Статья опубликована в рамках: XXXIV Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 13 ноября 2013 г.)

Наука: Психология

Секция: Психология телесности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Тищенко Е.О. АНДРОГИННАЯ ТЕЛЕСНОСТЬ В ВОСПРИЯТИИ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(34). Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

АНДРОГИННАЯ  ТЕЛЕСНОСТЬ  В  ВОСПРИЯТИИ  СОВРЕМЕННЫХ  РОССИЯН

Тищенко  Екатерина  Олеговна

старший  преподаватель  кафедры  иностранных  языков  Ростовского  Государственного  медицинского  университета,  г.  Ростов-на-Дону

E-mail: 

 

ANDROGENIC  BEGINNIG  IN  THE  PERCEPTION  OF  MODERN  RUSSIAN

Tishchenko  Ekaterina

Senior  teacher  of  foreign  language  Chair  of  Rostov  State  Medical  University

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  рассмотрены  проблемы  бытия  человека  в  современном  мире,  где  одно  из  ведущих  мест  занимает  изучение  его  двойственной,  андрогинной  природы.  Проведен  анализ  понятий  «андрогин»,  «андрогинность»,  «андрогиния»  и  их  влияние  на  развитие,  становление  и  адаптацию  личности.  Проанализированы  различные  концепции  андрогинизма  в  начале  ХХ  века,  схема  половой  дифференцировки  Дж.  Мани  и  модели  становления  бисексуальности.  Высказана  гипотеза,  что  одной  из  перспектив  социокультурного  развития  российского  общества,  является  повышение  толерантности  государства  и  общества  к  развитию  личностной  идентичности  человека  в  аспекте  его  половой  определенности.

ABSTRACT

The  problems  of  human  being  in  the  modern  world  where  one  of  the  leading  places  takes  studying  its  duality,  androgenic  nature  are  considered  in  this  article.  The  analysis  of  concepts  "androgen",  "androgenity",  "androgyny"  and  their  influence  on  the  development,  formation  and  adaptation  of  the  person  is  carried  out.  Various  concepts  of  androgenism  in  the  beginning  of  XX-th  century  have  been  analysed,  as  well  as  the  scheme  of  a  sexual  differentiation  by  G.  Many  and  models  of  bisexuality  formation.  The  hypothesis  is  stated  that  one  of  the  sociocultural  development  trend  of  Russian  society  is  tolerance  increase  of  the  state  and  society  towards  the  development  of  personal  identity  of  a  person  in  the  aspect  of  his  sexual  distinctness.

 

Ключевые  слова:  андрогин;  андрогиния;  коллективное  бессознательное;  пол;  гендер;  гегемонная  маскулинность;  феминниность;  фенотипический  пол;  бисексуальность;  личностная  идентичность;  интроекты;  толерантность.

Key  words:  androgen;  androgyny;  collective  unconsciousness;  sex;  a  gender;  hegemony  masculinity;  feministic;  phene  sex;  bisexuality;  personal  identity;  introject;  tolerance.

 

Изучение  двойственной,  андрогинной,  «мужеженской»  природы  человека,  имеет  давние  традиции.  Данной  проблеме  посвящаются  философско-культурологические  исследования,  от  первой  философской  концепции  бытия  (ХУ11—ХУ111    в.),  до  философской  антропологии,  возникшей  в  1-ой  половине  ХХ  в.,  претендующей  на  теоретическое  осмысление  и  истолкование  современного  знания  о  человеке,  на  достижение  нового  философского  понимания  природы  человека  (прагматизм,  глубинная  психология,  структурализм).  Проблема  развития  и  становления  личности,  ее  адаптации  и  гармоничные  проявления,  как  в  субъективно-психологических,  так  и  в  объективно-реальных  сферах  духовного  опыта  всегда  занимало  великие  умы.  Рассмотрение  этого  актуальнейшего  вопроса  -  смысла  человеческого  бытия  —  является  центральным  источником  построения  философских,  психологических  и  религиозных  концепций  познания  мира.

На  стыке  философии  и  практической  психологии  выделилось  особое  направление  —  аналитическая  психология,  основоположником  которого  стал  Карл  Густав  Юнг.  В  своей  концепции  о  «коллективном  бессознательном»  он  выделяет  три  взаимодействующих  составляющих  в  структуре  личности,  имеющих  ряд  архетипичных  символов,  с  особым  выделением  архетипа  Самости,  представленным  в  сознании  архетипичным  образом  андрогина,  как  символ  единения  противоположных  начал  в  единый  и  целостный  образ  совершенного  человека  [9].

Понятие  «андрогиния»  это  креативная  встреча  мужского  и  женского,  что  является  результатом  слияния  мужской  и  женской  субстанции  в  процессе  самоорганизации  систем  различного  уровня  во  Вселенной.  Концепцию  психологической  андрогинии  проанализировала  Сандра  Бэм,  которая  объясняет  как  наличие,  так  и  отсутствие  различий  между  полами.  С.  Бэм  представила  андрогинию  как  баланс  между  этими  двумя  категориями.  Она  выделила  3  типа  людей  с  различной  гендерной  идентичностью.  По  ее  мнению  наличие  феминных  черт  у  женщин  и  маскулинных  у  мужчин  предполагает  совмещение  этих  характеристик  в  одном  интегрированном  типе,  объединившем  в  себе  все  лучшие  качества  противоположных  полов  —  андрогине.  При  этом  андрогинный  тип  казался  ей  наиболее  привлекательным,  потому  что,  по  ее  мнению,  андрогинные  личности  обладают  гибким  поведением  (могут  легко  подстраиваться  под  ситуацию),  имеют  высокую  самооценку,  отличаются  творческими  наклонностями  и  наиболее  психологически  благополучны  [2].

Понятия  «андрогин»,  «андрогинность»,  «андрогиния»  философы  традиционно  используют  при  обращении  к  проблемам  метафизики  пола,  мифологического  и  религиозного  знания.  Категории  «андрогин»  и  производным  от  нее,  как  правило,  придается  символическое,  трансцендентное  значение:  андрогин  как  носитель  истинной  природы  человека  (Платон),  андрогинность  для  Н.  Бердяева  —  «сквозная  тема  всех  размышлений  о  Свободе  и  Творчестве».  В  концепции  В.  Соловьева  это  отражение  божественной  любви  как  слияние  мужского  и  женского  начал.  Христианский  мистицизм  в  решении  этой  проблемы  представлен  трудами  Я.  Бёме,  которые  оказали  мощное  влияние  на  немецких  романтиков  Фейербаха,  Гегеля,  Ф.  Энгельса  и  отечественных  мыслителей.  В  XIX  в.  андрогинизм  привлек  внимание  А.  Шопенгауэра  и  Ф.  Ницше.

По  меткому  замечанию  И.С.  Кона  и  Л.В.  Жарова  «каждый  человек  является  в  известной  степени  андрогином  (его  поведение  бисексуально)»  [2].

Как  говорил  сам  Юнг,  «в  коллективном  бессознательном  находится  все  духовное  наследие  человеческой  эволюции,  возродившееся  в  структуре  мозга  каждого  индивидуума»  [9].  Аналитическая  психология  Юнга  описывает  личность  как  результат  взаимодействия  устремленности  в  будущее  и  врожденной  предрасположенности,  а  также  придает  значение  интеграции  противоположных  психических  сил  для  поддержания  психического  здоровья. 

Сегодня  проблема  биполярности  и  целостности  мужского  и  женского,  психологическое  пространство  двойственности  и  единства  имеет  огромный  интерес  в  жизни  и  сознании  россиян.  Во  2-ой  половине  ХХ  в.  классик  современной  сексологии  Альфред  Кинзи  создал  семибалльную  шкалу  гомо/гетеросексуального  поведения.  По  итогам  опроса  20  000  мужчин  и  женщин,  были  получены  следующие  данные  сексуального  поведения  людей:

0  —  полностью  гетеросексуальны  (прим.  25  %  людей);

1  —  гетеросексуальны,  но  с  неясными  гомосексальными  наклонностями  (ок.  25  %);

П  —  более  гетеросексуальны,  но  со  случайными  гомосексуальными  контактами(ок.  25  %);

Ш  —  одинаково  гомосексуальны  и  гетеросексуальны  (полностью  бисексуальны)  (ок.10  %);

1У  —  гомосексуальны,  но  с  выраженными  гетеросексуальными  наклонностями  (ок.  5  %);

У  —  более  гомосексуальны,  но  со  случайными  гетеросексуальными  контактами  (ок.  5  %)%

У1  —  полностью  гомосексуальны  —  (ок.  5  %)  [1,  с.  173—174].

За  последнее  время,  наряду  с  изменением  приведенных  показателей  постоянным  остается  тот  факт,  что  все  чаще  создателями  современной  партнерской  или  супружеской  семьи  являются  люди  с  разной  сексуальной  направленностью. 

Важнейшей  ценностью  цивилизованного  человека,  как  известно,  выступает  свобода  личности  в  ее  различных  проявлениях.  Свободная  любовь  и  последствия  сексуальной  революции  в  странах  запада  считается  сегодня  свершившимся  фактом.  Наряду  с  доминирующей  гетеросексуальной  моделью  там  признана  и  другая  —  гомосексуальная.  Но  все  так  же  тернист  третий  путь  —  тот,  что  прокладывают  себе  бисексуалы,  защищая  свое  право  не  делать  выбора,  право  любить  мужчин  и  женщин  одинаково  —  в  разные  периоды  или  одновременно.  «В  нашем  обществе  бисексуальность  зачастую  воспринимают  только  как  развращенность,  жажду  эксперимента  там,  где  это  совсем  не  нужно.  Многие  не  готовы  отказаться  от  бинарной  логики,  которая  предполагает,  что  между  гомо-  и  гетеросексуальностью  нет  ничего  другого»  —  по  мнению  И.  Кона.  Кроме  того,  всё  более  и  более  получает  развитие  концепция  пансексуальности  с  преодолением  всех  границ  пола  и  гендера.

В  начале  ХХ  века  Фрейд  сформулировал  концепцию  «психической  бисексуальности»,  то  есть  «представление  о  том,  что  у  каждого  пола  проявляются  некоторые  черты,  характерные  для  пола  противоположного».  Он  считал,  что  в  каждом  из  нас  есть  мужское  и  женское  начало,  и  относил  эти  понятия  к  одним  из  самых  запутанных  [10].  В  свою  очередь  Е.  Каган  отмечал,  что  в  мужском  и  женском  организмах  вырабатываются  как  мужские,  так  и  женские  половые  гормоны,  по  количеству  которых  определяется  маскулинность  или  фемининость.  Поэтому  не  все  в  человеке  может  быть  описано  категориями:  «мужское»  или  «женское»,  что  особенно  очевидно  в  связи  с  концепцией  унификации  пола.  Не  лишено  оснований  мнение  С.  Ушакина  о  знаково-символической  основе  самоиндентификации  человека,  в  которой  воспроизводятся  общепризнанные  дискурсивные  нормы  [8,  с.  7—39]. 

Большой  интерес,  на  наш  взгляд  представляет  схема  процесса  половой  дифференцировки,  выдвинутый  Дж.  Мани  в  70-е  годы  ХХ  века,  согласно  которой  «нет  двух  путей,  а  есть  одна  дорога  со  множеством  развилок,  где  каждый  может  повернуть  в  «мужском»  или  «женском»  направлении.  Человек  становится  мужчиной  или  женщиной  постепенно».  Согласно  «принципу  Адама»  или  «мужской  дополнительности»,  сформулированному  Дж.  Мани  половая  дифференцировка  организма  первоначально  автоматически  идет  по  женскому  типу,  т.  к.  природа  поначалу  заботится  о  создании  самки.  Для  создания  самца  всегда  нужно  что-то  «добавить».  На  одной  стадии  развития  это  андрогены,  под  влиянием  которых  начинается  половая  дифференцировка  мозга  зародыша,  на  другом  —  давление  сверстников,  побуждающее  мальчиков  «дефеминизироваться»,  освобождаться  от  первоначального  материнского  влияния  и  женственных  черт  характера.  Поскольку  эти  дополнительные  усилия  нередко  запаздывают  или  оказываются  недостаточными,  в  развитии  мужского  начала,  включая  и  сексуальность,  то  часто  происходит  девиация  [2].

Становление  бисексуальности  проходит  несколько  этапов.  В  работе  Л.В.  Жарова  «Бисексуальная  революция»  выделены  три  основные  модели:

Модель  Вудмана  и  Ленны  —  ориентирована  на  изучение  внутреннего  мира  личности,  состоит  из  четырех  стадий,  после  прохождениии  которых  человек  «интегрирует  гомосексуальность  в  свою  структуру  личности  и  больше  не  пытается  от  нее  защищаться»;

Модель  Касса  —  основана  на  двух  представлениях  о  постепенном  формировании  нашей  сексуальной  идентичности  и  изменении  поведения  под  воздействием  социума.  В  этой  модели  человек  проходит  шесть  стадий  формирования  гомосексуальной  идентичности  и  на  последней  стадии  человек  осознает,  что  «деление  на  ваших  и  наших  теряет  смысл,  теряется  привязанность  к  анатомическому  полу» 

Модель  Колемана  —  включает  пять  стадий,  состоящих  из  процессов  обнаружения.  На  последней  стадии  интеграции  идентичности  «интимные  отношения  становятся  открытыми.  Этот  процесс  протекает  в  течение  всей  жизни»  [1,  с.  155—158].

Психосексуальное  развитие  —  сложный  биосоциальный  процесс,  в  котором  «природные»  и  «социальные»  факторы  переплетаются,  их  нельзя  понять  друг  без  друга.  Любое  нарушение  последовательности  или  сроков  критических  периодов  половой  дифференцировки  может  роковым  образом  отразиться  на  будущем  сексуальном  поведении  и  самосознании  человека.  При  этом  мужчина  является  особенно  ранимым,  потенциально  слабым  партнером.

В  нашем  обществе  понятие  «феминизм»  носит  отрицательные  характер,  хотя  без  феминизма  невозможно  представить  культуру  XX  века.  Наряду  с  этим,  И.Н.  Кон  рассматривает  гегемонную  маскулинность  как  социокультурный  нормативный  канон,  на  который  ориентируются  мужчины  и  мальчики.  У  некоторых  социально  и  этнически  маргинализованных  групп  гегемонная  маскулинность  выражается  в  протестной  маскулинности,  которая  стремится  к  возрождению  «истинно-мужского  начала»  и  противопоставляется  «феминизированной»,  «интеллектуализированной»  и  «гомосексуализированной»  западной  цивилизации  [4,  с.  102].  В  XXI  же  веке  происходит,  с  одной  стороны,  маскулинизация  женщин,  с  другой  —  феминизация  мужчин,  т.е.  ослабление  поляризации  мужского  и  женского.

Психика  здорового  человека  имеет  целостную  структуру:  слитность  инстинктивного  и  разумного,  телесного  и  одухотворенного.  Интеграция  личности  в  действии  —  это  задача,  которая  стоит  перед  человеком  в  течение  всей  его  жизни.  И  порой  бывает  так,  что  человек  не  чувствует  то,  что  он  ожидает  и  вытесняя  собственные  эмоции,  теряет  собственное  «Я»,  веру  в  себя,  свою  аутентичность,  что  ведет  к  бессилию,  пустоте,  отсутствию  смысла  жизни.  А  что  это  значит  быть  самим  собой?  Первым  и  основным  условием  аутентичности  является  осознание  или  открытость  опыту  внутреннему  и  внешнему,  или  чувствительность  к  самому  себе,  способность  слушать  себя  [5,  с.  79—94].

Например,  Р.  Мэй,  описывая  здоровую,  полноценно  функционирующую  личность,  использует  следующие  понятия:  духовность  как  необусловленность  природы  человека  бытийным  пространством  его  существования;  свобода  личности  как  возможность  реализации  своего  «Я»,  построения  своих  собственных  «личностных  моделей»;  индивидуальность  как  возможность  быть  самим  собой  и  принимать  себя;  социальная  интегрированность  как  способность  к  адаптации,  приспособлению  к  обществу,  жизни  в  этом  мире  и  взаимодействию  с  ним  без  потери  своей  индивидуальности.  Но  мы  плохо  настроены  на  волну  собственного  бытия,  мешают  «помехи»  разного  рода  и  то,  что  нам  внушали  с  детства  вместе  с  понятиями  «нельзя»,  «недопустимо»,  «непринято»  и  т.  д.,  одним  словом  —  интроекты  [7,  с.  25—28].

Человеку  дана  только  одна  жизнь,  и  она  должна  быть  интересной,  плодотворной,  насыщенной  и  долгой.  В  своих  работах  Л.В.  Жаров  рассматривает  жизнь  и  судьбу  человека  в  трех  компонентах  «гены,  общество,  судьба».  И  тогда  результаты  многочисленных  исследований  по  гендерным  проблемам  выносят  на  обсуждение  введение  нового  понятия  «фенотипический  пол,  отражающего  сплав  генетического  (биологического)  и  гендерного  (психологического)  пола  [3,  с.  8].  А  для  этого  надо  выйти  на  высший  уровень  отношений  с  самим  собой. 

Использование  идеи  целостности  в  психологическом  исследовании  возможно  в  различных  аспектах.  Можно  назвать  немалое  количество  публикаций,  посвященных  психологическим  аспектам  бисексуального  поведения  (работы  Э.  Берна,  А.  Лоуэна,  С.  Фанти,  К.  Хорни,  Д.  Аккермана,  Ф.  Зимбардо  и  т.  д.). 

Прежде  всего,  исследование  определяется  познанием  того,  что  объект  исследования  —  целостный  и  к  нему  применимы  понятия  целостности  и  гармоничности.  Результат  многочисленных  исследований  показывает,  что  целостную  (холистическую)  личность  характеризуют  не  маскулинность  или  фемининность,  а  андрогиния,  т.  е.  «интеграция  женского  эмоционально-экспрессивного  стиля  с  мужским  инструментальным  стилем  деятельности,  свобода  телесных  экспрессий  и  предпочтений  жесткого  диктата  половых  ролей».  Как  отмечают  великие  философы  публицисты  В.  Соловьев  и  Н.  Бердяев  «Это  путь  восстановления  утраченного  единства  человеческой  телесности».

Так  как  мы  социальные  существа  стереотипы  поведения  необходимы,  но  ведь  общественная  мораль  динамична.  Одна  из  главных  тенденций  современности  заключается  в  том,  что  бисексуальность  становится  не  просто  «стереотипом  поведения  многих  людей  в  жизни,  материалом  искусства;  одной  из  технологий  конструирования  телесности  человека»  [9].

Широко  известны  идеи  философа  Г.  Зиммеля,  что  «вся  наша  цивилизация  —  маскулинная  цивилизация.  Государство,  закон,  мораль,  религия  и  наука  —  все  это  творение  мужчин».  Когда  речь  идет  об  андрогинности  полоролевые  ограничения  неуместны,  ведь  гендерная  идентичность  человека  —  это  отождествление  индивида  по  внутренним  ощущениям:  мужчины,  женщины  и  т.  д.  (например,  бигендерность  —  совмещающий  мужской  и  женский  гендер,  агендерность  —  без  гендера  и  остальной  карнавал  человеческих  различий.  )

Россия  с  полувековым  отставанием  от  Запада  из-за  специфики  национального  кода  и  кризисным  положением  идет  своим  очень  сложным  путем.  В  обществе  и  власти  заметен  рост  гомофобских  настроений,  декларация  сексуального  суверенитета  страны.  Уровень  терпимости  российского  общества  по  отношению  к  людям  нетрадиционной  ориентации  и  транссексуалам  с  2004  году  существенно  не  изменился.  В  СМИ  России  активно  обсуждалась  возможность  расширения  прав  гомосексуалов.  Это  с  одной  стороны,  способствует  более  терпимому  восприятию  проблем  сексуальных  меньшинств  в  обществе,  а  с  другой  —  делает  гласными  звучащие  в  дискуссиях  высказывания,  направленные  на  ограничение  прав  и  свобод  гомосексуалов,  или  оскорбляющие  людей  нетрадиционной  сексуальности.  Все  вышесказанное  приводит  к  тому,  что  общество  чувствует  растерянность  и  страх  перед  сложностью  кризисного  состояния  в  развитии  личностной  идентичности  человека  в  триаде:  природа-социум-культура.

В  нашем  взаимозависимом  мире  вопросы  секса,  гендера,  расы  и  терпимости  являются  уже  не  делом  этики  и  идентичности,  а  вопросом  социально-политического  статуса  и  выживания  страны.

 

Список  литературы:

1.Жаров  Л.В.  Бисексуальная  революция.  Ростов-н/Д.:  Феникс,  2003.  —  288  с.

2.Жаров  Л.В.  Андрогинная  идентичность  русского  человека:  реалии  и  раздумья.  Ростов-н/Д.:  СКНЦВШ  ЮФУ  АПСН,  2010.  —  52  с.

3.Ильин  Е.П.  Пол  и  гендер.  СПб.:  Питер,  2010.  —  688  с.

4.Кон  И.С.  Гегемонная  маскулинность  как  фактор  мужского  (не)  здоровья  //  Социология:  теория,  методы,  маркетинг.  Научно-теоретический  журнал.  2008.  №  4.

5.Международный  русскоязычный  журнал  по  экзистенциальному  праксису.  Экзистенциальная  традиция:  философия,  психология,  психотерапия  2/2009  (15). 

6.Мэй  Р.  Искусство  психологического  консультирования.  М.:  Класс,  1994.  —  144  с.

7.Спиваковская  А.  Мхитарян  А.  9  Диалогов  о  психологии  в  повседневной  жизни  M.:  «Айрис-Пресс»,  2003.  —  128  с.

8.Ушакин  С.А.  «Человек  рода  он».  В  сб.  «О  муже  (N)  ственности».  Сб.  статей  М.:  Новая  литературное  обозрение,  2002.  —  720  с.

9.Юнг  К.  Аналитическая  психология.  СПб.:  МАРТИС,  1994.  —  132  с.

10.Фрейд  З.  Очерки  по  психологии  сексуальности.  М.:  1990.  —  166  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий