Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 26 декабря 2012 г.)

Наука: Психология

Секция: Социальная психология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
СЕМЕЙНЫЙ НАРРАТИВ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXIII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

СЕМЕЙНЫЙ НАРРАТИВ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

Литвинова Ольга Владимировна

канд. психол. наук, доцент Восточноукраинского национального университета имени Владимира Даля,

 г. Луганск

Е-mail: Litvinova1992@gmail.com

 

Проблема преемственности поколений является одной из актуальных проблем современности. Ее содержание и острота определяются конкретными историческими условиями. В период трансформационных изменений, которые происходят в современной Украине и России, характер преемственности изменяется, происходит ослабление традиционных связей между старшим и младшим поколениями. Ситуация обостряется еще и тем, что на сложные внутренние процессы перехода от одной социальной системы к другой накладывают отпечаток трансформационные изменения, которые происходят в мире, например, переход от индустриального к информационному обществу и т. д.

Семейная система — это открытая система, которая находится в постоянном взаимном обмене информацией с окружающим пространством. Поэтому все, что происходит в более широкой социальной системе, непосредственно влияет на функциони­рование семьи.

Сегодня старшее поколение, фундаментальные ценности которого закладывались в советские часы, испытывает глубокие противоречия, которые связаны с необходимостью объединения моральных принципов, усвоенных во времена СССР с новой рыночной моралью. В связи с этим механизм формирования преемственности поколений претерпевает значительных изменений.

Процесс перестройки базовых социальных институтов и новой социальной дифференциации сопровождается изменениями общественного сознания. В условиях модели стихийной социализации молодое поколение не всегда может объективно оценить духовное наследие, которое должно быть передано ему старшим поколением. Непосредственным элементом классического представления про преемственность является представление о том, что пожилой человек — это транслятор накопленного ценного опыта всего рода. Социальная позиция старшего поколения как хранителей и трансляторов опыта еще недавно не подвергалась сомнению, но в последнее время ряд крупных антропологов и социологов стали делать акцент на изменении этой ситуации. Маргарет Мид предложила разделение на три типа культур: постфигуративная (дети учатся у стариков), конфигуративная (дети учатся друг у друга) и префигуративная (взрослые учатся у детей). Маргарет Мид делает акцент на том, что современные индустриальные и постиндустри­альные культуры относятся к конфигуративным и очень быстро продвигаются в сторону префигуративного типа, для сохранения которого люди пожилого возраста с их опытом принципиальной роли не играют [1].

Психологические аспекты преемственности поколений рассмат­ривались в работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина, Н.В. Талызиной как результат усвоения общественного опыта, социально-культурных норм в процессе социализации, воспитания, обучения. Преемственность поколений происходит в результате усвоения коллективного опыта предыдущих поколений, что представлено в теории «коллективного бессознательного» К.Г. Юнга. Леопольд Зонди делает акцент та том, что родовое наследование происходит на уровне глубоких бессознательных структур путем усвоения родового жизненного стиля, профессио­нальных традиций, интересов, ценностных ориентаций и желаний, жизненных правил рода, семейных тайн, родовых легенд [5].

Франсуаза Дольто, Николя Абрахам, Иван Бузормени-Надь ставят проблему трансгенерационной передачи семейных конфликтов, тайн, выбора профессии и т. д. Программирование жизненных сценариев, экспектаций, установок родителей и прародителей; усвоение вербальных и невербальных родительских посланий на психологическом уровне отмечается в работах Э. Берна, Н. Пезешкиана [3]. Анн Шутценбергер был предложен метод трансгенерационной психогенеалогической концептуальной терапии, один из инструментов которой — геносоциограмма, позволяющая распутать сложный клубок семейных историй, выявить связи между поколениями и прервать нить неосознанных повторения, дать возможность человеку осознать личное предназначение и использовать свой шанс в жизни [7].

Усвоение и воспроизводство опыта предыдущих поколений невозможно без активности самого субъекта, как отмечал еще А.Н. Леонтьев. Таким образом, сфера взаимоотношений между поколениями в современной обществе является достаточно сложной для анализа, требующей комплексного междисциплинарного подхода. Данную проблему необходимо рассматривать с философской, психологической, культурологической и социологической позиций. Те изменения, которые наметились в современной Украине, полностью отбрасывают опыт предыдущих поколений, что ведет к конфликтам и разрыву между молодежью и людьми пожилого возраста. Сейчас на первый план выходит процесс усвоения идеи индивидуальности как важной личностной задачи. Этот процесс идет в двух направлениях: с одной стороны экономическая предпри­имчивость, с другой — сфера частной жизни, персональных связей и отношений. Молодежь при этом имеет некоторые стартовые преимущества — пластичность, свободу от стереотипов, реальный запас дружеских форм общения. Наибольшие социальные, культурные и эмоциональные недостатки ощущают на себе люди старших поколений.

Создание семейного нарратива, по нашему мнению, даст возможность сформировать преемственность поколений через процесс совместного создания истории своего рода, своей семьи, приобщаясь тем самым к семейным ценностям, установкам, традициям.

Нарратив является текстуальной формой, которая дает возмож­ность личности организовывать жизненные события в упорядоченном сюжете, выделяя при этом основную тему, значимых людей, определенные временные периоды. Благодаря нарративу человек не только систематизирует прошлое и осмысливает настоящее, но и конструирует будущее. Кроме того, метод нарратива позволяет детально изучить отдельный случай, рассмотреть индивидуальные особенности личности, проанализировать ее жизненную историю. Однако, несмотря на достаточное количество нарративных исследований, в области семейной психологии данное понятие остается недостаточно изученным [6].

Современная философская традиция видит особенность отношений человека с миром в том, что субъект описывает свое участие в этих отношениях посредством разнообразных языковых форм, раскрывающих внутренние причины его поведения. Все, что человек говорит о своих действиях и связанных с ними убеждениях и желаниях, укладывается в рамки его социальных и индивидуальных практик и составляет «бытие личности». Посредством нарратива, или повествования, мы придаем практикам форму и смысл, упорядочиваем наш опыт темпорально и логически, выделяя в нем начало, середину, конец и центральную тему. Философия трактует нарратив как способ обретения человеком своей идентичности [8, c. 7]

Нарративная психология (Дж. Бруннер А. Керби, Г. Олпорт, Т. Сабрин, Ч. Тейлор) утверждает, что смысл человеческого поведения выражается с большей полнотой в повествовании, а не в логических формулах и законах, поскольку понимание человеком текста и понимание им самого себя аналогичны. В жизненных нарративах человек выделяет те моменты, которые обладают для него смыслом и оценочным значением [5].

С позиции классической системной семейной психологии, семья — это структура или система с определенными закономер­ностями, которая развивается в соответствии с запрограммированным жизненным циклом, проходя все основные этапы развития. При этом, изменение этапов семейного цикла сопровождается объективными событиями, которые и определяют особенности прохождения данного периода. В то же время, в постнеклассической парадигме, семья рассматривается в постоянной динамике самоконструирования, которая зависит как от внутренних отношений в семье, так и от внешнего диалога с социумом. На первый план выходят не столько сами отношения, сколько их качество, постоянная трансформация и усовершенствование, получение новых черт и элементов, а также особенностей интерпретации и объяснения того, что происходит в отношениях. Таким образом, в отличие от классических взглядов, в постнеклассических семья анализируется не столько как обусловленный объективными причинами процесс, сколько как открытое межличностное взаимодействие, находящееся в постоянном движении, диалоге и трансформации [6].

Создание семейного нарратива, или рассказа, должно быть начато старшим поколением в диалоге с младшим. Прародители, как старшие семейного рода, рассказывая истории своей жизни и детально описывая их, дают возможность своим детям и внукам осмыслить прошлое, как в масштабах общественных отношений, так и отдельно взятой семьи. В нарративах прародителей фиксируются ценности, интересы, профессиональные предпочтения, отношения к прошлому, передается весь накопленный опыт. Молодое поколение может через рассказы близких людей понять историю всего поколения, узнать, чем жили, что любили, и что предпочитали их предки. Этот процесс анализа семейных нарративов создает преемственность между пожилыми и молодыми, формирует нацеленность на будущее. Общее создание семейных историй может способствовать снятию излишней тревоги за будущее семьи, формированию большей уверенности друг в друге, а также стабильности и гармоничности семейных отношений.

Таким образом, в русле нарративного подхода личность рассматривается не только как автор собственной жизненной истории с определенным сюжетом, но и как соавтор для других рассказов, в частности своих детей и внуков.

Таким образом, семейный нарратив является важным фактором в понимании процесса семейной социализации, процесса формиро­вания преемственности поколений в семье. Интерес к истории своей семьи часто сопровождается поиском своего места в жизненном пространстве, формированием личностной и семейной идентичности. В семейном нарративе присутствуют и ритуальные послания, и наставительные повествования, и прямые указания на должное и осуждаемое поведение, а также содержание большой нарративной культуры, передаваемой через сказки, былины. Внутрисемейные тексты, наряду с другими психологическими составляющими характеризуют семью как целое, формирую ее «Мы-образ», семейную идентичность и связь между поколениями.

 

Список литературы:

1.Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию; [2-е изд., стереотипное] / А.Я. Варга. — М. : «Когито-Центр», 2011. — 182 с.

2.Индивидуальные и стилевые особенности личности / Отв. ред. Т.Ю. Синченко, В.Г. Ромек. — Ростов-на-Дону : ЮРГИ, 2002. — С. 177—190.

3.Малкина-Пых И.Г. Семейная терапия / И.Г. Малкина-Пых. — М. : Эксмо, 2008. — С. 149—154.

4.Проблемы психологической герменевтики / Под ред. Н.В. Чепелевой. — К.: Издательство Национального педагогического университета им. Н.П. Драгоманова, 2009. — 382 с.

5.Романова И.А. Основные направления исследования самопонимания в зарубежной психологии // Психологический журнал. — 2001. — № 1. — С. 102—112.

6.Чаусова Ю.А. Індивідуальний наратив особистості як основа побудови сімейної історії [Електронний ресурс] / Ю.А. Чаусова. — Режим доступа: http ://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Vchdpu/psy/2011_94/Chaus.pdf.

7.Шутценберг А.А. Синдром предков: Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практичекое использование геносоциограммы / А.А. Шутценберг. — М.: Психотерапия, 2011. — 256 с.

8.Ярская-Смирнова Е.Р. Нарративный анализ в социологии // Социологический журнал. — 1997. — № 3. — С. 7—10.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий