Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 мая 2011 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Семейная педагогика и домашнее воспитание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Булуева Ш.И. СЕМЕЙНОЕ ВОСПИТАНИЕ И ВАЙНАХСКАЯ КУЛЬТУРА В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛОРОЛЕВЫХ ФУНКЦИЙ У СТУДЕНТОВ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СЕМЕЙНОЕ  ВОСПИТАНИЕ  И  ВАЙНАХСКАЯ  КУЛЬТУРА  В  ПРОЦЕССЕ  ФОРМИРОВАНИЯ  ПОЛОРОЛЕВЫХ  ФУНКЦИЙ  У  СТУДЕНТОВ

Булуева  Шумисат  Исмаиловна

старший  преподаватель  кафедры  педагогики  и  психологии,  Чеченского  государственного  университета,  г.  Грозный

E-mail:  sovdat@list.rumadonna22@rambler.ru

 

Вопросы  формирования  у  студентов  полоролевых  функций  и  сопряженных  с  ним  социокультурным  требованиям  полоролевой  идентичности  уже  более  века  стали  областью  междисциплинарного  изучения,  которое  ведется  силами  физиологов,  медиков,  этнографов,  социологов,  психологов,  педагогов.  В  этой  связи  исследовательский  поиск  был  направлен  на  формирование  знаний  студентов  (17-19  лет)  о  полоролевых  (гендерных)  функциях,  отвечающих  за  будущие  гармоничные  детско-родительские  и  супружеские  отношения  [1,  с.  136].  Эти  знания  стали  базовыми  для  организации  формирующего  этапа  эксперимента,  процесса  по  целенаправленному  формированию  полоролевых  функций. 

Отечественные  ученые,  как  и  их  зарубежные  коллеги,  считают,  что  к  юношескому  возрасту  у  личности  формируется  базовая  (номинативная)  полоролевая  идентичность,  которая  с  этого  периода  существенно  затрудняет  возможность  намеренного  воздействия  на  образ  «Я»  юноши/девушки.  Поэтому  юношеский  возраст  16-17  лет  считается  сензитивным  для  усвоения  гендерных  норм  и  стереотипов,  а  значит,  для  организации  формирования  полоролевых  функций.  К  сегодняшнему  дню  разработаны  различные  методы  его  организации  в  условиях  вуза  и  семьи:  этические  беседы,  проблемные  ситуации,  игровое  инсценирование,  театральное  экспериментирование,  обсуждение  специально  подобранных  произведений  вайнахской  семейной  культуры  и  литературы. 

При  организации  процесса  формирования  полоролевых  функций  у  студентов  на  основе  изучения  вайнахской  культуры  и  семейного  традиционного  воспитания  мы  поставили  задачу  сделать  семейное  воспитание  более  целенаправленным  и  организованным,  добиться  эффективного  результата  в  воспитании  у  юношей/девушек  полоролевых  функций  на  основе  народных  обычаев  и  традиций.  Родителям  данная  задача  под  силу,  но  при  условии  тесного  взаимодействия  с  педагогами  вуза  и  учителями  школ.  Результативности  в  данном  процессе  мы  достигли,  приобщая  юношей/девушек  к  народным  вайнахским  традициям  и  обычаям. 

Анализ  вузовской  и  семейной  практики  показал,  что  специфика  вайнахской  культуры  редко,  и,  обычно  используются  фрагментарно,  чаще  –  используются  фольклорные  материалы.  Такое  отношение  к  ним,  на  наш  взгляд,  вытекает  из  общей  недооценки  многими  родителями,  педагогами  вуза  национального  менталитета  и  его  ядра  –  народной  культуры  –  как  могущественного  фактора  полоролевого  воспитания  у  юношей/девушек  и  социализации  личности  [3,  с.  72].

Изучение  литературных  источников  убеждает  в  том,  что  в  вайнахской  семейной  культуре  функционировала  система  недирективного  формирования  гендерной  идентичности  личности  через  традиционные  механизмы  обучения  и  воспитания:  ритуалы,  мифы,  обычаи,  фольклор,  трудовую  деятельность.  С  момента  рождения  ребенка  семейная  культура  последовательно  очерчивала  его  половой  рост,  развивала  способность  относить  себя  к  определенному  полу,  помогала  позитивно  воспринимать  себя  как  представителя  того  или  иного  пола,  со  свойственным  ему  репертуаром  полоролевых  функций. 

Народная  вайнахская  культура  уже  на  первых  этапах  психического  развития  ребенка  формировала  у  него  глубинный,  укорененный  в  коллективном  бессознательном,  уровень  полоролевой  идентичности,  позволяющий  ощущать  целостность  своего  существования,  его  смысл,  сопричастность  со  своим  этносом  и,  в  первую  очередь,  с  той  его  частью,  которая  соответствует  половому  статусу  взрослеющей  личности  [5,  с.  96].

В  результате  теоретического  анализа  мы  пришли  к  заключению,  что  средства  традиционной  и  семейной  культуры  при  их  умелом  использовании  (адаптации  к  социальным  реалиям,  сочетании  с  современными  методиками  полоролевого  воспитания)  позволяют  оптимально  способствовать  становлению  адекватному  национальной  ментальности  полоролевому  образу  «Я»  и  формирования  полоролевых  функций  у  студентов. 

Программа  формирующего,  преобразующего  этапа  формирования  полоролевых  функций  юношей/девушек  средствами  народной  вайнахской  культуры  потребовала  выполнения  ряда  педагогических  условий: 

1)      включение  студентов  в  разнообразные  виды  деятельности  и  общения,  в  том  числе  семейные  трудовые  отношения,  отражающие  гендерные  нормативы  вайнахской  народной  традиции  трудового  воспитания  молодежи; 

2)      создание  развивающей  среды,  насыщенной  традиционными  моделями  воспитания  мужественности/  женственности; 

3)      совершенствование  гендерной  компетенции  вузовских  педагогов  и  родителей;

4)      взаимодействие  вуза,  школы  и  семьи. 

Для  выяснения  того,  насколько  в  семейном  воспитании  учитывается  гендерный  подход  и,  как  усваиваются  элементы  традиционного  трудового  воспитания  и  обычай  самообслуживающего  труда,  как  распределяются  обязанности  (гендерный  подход  –  трудовые  обязанности  у  юношей/девушек),  мы  предложили  студентам  и  контрольной  и  экспериментальной  группы  ответить  на  вопросы:  «Приучали  и  приучают  ли  тебя  родители  к  обязанностям  по  дому?  «Приучают  ли  тебя  родители  к  самообслуживающему  труду?»,  «Различаются  ли  твои  обязанности  в  семье  с  сестрой/братом  (по  половому  признаку)?»,  «Какие  конкретные  обязанности  закреплены  за  тобой  в  семье?»,  «Какие  традиционные  семейные  обычаи  ты  знаешь?,  «Всегда  ли  ты  исполняешь  обязанности  сына\дочери  по  отношению  к  родителям?»,  «Исполняют  ли  свои  обязанности  сына\дочери  твои  старшие  замужние  сестры,  женатые  братья?»,  «Часто  ли  твои  старшие  братья/сестры,  имеющие  свою  семью  навещают  родителей?»  «Что  значит  для  вашей  семьи  вайнахские  традиции?»  и  т.д.  [2,  с.  147].

Из  125  студентов,  к  которым  мы  обратились,  89  человек  (примерно  71,2%)  ответили  на  первый  вопрос  положительно.  Общий  результат  анализа  ответов  показывает,  что  большинство  молодых  людей,  и  юноши  и  девушки,  правильно  представляют  суть  семейного  трудового  воспитания  и  трудового  самообслуживания  в  семье,  помощь  семье  по  хозяйству.  Но  в  силу  возрастных  особенностей  по-разному  определяют  мотивы  участия  в  труде  по  самообслуживанию,  помощи  в  семье  матери  и  отцу.  Одни  молодые  люди  чаще  ссылаются  на  установку  родителей  и  семейные  правила,  другие  больше  руководствуются  широкими  общественными  мотивами  -  пониманием  необходимости  интенсивной  подготовки  к  самостоятельной  будущей  семейной  жизни,  будущими  детско-родительским  отношениями.  В  некоторых  семьях  родители  не  делают  гендерные  (для  юноши  и  девушки)  акценты,  распределяя  обязанности  между  членами  семьи.  Девушки  иногда  выполняют  непосильную  физическую  работу  по  дому,  иногда  во  вред  домашним  заданиям  по  учебе.  Особенно  это  проявляется  в  семьях,  которые  долго  жили  в  сельской  местности  и  переехали  в  город  [4,  с.  325].

Приведем  пример  работы  с  одной  семьей,  которая  выражает  наиболее  типичные,  характерные  черты  и  для  остальных  семей.  Обратимся  как  примеру  непонимания  некоторыми  родителями  активного  вовлечения  молодых  людей,  с  учетом  гендерного  подхода,  в  семейные  трудовые  отношения,  привития  трудовых  обязанностей  у  юношей/девушек.  Кроме  отца  и  матери  в  семье  двое  детей  –  17-летняя  Фатима  и  18-летний  Заур.  Отец  работает  механизатором  в  поселке,  куда  ездит  вахтой  ежедневно,  поэтому  за  неимением  свободного  времени  воспитанием  детей  в  основном  занимается  мать.  При  том,  что  дети  учатся  в  вузе  (ЧГУ,  филологический  факультет)  довольно  хорошо  и  очень  любят  свою  мать,  но  до  их  сознания  не  доходило,  что  ей  тяжело  управляться  без  отца  со  всем  домашним  хозяйством.  Другого  труда,  кроме  учебного,  дети  практически  не  знали,  что  беспокоило  родителей.  С  разрешения  отца  и  матери  со  студентами  стал  работать  педагог,  проводя  индивидуальные  беседы  о  семье,  ее  хозяйственных  функциях,  о  взаимном  долге  родителей  и  детей,  об  общечеловеческих  и  семейных  обязанностях  сыновей  и  дочерей.  Затем  совместно  с  матерью  данной  семьи  были  распределены  трудовые  обязанности  по  самообслуживанию,  по  дому,  по  хозяйству  с  учетом  гендерного  подхода.  К  примеру,  если  нужно  было  погладить  костюм,  что-то  зашить  для  сына,  этим  занималась  сестра,  а  не  сам  Заур.  Но  всю  тяжелую  физическую  работу  по  дому  взял  на  себя  сын. 

По  предварительному  согласию  с  родителями  условились  о  том,  что  мать  будет  руководить  работой  детей,  слушать  их  рассказы  о  прожитом  дне,  о  выполнении  порученных  обязанностей  в  вузе  и  по  дому.  Условились  о  том,  что  дети  тоже  будут  контролировать  правильность  и  своевременность  выполнения  поручений  друг  другом  и  при  надобности  друг  другу  помогать.  А  родители  будут  активно  использовать  в  семейном  воспитании  на  основе  гендерных  различий  народные  традиции  вайнахов.  К  примеру.  Основные  нормы  поведения  чеченского  мужчины  отражает  понятие  «нохчалла»,  но  для  отдельных  бытовых  ситуаций,  которые  формируют  истинно  мужские  качества  у  юношей  существуют  сложившиеся  веками  традиции  и  обычаи.  Они  нашли  отражение  в  чеченских  пословицах  и  поговорках  о  том,  как  должен  вести  себя  хозяин,  муж,  отец.  Немногословие  –  «Не  знаю,  нет  –  одно  слово,  знаю,  видел  –  тысяча  слов».  Неторопливость  –  «Быстрая  речушка  до  моря  не  дошла».  Осторожность  в  высказываниях  и  в  оценках  людей  –  «Рана  от  шашки  заживет,  рана  от  языка  –  нет».  Выдержанность  –  «Несдержанность  –  глупость,  терпение  –  воспитанность».  Сдержанность  –  основная  характеристика  чеченского  мужчины  практически  во  всем,  что  касается  его  домашних  дел.  По  обычаю,  мужчина  не  будет  даже  улыбаться  жене  при  посторонних,  не  возьмет  при  посторонних  ребенка  на  руки.  Он  очень  скупо  отзывается  о  достоинствах  жены,  детей.  При  этом  должен  строго  следить,  чтобы  на  жену  не  пали  никакие  мужские  дела  и  обязанности  –  «Курица,  начавшая  петь  по-петушиному,  лопнула»  и  т.д.  На  протяжении  длительного  времени  в  самых  разных  ситуациях  (в  том  числе  родительские  семинары,  где  им  были  прочитаны  лекции  по  использованию  вайнахских  семейных  обычаев  и  традиций  в  формировании  у  юношей/девушек  полоролевого  поведения)  мы  наблюдали  постепенное  формирование  и  упрочение  традиционных  вайнахских  трудовых  и  нравственных  привычек  семейного  воспитания  на  основе  гендерных  различий  молодых  людей.  Но  не  все  было  гладко.  В  первые  дни  между  братом  и  сестрой  часто  вспыхивали  споры,  проявлялось  недовольство  друг  другом,  слышались  упреки.  Однако,  благодаря  пониманию  родителями  сущности  и  характера  поставленной  задачи,  а  также  их  реальному  стремлению  к  достижению  поставленной  цели  получились  хорошие  результаты  в  нравственном  воспитании  и  формировании  у  них  полоролевых  функций. 

Пониманию  молодежью  собственного  долга  перед  собой  и  своей  семьей  также  содействовали  родители  через  выработку  у  них  убеждения  в  том,  что  семейные  народные  традиции  и  обычаи,  их  использование  во  взаимоотношениях  с  родителями,  сверстниками,  высокая  дисциплинированность  –  это  качества,  являющиеся  основой  для  становления  их  личности,  ее  будущего  и  настоящего  семейного  положения.  Семья  должна  способствовала  выработке  у  молодых  людей  устойчивой  потребности  поступать  в  соответствии  с  нормами  полоролевого  поведения,  используя  семейные  обычаи  и  традиций  вайнахского  народа. 

 

Список  литературы:

1.Арсалиев  Ш.М.-Х.  Этнопедагогическое  наследие  чеченцев,  переизд.  и  доп.  М.,  2008.  286  с.

2.Гребенников  И.В.  Сущность  педагогического  руководства  семейным  воспитанием.,  перизд.  и  допол.  М.,  2010.  297  с.

3.Гуртуев  М.Б.  Из  народного  опыта  организации  межнациональных  отношений  в  семье  //  Социально-этнические  основы  интернационального  воспитания:  Сб.  науч.  тр.  Владикавказ,  2005.  С.  70-77.

4.Далгат  У.Б.  Родовой  быт  чеченцев  и  ингушей  в  прошлом.  Орджоникидзе–Грозный,  1933.  376  с.

5.Эхаева  Р.М.  Использование  народных  идей  и  традиций,  фольклорных  жанров  в  духовно-нравственном  воспитании  молодежи.  Республиканская  научно-практическая  конференция  молодых  ученых  и  студентов  «Наука  и  молодежь».  Грозный,  2007.  115  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий