Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 21 августа 2013 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Толерантность: история и современность

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Жесткова Н.А., Крмоян Г.Г. НАПРАВЛЕННОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXI междунар. науч.-практ. конф. № 31. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

НАПРАВЛЕННОЕ  ИНФОРМАЦИОННОЕ  ВОЗДЕЙСТВИЕ  КАК  ФАКТОР  ФОРМИРОВАНИЯ  ЭТНИЧЕСКОЙ  ТОЛЕРАНТНОСТИ  СТУДЕНЧЕСКОЙ  МОЛОДЕЖИ

Жесткова  Наталья  Александровна

канд.  псих.  наук,  доцент  Поволжского  государственного  университета  телекоммуникаций  и  информатики,  г.  Самара

E-mailnata_g74@mail.ru

Крмоян  Гаянэ  Гагиковна

студент  5  курса  факультета  информационных  систем  и  технологий  Поволжского  государственного  университета  телекоммуникаций  и

информатики,  г.  Самара

E-mailggayanchikkk@yandex.ru

 

THE  DIRECTED  INFORMATION  INFLUENCE  AS  FACTOR  OF  FORMATION  OF  ETHNIC  TOLERANCE  STUDENT'S  YOUTH

Zhestkova  Natalia  Aleksandrovna

candidate  of  psychological  sciences,  associate  professor

of  Volga  region  state  university  of  telecommunications  and  informatics,  Samara

Krmoyan  Gayane  Gagikovna

student  of  the  5th  course  of  faculty  of  information  systems  and  technologies  of  Volga  region  state  university  of  telecommunications  and  information  scientists,

Samara

 

АННОТАЦИЯ

Рассматривается  проблема  факторов  развития  ксенофобии  в  среде  студенческой  молодежи.  В  данной  статье  представлены  результаты  эмпирического  исследования  влияния  информации  интолерантного  содержания  на  отношение  студентов  к  различным  этническим  группам.  В  ходе  опроса  было  установлено,  что  в  наибольшей  степени  влиянию  материалов  СМИ  с  негативной  оценкой  представителей  определенных  этнических  групп  подвержены  молодые  люди  с  неустойчивыми  толерантными  убеждениями. 

ABSTRACT

The  problem  of  factors  of  development  of  xenophobia  in  the  environment  of  student's  youth  is  considered.  Results  of  empirical  research  of  influence  of  information  of  the  intolerantny  contents  are  presented  in  this  article  on  the  relation  of  students  to  various  ethnic  groups.  During  poll  it  was  established  that  most  with  a  negative  assessment  of  representatives  of  certain  ethnic  groups  young  people  with  unstable  tolerant  belief  are  subject  to  influence  of  materials  mass  media.

 

Ключевые  слова:  этническая  толерантность,  студенческая  молодежь. 

Keywords:  ethnic  tolerance,  student's  youth.

 

Одной  из  характеристик  современной  общественной  жизни  является  неуклонное  расширение  межэтнических  контактов.  Взаимодействию  и  взаимозависимости  этносов  способствуют  рост  мобильности  населения  и  совершенствование  средств  массовой  информации.  Поэтому  межэтнические  отношения  стали  важнейшим  элементом  социальной  и  политической  реальности.

Понятие  толерантности  объемно  и  многопланово.  Можно  говорить  о  политической  толерантности  как  о  терпимости  властей  к  инакомыслию  и  об  этнической  толерантности,  проявляющейся  в  мирном  сосуществовании  различных  этнических  групп.  Можно  говорить  о  толерантности  как  о  норме  повседневности  общения  [1]. 

Если  принять  во  внимание  результаты  исследований  американских  антропологов  [3;  4],  то  в  толерантности  можно  увидеть  особую  самостоятельную  культурную  ценность.  Так,  в  одних  культурах  уживчивость,  стремление  любым  способом  избежать  открытого  конфликта,  неагрессивное  поведение  поощряется,  воспитывается,  считается  главной  добродетелью  и  знаком  высокой  мудрости.  В  других  обществах,  напротив,  то  же  самое  расценивается  как  признак  малодушия,  трусости,  личностной  несостоятельности.  Но  во  всем  многообразии  своих  проявлений  толерантность  выступает  как  готовность  общества  терпимо  относиться  к  чему-либо  отличному  от  него  самого  и  признавать  право  на  существование  иных  людей  и  иных  образов  жизни.

«Толерантность-интолерантность»  оказывается  одновременно  и  «мерилом»  человеческих  отношений,  и  универсальным  историческим  параметром,  который  в  равной  степени  подходит  и  для  исследования  повседневности  с  ее  стереотипами  восприятия  и  предрассудками,  и  для  анализа  разного  рода  конфликтов,  войн,  геноцидов,  погромов.  Толерантность  может  выступить  как  критерий  открытости  общества  контактам  с  иными  культурными  мирами,  как  признак  готовности  к  восприятию  инноваций  и  к  преобразованиям,  а  следовательно,  и  как  признак  жизнеспособности  самой  социокультурной  системы.

Толерантность  как  фактор  устойчивости  системы,  который  может  быть  рассмотрен  как  ценность,  установка  и  личностное  качество,  играет  немаловажную  роль  в  предупреждении  межэтнических  конфликтных  ситуаций,  в  которых  личность  может  оказаться  в  тот  или  иной  момент. 

Одним  из  значимых  факторов,  который  должен  способствовать  формированию  и  утверждению  в  обществе  идей  толерантности,  равенства  граждан  и  народов,  считаются  СМИ.  Основными  формами  существования  этнической  информации  в  прессе  являются  сообщение  фактов;  создание  и  распространение  этнических  образов  и  стереотипов,  как  позитивных,  так  и  негативных;  конструирование  этнических  идей;  толерантная  или  конфликтная  мифология  о  прошлом,  настоящем  и  будущем  этноса. 

Тематика  этнических  публикаций  разнообразна.  Одна  из  самых  болезненных  тем  —  это  тема  иноэтничных  мигрантов.  Как  известно,  иноэтничные  мигранты  массами  переселяются  в  разные  регионы  России  преимущественно  из  Кавказского  региона  и  регионов  Центральной  Азии.  И  на  протяжении  многих  лет,  несмотря  на  традиционно  лояльное  отношение  россиян  к  приезжим,  через  многие  информационные  каналы  в  массовое  сознание  транслируется  идея  опасности  миграционных  процессов  для  коренных  жителей  российских  регионов. 

В  момент  кризиса  советской  системы  в  1988—1989  гг.  социологи  [2]  фиксировали  самый  низкий  уровень  ксенофобии  среди  российского  населения  в  целом.  На  фоне  национально-этнической  консолидации  в  союзных  республиках  и  усиления  там  враждебности  к  представителям  «нетитульных»  национальностей,  в  том  числе  к  русским,  в  России  положение  было  самым  спокойным.  По  сравнению  с  данными  европейских  опросов  показатели  ксенофобии  в  России  были  заметно  более  низкими,  существенно  меньше,  чем  в  Европе  в  целом  —  примерно  такими,  как  в  ФРГ,  но  намного  ниже,  чем  в  Австрии,  Польше,  Венгрии.  И  только  когда  начались  реформы,  когда  пошли  реальные  изменения,  когда  возник  экономический  кризис  и  произошел  институциональный  распад  советской  системы,  ксенофобия  начала  очень  быстро  расти.  К  середине  90-х  годов  потребность  в  слепом  самоутверждении  стала  очевидной,  и  именно  тогда  социологи  впервые  «засекли»  рост  значимости  лозунга  «Россия  для  русских».  Это  была  реакция  на  кризис,  на  нестабильность,  неопределенность.  Поддержка  этого  лозунга  достигла  максимума  (до  66  %).

Этническая  ксенофобия  развивается  вопреки  реальным  потребностям  российского  общества.  В  изменившейся  социальной  ситуации  человек  стремится  выработать  в  себе  и  принять  такие  ценности,  жизненные  ориентиры,  которые  позволили  бы  ему  найти  свое  место  в  различных  системах  взаимодействия  и  самоопределиться.  Молодежь  всегда  наиболее  чутко  реагирует  на  все  изменения,  причем  ее  ценностные  ориентации  отличаются  неустойчивостью  и  подвержены  воздействию  случайных  факторов.  В  условиях  высокого  уровня  ксенофобии  в  обществе  происходит  переоценка  ценностей,  и  не  в  пользу  толерантных  ориентиров,  что  вызывает  необратимые  потери  в  социальном  развитии  молодежи.

Итак,  молодежь  в  наибольшей  степени  подвержена  направленному  информационному  воздействию,  так  как  обладает  максимальным  ресурсом  для  убеждения.

Социально-нравственное  отношение  личности  к  этничности  своей  общности  опосредуется  реальным  ее  бытием  в  процессе  постоянного  соотношения  своих  жизненных  позиций,  установок,  ценностей  с  требованиями  и  нормами  той  этнической  общности,  к  которой  личность  себя  причисляет.  Тем  самым  этническое  самосознание  выражается  в  осознании  своей  этнической  общности  (этнических  признаков)  по  принципу  «мы»-«они»,  реализующему  осоз­нание  специфичности  и  других  этнических  образований.  Отражение  этничности  на  основе  данного  механизма  происходит  посредством  социально-нормативного  отношения  к  ней  через  осознанность  критериев  нравственной  оценки.  Значит,  психологическими  условиями  актуализации  этнического  самосознания  являются,  во-первых,  осознание  своего  этноса  через  представление  о  других  этнических  образованиях  («мы»-«они»),  во-вторых,  социально-нормативное  отношение  к  этничности  этих  образований.

Мы  предложили  студентам  выразить  свое  отношение  к  различным  этническим  группам  —  населению  республик  бывшего  СССР.  Респондентам  предлагалось  ответить  на  вопрос:  «Как  Вы  чаще  всего  относитесь  к  людям  других  национальностей?»

Необходимо  было  выбрать  из  предложенных  вариантов  тот,  который  соответствует  отношению  респондента:  позитивные  ответы  («с  симпатией,  с  интересом»,  «в  целом  отношусь  положительно»,  «с  полным  доверием»);  нейтральные  ответы  («спокойно,  как  к  людям  любых  других  национальностей»);  негативные  ответы  («в  целом  отрицательно»,  «со  страхом,  недоверием»,  «с  раздражением,  неприязнью»).

При  обработке  данных  ответы  переводились  в  баллы  по  шкале:  «1»  —  в  целом  отрицательно;  «2»  —  со  страхом,  недоверием;  «3»  —  раздражением,  неприязнью;  «4»  —  спокойно,  как  к  людям  любых  других  национальностей;  «5»  —  с  симпатией,  с  интересом;  «6»  —  в  целом  отношусь  положительно;  «7»  —  с  полным  доверием.

С  целью  исследования  изменения  отношения  к  представителям  различных  этнических  групп  под  влиянием  интолерантной  информации  мы  разделили  экспериментальную  выборку  на  две  подгруппы:  экспериментальную  и  контрольную.  В  каждой  группе  в  равной  доле  были  представлены  студенты  с  негативным,  нейтральным  и  позитивным  отношением  к  людям  других  национальностей.

В  экспериментальной  группе  испытуемые  просматривали  иллюстрированный  «Справочник  трудового  мигранта»,  который  был  размещен  на  сайте  программы  правительства  Санкт-Петербурга  «Толерантность»  осенью  2012  года.  На  пятидесяти  страницах  «Справочника  трудового  мигранта»  содержатся  полезные  советы  приезжим,  начиная  с  первых  минут,  как  они  пересекли  границу.  «Мы  рады  приветствовать  вас  в  Северной  столице  России!»  и  «Добро  пожаловать  в  Санкт-Петербург»,  —  приветствуют  мигрантов  на  первых  страницах  справочника.  Но  приезжие  изображены  в  виде  рабочих  инструментов  –  метлы,  шпателя,  малярной  кисти.  А  жители  Петербурга  сохранили  облик  людей.  «Справочник»  вышел  на  четырех  языках:  киргизском,  русском,  таджикском  и  узбекском.  Как  утверждалось  на  сайте  «Толерантности»,  брошюра  была  выпущена  в  рамках  проекта  «Восток-Запад»  общественной  организации  «Взгляд  в  будущее»  при  финансовой  поддержке  «Датской  церковной  помощи  в  Центральной  Азии».

Сравнительный  анализ  результатов  замера  отношения  респондентов  к  представителям  не  своей  национальности  в  экспериментальной  группе  до  и  после  демонстрации  «Справочника»  выявил  тенденцию  усиления  первоначальных  показателей.  Так,  было  установлено,  что  средний  балл  негативных  оценок  некоторых  этнических  групп  (узбеки,  казахи,  грузины,  азербайджанцы,  молдаване,  киргизы,  таджики,  армяне,  туркмены)  изменился  в  сторону  усиления  негативизма.  Вместе  с  этим  средний  балл  и  позитивных  оценок  изменился  в  сторону  их  усиления  после  знакомства  респондентов  со  «Справочником  трудового  мигранта».  Подробный  анализ  выявленных  тенденций  с  позиции  динамики  индивидуальных  показателей  членов  экспериментальной  группы  показал,  что  в  ходе  эксперимента  наблюдалось  не  изменение  отношения  респондентов  к  представителям  других  этносов,  а  усиление  отношения,  сформировавшегося  к  началу  эксперимента.

Таким  образом,  можно  отметить,  что  знакомство  респондентов  в  ходе  эксперимента  с  информацией  интолерантного  содержания  привело  к  усилению  их  отношения  (позитивного  или  негативного)  к  некоторым  этническим  группам,  сложившегося  еще  до  эксперимента.

Особый  интерес  представляют  респонденты  с  нейтральным  отношением  к  людям  другой  национальности.  Их  можно  рассматривать  как  группу  «колеблющихся».  Именно  эта  категория  наиболее  подвержена  влиянию  прессы.

В  связи  с  этим  мы  выделили  респондентов,  которые  проявили  нейтральное  отношение  к  другим  этническим  группам  до  экспериментального  воздействия,  и  сравнили  с  их  данными  после  прочтения  «Справочника  трудового  мигранта».

В  целом  по  выборке  до  экспериментального  воздействия  мы  выделили  53  человека  с  нейтральным  отношением  к  людям  других  национальностей.  Из  них  27  человек  вошли  в  экспериментальную  группу  и  по  условию  эксперимента  прочитывали  «Справочник»,  а  26  человек  —  в  контрольную  и  информационному  воздействию  не  подвергались.  Статистическая  оценка  достоверности  различий  исследуемых  показателей  у  респондентов  экспериментальной  и  контрольной  групп  по  завершении  эксперимента  показала:  доля  респондентов  экспериментальной  группы,  продемонстрировавших  после  прочтения  негативное  отношение  к  представителям  других  этносов,  значимо  больше,  чем  доля  респондентов  контрольной  группы,  у  которых  не  наблюдалась  данная  динамика.  Различия  в  динамике  увеличения  количества  респондентов  с  негативным  отношением  в  экспериментальной  и  контрольной  группах  статистически  значимы  по  критерию  φ*—  угловое  преобразование  Фишера  при  р  ≤  0,01.  Эти  данные  подтверждают  вывод  о  том,  что  информация  интолерантного  содержания  оказывает  влияние  на  аудиторию  с  неустойчивыми  убеждениями  и  может  способствовать  развитию  ксенофобии  в  среде  студенческой  молодежи.

Для  толерантного  человека  быть  терпимым  —  позиция,  норма  жизни.  Осознание  значимости  толерантных  моделей  поведения,  межличностного  общения,  фрагментов  жизни  и  жизни  в  целом  —  все  это  черты,  признаки  толерантного  человека,  и  современный  массовый  коммуникационный  процесс  должен  принимать  их  в  качестве  базовой  стратегии  СМИ.  Проектируя  и  реализуя  процессы  массовой  коммуникации,  нужно  иметь  в  виду  общую  закономерность:  формирование  толерантного  сознания  способствует  становлению  толерантной  культуры  (объективированные  смыслы),  а  та,  в  свою  очередь,  —  становлению  толерантной  личности  (личностные  смыслы).

Искусство  журналиста  заключается  в  том,  чтобы  актуализировать  те  смысловые  структуры  сознания  читателей,  содержанием  которых  были  бы  установки  если  не  на  принятие  позиции  «инакомыслящих»,  то,  по  крайней  мере,  на  желание  постичь  их  смыслы.  Толерантный  компонент  поликультурного  коммуникационного  пространства  является  значимым  фактором  межэтнической  стабильности  в  стране.

 

Список  литературы:

1.Асмолов  А.Г.,  Солдатова  Г.У.,  Шайгерова  Л.А.  О  смыслах  понятия  «толерантность»  //  Век  толерантности.  Научно-публицистический  вестник.  М.:  Изд-во  Моск.  ун-та,  2001.  —  С.  19—26.

2.Липский  А.  Фоторобот  российского  обывателя  //  Новая  газета.  —  №  63(1381)  —  28.08—31.08.2008.  —  С.  16—17.

3.Мид  М.  Горные  арапеши  //  Культура  и  мир.  М.:  Наука,  1988.  —  412  с.

4.Эйбл-Эйбесфельд  И.  Поведение  детей:  культуры  народов  ко-сан,  янома-ми,  химба  и  эйпо  //  Культуры.  —  1982.  —  №  4.  —  с.  5—29.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий