Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXIII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 октября 2013 г.)

Наука: Психология

Секция: Юридическая психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Евстафеева Е.А. ЛИЧНОСТНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОСОЗНАНИЯ СУБЪЕКТА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXIII междунар. науч.-практ. конф. № 10(34). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ЛИЧНОСТНЫЕ  ПРЕДПОСЫЛКИ  ФОРМИРОВАНИЯ  ПРАВОСОЗНАНИЯ  СУБЪЕКТА

Евстафеева  Евгения  Александровна

аспирант  кафедры  психологии,  ФГБОУ  ВПО  «Челябинский  государственный  университет»,  г.  Челябинск

E-mail: 

 

PERSONAL  PRECONDITIONS  OF  A  SUBJECT’S  SENSE  OF  JUSTICE  FORMATION

Evgenia  Evstafeeva

postgraduate  of  Psychology  Department,  FSBEI  HPE  Chelyabinsk  State  University,  Chelyabinsk

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  теоретическому  анализу  личностных  предпосылок  формирования  правосознания  субъекта  в  рамках  психолого-правового  подхода.  Предполагается,  что  личностная  беспомощность  как  характеристика  субъекта,  оказывает  влияние  на  способ  согласования  системы  внутренних  условий  с  правовой  действительностью,  на  координацию  возможностей  и  ограничений  личности  по  отношению  к  целям,  задачам  правового  характера.  Правосознание  субъекта  с  личностной  беспомощностью  имеет  свои  особенности,  отличающие  его  от  правосознания  субъекта  с  самостоятельностью.

ABSTRACT

The  article  is  devoted  to  the  desktop  analysis  of  personal  preconditions  of  a  subject’s  sense  of  justice  formation  in  terms  of  psychological  and  legal  approach.  It  is  estimated  that  personal  helplessness  as  a  subject’s  characteristic  influences  on  the  way  of  harmonizing  the  internal  environment  system  with  legal  reality  as  well  as  on  person’s  opportunities  and  restrictions  coordination  in  relation  to  goals  and  objectives  of  legal  nature.  Subject’s  sense  of  justice  along  with  personal  helplessness  has  particular  peculiarities  that  make  it  different  from  subject’s  sense  of  justice  with  self-dependence. 

 

Ключевые  слова:  правосознание;  субъект;  субъектность;  личностная  беспомощность;  самостоятельность.

Keywords:  sense  of  justice;  subject;  subjectivity;  personal  helplessness;  self-dependence. 

 

Исследование  выполнено  при  финансовой  поддержке  Министерства  науки  и  образования  Российской  Федерации  в  рамках  Федеральной  целевой  программы  «Научные  и  научно-педагогические  кадры  инновационной  России»  на  2009—2013  годы  (ГК  №  14.132.21.1057).

 

Социально-экономические,  политические  изменения  в  современном  российском  обществе  являются  предпосылками  создания  реального  правового  государства,  построение  которого  немыслимо  вне  контекста  формирования  правосознания  населения. 

В  рамках  психолого-правового  подхода  правосознание  рассматривается  как  сфера  сознания,  включающая  совокупность  знаний,  умений,  ценностных  ориентаций,  чувств  по  отношению  к  правовой  действительности,  правовых  установок,  регулирующих  правовое  поведение  личности.  Это  источник  правовой  активности  человека  и  внутренний  регулятор  юридически  значимого  поведения  (А.Р.  Ратинов)  (А.Р.  Ратинов)  [4]. 

Актуальным  для  современной  юридической  психологии  остается  вопрос  о  формировании  правосознания  личности.  Многие  ученые  соглашаются  с  тем,  что  основы  правосознания  закладываются  в  социальном  процессе  —  правовой  социализации  (О.А.  Гулевич,  Е.О.  Голынчик,  А.Р.  Ратинов,  Л.А.  Ясюкова,  E.S.  Сohn,  J.L.  Tapp,  S.O.  White  и  др.).

В  процессе  взросления  человек,  включаясь  в  более  сложные  виды  деятельности,  коммуникации,  обогащает  и  развивает  правовую  сферу  сознания.  В  этот  период  влияние  на  правовую  социализацию  оказывают  социальные  учреждения,  в  которые  включена  личность  (школа,  колледж,  высшая  школа,  организации  досуга,  трудовые  коллективы  и  др.).  Важную  роль  в  правовой  социализации  играют  нормы  права,  органы  правоохраны,  досудебные  правоохранительные  органы,  органы  правовой  ресоциализации,  специализированные  формы  правовой  пропаганды  (А.Р.  Ратинов).

В  процессе  интериоризации  нормативная  система  становится  устойчивой  от  внешних  воздействий,  независимой,  самостоятельной  от  давления  внешних  факторов.  В  данном  процессе  большую  роль  приобретают  факторы  внутренней  детерминации  поведения.  А.Р.  Ратинов  отмечает  в  качестве  внешних  факторов  детерминации  нормы,  правила,  санкции,  которые  оказывают  определенное  воздействие  на  правовое  сознание  личности,  регулируя  ее  поведение,  а  внутренние  факторы  —  это  сформированная  индивидуальная  ценностно-нормативная  модель  личности,  которая  выражается  в  собственной  правовой  концепции,  нормах  и  стандартах  поведения  [4]. 

Существуют  и  другие  подходы  к  пониманию  развития  правового  сознания,  где  отмечается  его  связь  с  индивидуальными  особенностями  человека  (О.А.  Гулевич,  Е.О.  Голынчик,  Ф.  Левин,  Дж.  Тапп).  В  результате  эмпирических  исследований  делаются  выводы  о  том,  что  на  развитие  правосознания  оказывает  влияние  ответственность  за  принятие  новой  социально-правовой  роли,  а  также  изменение  рамок  восприятия  правовой  информации  и  ситуации  (О.А.  Гулевич,  Е.О.  Голынчик)  [2;  3].  Такой  опыт  принятия  правовых  решений  приводит  к  развитию  самостоятельности  субъекта  в  юридически  значимых  ситуациях. 

Как  отмечает  Л.А.  Ясюкова,  процесс  оптимизации  формирования  правосознания  личности  зависит  от  ряда  психологических  факторов  (развитый  интеллект,  общая  практическая  направленность,  развитые  деловые  качества,  самостоятельность,  независимость,  широта  социальных  контактов).  Естественно,  противоположные  качества  (инфантилизм,  беспомощность,  понимание  информации  без  критического  осмысления)  только  препятствуют  развитию  правосознания  [8]. 

Таким  образом,  правосознание  формируется  в  процессе  правовой  социализации  в  соотношении  с  комплексом  личностных  свойств,  которые  в  процессе  индивидуального  развития  наполняются  тем  или  иным  содержанием  и  являются  внутренними  условиями  развития  правосознания.  Под  влиянием  внутренних  условий,  через  которые  действуют  внешние  факторы,  формируется  отношение  личности  к  общественным  ценностям  и  сторонам  действительности,  правовым  нормам  и  институтам,  к  самому  себе  и  своим  обязанностям,  к  окружающим  людям  и  т.  д.  В  итоге,  складывается  правосознание.

Правосознание  современной  российской  личности  характеризуется  неразвитостью  (А.Н.  Славская,  2012),  которая  определяется  многими  причинами,  в  том  числе  потерей  субъектности  (К.А.  Абульханова,  М.И.  Воловикова).  Человек  теряет  способность  к  организации  собственной  жизни,  регуляции  объективно  существующих  обстоятельств,  выработке  своих  способов  решения  возникающих  противоречий.  Так  исторически  сложилось,  что  обращение  к  правовому  регулированию  для  многих  российских  граждан  зачастую  связано  с  трагическими  обстоятельствами.  Субъектом  права  личность  становится  тогда,  когда  принимает  закон  как  ценность.  В  этом  случае,  опасности  утраты  субъектности  содействуют  нарушения  законности  представителями  правоохранительных  структур,  что  вызывает  психотравмирующие  переживания  и  отчуждение  юридической  сферы  от  граждан.  Отсутствие  возможности  причинам  управлять  юридически  значимыми  ситуациями  в  итоге  приводит  к  накоплению  у  субъекта  негативного  правового  опыта.  Тема  правопорядка,  качества  функционирования  правовых  систем,  призванных  охранять  и  защищать  права  и  свободы  граждан,  вызывает  осознание  личностью  бессилия  в  защите  своих  прав  (М.И.  Воловикова,  А.Н.  Славская)  [1;  5]. 

Негативный  правовой  опыт  в  совокупности  с  новыми  травмирующими  переживаниями,  подталкивает  к  возникновению  у  человека  состояния  беспомощности,  которое  проявляется  значительно  чаще  у  людей,  имеющих  к  нему  внутренние  предпосылки  (пессимистический  атрибутивный  стиль,  высокую  тревожность,  низкую  самооценку,  внешний  локус  контроля  и  др.).  Указанные  внутренние  предпосылки  беспомощности,  по  сути,  являются  совокупностью  устойчивых  характеристик,  обозначенной  в  отечественной  психологии  как  личностная  беспомощность  (Д.А.  Циринг)  [7]. 

Опираясь  на  идеи  А.В.  Брушлинского  о  субъекте,  личностная  беспомощность  рассматривается,  с  одной  стороны,  как  совокупность  определенных  личностных  особенностей,  характеризующих  личность,  с  другой  стороны,  как  системный  феномен,  «который  не  сводится  к  сумме  составляющих  его  частей,  а  приобретает  новое  качество  более  высокого  уровня,  представляет  собой  характеристику  такого  способа  самоорганизации  личности,  такого  способа  согласования  внешних  и  внутренних  условий  осуществления  деятельности  во  времени,  который  координируя  психические  процессы,  состояния,  свойства,  а  также  способности,  возможности  и  ограничения  личности  по  отношению  к  объективным  и  субъективным  целям,  притязаниям  и  задачам  деятельности,  определяет  низкий  уровень  субъектности»  [6,  с.  18].

В  рамках  концепции  личностной  беспомощности  Д.  А.  Циринг  под  субъектностью  понимается  «способность  человека  преобразовывать  действительность,  а  также  собственную  жизнедеятельность,  управлять  своей  деятельностью,  преодолевать  трудности,  быть  автором  своего  жизненного  пути»  [7,  с.  178].  Принимая  положения  эволюционного  подхода  к  пониманию  развития  субъекта,  личностная  беспомощность  и  противоположная  ей  характеристика  —  самостоятельность  соотносятся  на  континууме  с  разными  уровнями  субъектности.  То  есть  личностная  беспомощность  является  проявлением  низкого  уровня  субъектности,  а  самостоятельность  —  высокого,  то  есть  способности  человека  преобразовывать  действительность  и  собственную  жизнедеятельность  [7]. 

Личностная  беспомощность  регулирует  восприятие,  отношение  к  действительности,  поведение  и  деятельность  субъекта  так,  что  он  остается  в  жестких  рамках  данного  ему  бытия.  Субъект  сталкивается  с  неподконтрольностью  окружающей  действительности,  возникающей  как  в  силу  объективных  причин,  так  и  субъективных.  Самостоятельный  субъект,  в  отличие  от  беспомощного,  использует  широкий  диапазон  активности,  преобразует  бытие,  становясь  автором  своей  жизни  [7]. 

Таким  образом,  личностная  беспомощность  как  характеристика  субъекта,  оказывает  влияние  на  способ  согласования  системы  внутренних  условий  с  правовой  действительностью,  на  координацию  возможностей  и  ограничений  личности  по  отношению  к  целям,  задачам  правового  характера.

Субъект  с  личностной  беспомощностью,  в  соответствии  с  особенностями  этого  феномена  ограничен  во  взаимодействии  с  миром,  что  приводит  в  итоге  к  его  низкой  активности  и  как  следствие  к  недостаточному  опыту  самостоятельного  решения  правовых  проблем.  Такая  личность  ориентирована  на  ожидание  помощи  со  стороны  государства,  начальства,  родных  и  близких  людей.  Личностная  беспомощность  в  правосознании  проявляется  пассивностью,  безынициативностью,  отсутствием  желания  личности  прикладывать  собственные  усилия  для  решения  правовых  проблем. 

Самостоятельность  как  характеристика  высокого  уровня  субъектности  и  обуславливающая  успешность  в  деятельности,  во  взаимоотношениях,  поведении  является  качеством,  способствующим  развитию  правосознания.  На  развитие  именно  этого  качества  человека  должны  быть  направлены  общественные  и  индивидуальные  усилия,  которые  приведут  к  формированию  и  укреплению  правового  сознания.  Самостоятельность  должна  стать  психологическим  способом  реализации  деятельности,  взаимоотношений,  поведения  субъекта  в  соответствии  с  правом. 

В  результате  теоретического  анализа  имеющейся  литературы  по  изучаемой  проблеме,  мы  приходим  к  предположению  о  том,  что  правосознание  субъекта  с  личностной  беспомощностью  может  иметь  свои  особенности  и  отлично  от  правосознания  субъекта  с  признаками  самостоятельности. 

Правосознание  субъекта  с  личностной  беспомощностью  характеризуется  недостаточной  сформированностью  и  специфическим  содержанием  на  уровне  всех  структурных  компонентов.  Когнитивный  компонент  правосознания  отличается  низкой  познавательной  активностью,  отсутствием  интереса  к  правовым  явлениям,  недостаточными  юридическими  знаниями.  Когнитивно-эмоциональный  компонент  правосознания,  несущий  оценочную  функцию,  отличается  безразличным  отношением  к  существующей  правовой  политике  государства,  отрицанием  эффективности  и  справедливости  правового  регулирования,  негативным  эмоциональным  отношением  к  праву,  пессимистическими  оценками  профессионально  значимых  качеств  сотрудников  правоохранительных  органов.  Когнитивно-эмоционально  волевой  компонент  правосознания  субъекта  с  личностной  беспомощностью  отличается  пассивностью,  безынициативностью  в  реализации  правовых  норм,  несамостоятельностью  в  решении  вопросов  правового  характера.  В  результате,  субъект  с  личностной  беспомощностью  недостаточно  психологически  подготовлен  к  действиям  в  юридически  значимой  ситуации.

Изучение  правосознания  субъекта  в  контексте  личностной  беспомощности  дает  возможность  более  эвристично  взглянуть  на  проблему,  выяснить  внутренние  условия  развития  правосознания  и  возможности  его  профилактики.

 

Список  литературы

1.Воловикова  М.И.  Нравственно-правовые  представления  в  российском  менталитете  //  Психологический  журнал.  —  2004.  —  №  5.  —  С.  16—24.

2.Гулевич  О.А.  Поведение  в  правовой  сфере  и  социальные  установки  (на  примере  участия  в  работе  коллегии  присяжных)  //  Психология.  Журнал  Высшей  школы  экономики.  —  2004.  —  №  3.  —  С.  129—136. 

3.Гулевич  О.А.  Структура  правосознания  и  поведение  в  правовой  сфере  [Электронный  ресурс]  //  Психологические  исследования:  электрон.  науч.  журн.,  —  2009.  —  №  5(7).  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://psystudy.ru

4.Ратинов  А.Р.,  Ефремова  Г.Х.  Правовая  психология  и  преступное  поведение:  теория  и  методол.  исслед.  Красноярск:  Изд-во  Краснояр.  ун-та,  1988.  —  253  с.

5.Славская  А.Н.  Правовое  сознание  личности  в  условиях  современной  российской  действительности  //  Развитие  психологии  в  системе  комплексного  человекознания:  сб.  науч.  тр.  М.:  Институт  психологии  РАН,  2012.

6.Циринг  Д.А.  Психология  личностной  беспомощности:  автореф.  дисс.  ...  д-ра.  психол.  наук:  19.00.01.  Томск,  2010.  —  42  с. 

7.Циринг  Д.А.  Психология  личностной  беспомощности:  исследование  уровней  субъектности.  М.:  Академия,  2010.  —  410  с.

8.Ясюкова  Л.А.  Правосознание:  диагностика  и  закономерности  развития  //  Прикладная  психология.  —  2000.  —  №  4.  —  С.  1—13.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий