Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 января 2012 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Технологии социально-культурной деятельности

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Вильчинская-Бутенко М.Э. ГЕНЕЗИС ДОСУГА ТРУДОВЫХ СООБЩЕСТВ В РОССИИ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XII междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ГЕНЕЗИС ДОСУГА ТРУДОВЫХ СООБЩЕСТВ В РОССИИ

Вильчинская-Бутенко Марина Эдуардовна

канд. пед. наук, доцент СПбГУКИ, г. Санкт-Петербург

E-mail: 3055556@rambler.ru

 

Определяющей задачей данной статьи является выявление причин становления и развития традиций организованного досуга трудовых сообществ в России.

Первой причиной следует считать начавшиеся в конце XIX века в России процессы социального изменения, благодаря которым появилась новая субкультура — трудовые сообщества в виде фабричных и городских рабочих. Сдвиги в развитии промышленности, и, как следствие, рост численности городского населения, фактически определили начало процесса урбанизации. В этот период происходило изменение структуры населения города: в результате разложения сословий феодального общества увеличивалась доля буржуазии, пролетариата, а также средних слоев. Изменения в России со второй половины XIX до начала XX вв. характеризовались повышением доли индустриальных и аграрно-индустриальных городов на 14 %, причем огромное большинство составляли именно аграрно-индустриальные города [1, c. 218]. Доля крестьян-мигрантов в городском населении постоянно росла, а вместе с ними увеличивалось число иных городских сообществ — мелких служащих, торговцев, приказчиков и иных мещан. Если в начале процесса урбанизации до 1890-х гг. крестьяне-мигранты концентрировались в землячествах и их включение в городской образ жизни было затруднено, то на рубеже веков благодаря достижениям технического прогресса мобильность и коммуникативные возможности человека, пусть и незначительно по сравнению с современностью, но увеличились, в основном благодаря строительству железных дорог, появлению радиосвязи, телефона, телеграфа, распространению доступных по цене книг и т. п. Как пишет Е. Р. Секачева, «Образование стало насущной необходимостью, во-первых, потому, что рабочий должен был повышать свою квалификацию, чтобы обслуживать новую сложную технику, во-вторых, не имея образования, человек не мог потреблять продукцию прессы и получать информацию, сообразуясь с новейшими средствами ее передачи» [2].

Таким образом, высокие темпы урбанизации обусловили появление индустриального образа жизни, разрыв российских крестьян-мигрантов с традиционной культурой и атомизацию личности наемного фабричного рабочего. Отрыв крестьянина-мигранта от привычных форм существования и коммуникации требовал какой-то адекватной замены, повышал потребность во включении в какое-то новое сообщество людей с общими интересами и мировоззрением. Создание фабричными рабочими в новых бытовых и культурных реалиях своей субкультуры стало закономерным итогом и способом закрепления самоидентификации с группой.

Важными причинами появления и дальнейшего развития досуга трудовых сообществ стало разрушение привычных форм празднично-обрядовой жизни города и деревни, особый вклад в который привнесли либеральные общественные деятели и прогрессивно мыслящие предприниматели России. Так, зарождение нового социального слоя в России подтолкнуло общественную мысль к более активным действиям в поиске путей народного просвещения и образования. Просветительская деятельность частных лиц и общественных организаций получила во второй половине XIX века не вполне удачное название «внешкольного образования», и вопросы образования и воспитания взрослых все чаще находили отражение в работах российских ученых и общественных деятелей (К. Д. Ушинский, М. И. Демков, П. Ф. Каптерев, А. Ф. Лазурский, П. Ф. Лесгафт, В. П. Вахтеров, В. И. Чарнолусский и др.) именно под этим термином, под которым подразумевалась «совокупность учреждений, служащих для удовлетворения умственных и художественных потребностей населения, прошедшего ту или иную ступень школьного образования, а также населения, по какой-либо причине оставшегося за порогом школы» [3, c. 85]. Предлагаемые представителями либеральной интеллигенции России виды деятельности для фабричных рабочих согласовывались с появлением и включением в досуговую практику широкой городской публики новых для конца XIX века видов активного и пассивного отдыха: публичных лекций, народных чтений при демонстрации «волшебного фонаря», синематографа, цирка, театра, различных танцевальных вечеров с оркестром и т.д. Со второй половины XIX века многие региональные предприниматели финансировали проекты строительства Народных домов, целью которых стало просвещение и культурный досуг с пользой для населения. Народные дома оборудовали сценой со зрительным залом, библиотекой, помещениями для кружков по интересам, по оказанию квалифицированной юридической помощи и, наконец, чайной. Все эти новые виды развлечений постепенно заменяли веками существовавшие традиции криминогенного трактирного времяпрепровождения, из которого, как правило, исключались члены семьи (жены и дети). Таким образом, на рубеже XIX—XX веков происходило разрушение социально-культурного единства празднично-обрядовой жизни города и деревни.

Ещё одна важная причина, повлекшая изменения в структуре досуговых практик рубежа XIX-XX веков — появление новой формации предпринимателей-капиталистов западного образца, не чуждых либеральным взглядам. Необходимость финансирования «разумных» досуговых мероприятий российскими предпринимателями стала отголоском широкого общественного движения Европы конца XIX в., известного как «University extension» и на практике означавшего демократизацию культуры, т. е. приобщение низших слоев к культуре более высоких социальных страт. В России эта проблема была заявлена на Всероссийском торгово-промышленном съезде в Нижнем Новгороде в 1896 г., а на II съезде русских деятелей по техническому и профессиональному образованию (1895—1896) Н. Тимковский и Н. Попов выступили с докладами об организации развлечений для рабочих. Основной тезис докладчиков заключался в утверждении необходимости отвлечения народа от пьянства путем облагораживающего воздействия сильных и глубоких эмоций, вызываемых театром и музыкой. С середины 1890-х гг. московские фабриканты стали практиковать такую форму организации досуга рабочих, как устройство народных гуляний на безалкогольной основе.

Справедливости ради нужно указать, что многочисленные усилия российских предпринимателей-капиталистов новой формации по просвещению рабочих масс и организации их разумного досуга не всегда имели ожидаемый результат. Стремление к развлечениям и увеселениям в свободное от работы время определяло примитивизм досуговых интересов и слабую степень участия рабочих в корпоративных мероприятиях просветительной направленности. Однако тенденция к развлекательности, к «легкому» досугу была повсеместной в период конца XIX — начала ХХ века.

Таким образом, для возникновения организованного корпоративного досуга к концу XIX — начала XX веков в России объективно сложился ряд обстоятельств, среди которых важнейшими можно назвать:

·возникновение в результате урбанизации качественно новой социальной общности — фабричных рабочих, обладающих менталитетом, отличным от менталитета крестьянина отхожего промысла; расширение сети фабрик как локального места идентификации для новой социальной общности и как места формирования репрезентативной группы для членов фабричных сообществ, оказывающей влияние на принятие ими жизненных решений;

·разрушение социально-культурного единства празднично-обрядовой жизни города и деревни; изменение, благодаря техническому прогрессу, городских досуговых практик; совместное проведение досуга мужчин и женщин;

·появление нового типа предпринимателей, озабоченных интенсификацией производства и созданием на предприятиях квалифицированного и ответственного сообщества наемных рабочих и служащих, характеризующихся лояльностью по отношению к руководству и предприятию;

·появление разнонаправленных частных инициатив предпринимателей по организации свободного времени трудовых сообществ: среди прогрессивно настроенных предпринимателей западного образца — ориентация на просветительную и культурно-досуговую деятельность среди фабричных рабочих и служащих; среди либерально настроенных предпринимателей — ориентация на снижение остроты социальных конфликтов на производстве, в том числе средствами суррогатного (алкогольного) времяпрепровождения.

Итогом исторического развития организованного досуга трудовых сообществ на рубеже XIX—ХХ вв. стало возникновение двух форм фабричного корпоративного досуга: повседневного и праздничного. Основными направлениями социально-культурной политики в рамках новых досуговых форм стала просветительная деятельность и приобщение рабочих к светской культуре, а также воспитание у рабочих лояльного отношения к фабрикам и их владельцам (то, что сегодня мы называем задачами формирования корпоративной культуры предприятия).

 

Список литературы:

1.Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII—начало XX в.). Т. 1.  СПб.: Дмитрий Буланин. 2000. 548 с.

2.Секачева Е. Р. Городской фольклор как феномен массовой городской культуры начала XX в. // Новый исторический вестник. — 2001. — № 5. — С.67—74. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.nivestnik.ru/2001_3/5. shtml (дата обращения 21.11.2011).

3.Чарнолусский В. И. Основные вопросы внешкольного образования в России // Рус. шк. 1908. № 10. С. 85—100.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий