Во II части грамматики Г.В. Лудольфа в диалогах представлен «параллельный текст, переводящий грамматику на латинский и немецкий язык» [7, c. 603]. Дошедшая до наших дней грамматика соотносится с задачей, стоявшей перед языкознанием «позволить иностранцам воспринимать русскую языковую ситуацию, ориентироваться в книжной и некнижной речи» [1, с. 191].

К заслугам Г.В. Лудольфа необходимо отнести и владение русским алфавитом, другие иностранцы пользовались латиницей со всякими диакритиками. Уже «эта транслитерация повышала точность передачи русского произношения во всех случаях, когда оно было правильно усвоено, когда слово или фраза были полностью услышаны» [5, c. 173].

В Англии, Германии и Франции книга Г.В. Лудольфа была оценена по — достоинству (издание ее Оксфордской Академией, переводы на французский и английский язык отдельных ее частей). В Россию попало немало экземпляров этой книги, но здесь она не была понятна и признана. Книгу Г.В. Лудольфа можно по-прежнему называть «первой научной грамматикой русского языка» [4, c. 7]. Только в конце XIX века происходит отход от поверхностных и пренебрежительных суждений о Грамматике В.Г. Лудольфа. Профессор К.С. Булич высоко оценил труд Лудольфа, который явился, по его словам, «первым ученым, отличавшим великорусский язык от церковонославянского и обратившим внимание на их разницу в написанной им первой грамматике живого великорусского языка» [3, c. 93]. К.С. Булич отмечал, что Лудольф первый противопоставил русский язык церковнославянскому, «первый признал самостоятельность русского языка и провел это разграничение через всю грамматику» [3, c. 94].

Следует отметить практический характер руководства, т.к. В.Г. Лудольф передавал слова буквами, обозначающими те звуки, которые слышались в произношении.

Благодаря этому труду многие западные европейцы познакомились с русскими реалиями, русской жизнью вообще. Лудольф, посетив Россию, оказавшись в русской языковой среде по приезду в Англию записал свои собственные наблюдения, проникнутые уважением к русским и их языку.

 

Список литературы:

  1. Бабаева Е.Э., Запольская Н.Н. Языковой континуум Петровской эпохи: обзор грамматических трактатов первой четверти XVIII в. // Исследования по славянскому историческому языкознанию. — М.: Изд-во МГУ, 1993. — 207 с.
  2. Бондаренко А.Ю. Формирование практического направления в обучении русскому языку как иностранному (XVI–первой половины XX века): автореф.дис… канд. педагогич.наук. 2007. — 25 с.
  3. Булич К.С. Церковнославянские элементы в современном литературном и народном русском языке // Записки историко — филологического факультета С.- Петербургского университета. — СПб., 1893. — Ч. 32. — 230 с.
  4. Ларин Б.А. О Генрихе Лудольфе и его книге // Предисловие и вступит. статья к изданию «Грамматики» Лудольфа. — Л.,1937. — 40 с.
  5. Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание. — М.,1977. — С. 163-175.
  6. Литвинов С.В. «Русская грамматика» Генриха Вильгельма Лудольфа // Русская речь. — 2004. — №5. — С. 88-94.
  7. Лудольф Г.В. Русская грамматика. Пер. с лат. // В кн. Ларин Б.А. Три иностранных источника по разговорной речи Московской Руси XVI — XVII веков.- СПб: Изд-во Петербур. универс., 2002. — С. 511-658.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий