Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXII Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 марта 2016 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Колдошев М.К. ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ УРОК СОБЫТИЯ ИЗБРАНИЯ МАНАСА ХАНОМ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. LXII междунар. науч.-практ. конф. № 3(60). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 29-34.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ УРОК СОБЫТИЯ ИЗБРАНИЯ МАНАСА ХАНОМ

Колдошев Мисирали Колдошович

канд. пед. наук, доц., ОшГУ,

Кыргызская Республика, г. Ош

EDUCATIONAL INFLUENCE OF EVENTS OF MANAS’ ELECTION OF A KHAN

Misirali Koldoshev

the candidate of pedagogical sciences, docent, Osh state university,

Kyrgyzstan, Osh

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье речь идёт о своеобразном, демократическом и гуманном обычае кыргызов, проявленном в процессе выборов в почётную должность хана на Совете общин. В эпосе «Манас» есть сведения о том, что на эту должность рекомендуется подросток Манас.

ABSTRACT

This research article is discussing the original democratic and humane Kyrgyz tradition that was demonstrated in the process of elections for the honorary post of Khan at the Board of communities. The Kyrgyz folk epic Manas contains certain data on young Manas being nominated for this post.

 

Ключевые слова: совет, община, гуманность, демократический, выборы, подросток Манас, своеобразие, беспристрастность, ценность.

Keywords: advice, communlty, humanlty, democratic, election, teenager Manas, original, justice, value.

 

В романе «Тенири Манас» видного кыргызского писателя Ашыма Джакыпбека описывается следующая картина: «В период, когда лето приближалось к осени, в один из ярких солнечных дней, Манас собрал своих восемьдесят верных джигитов и предложил им отправиться на салбырын, чтобы охотиться и повеселиться, укрепить здоровье, поднять настроение ... И направились они на благодатное местечко Чаркастан ...» [1, с. 93]. Значение слово «салбырын» означает, как «дальняя охота». «Салбырында» – выезжать на дальнюю охоту [4, с. 128]. В вышеуказанном романе говорится, что самому молодому из джигитов – Манасу было 13 лет. Но в варианте эпоса «Манас» по Сагымбаю Орозбакову ему было 15 лет:

 

«Асты бардыр жыйырма беш,

Аяк жагы он беште,

Алар болду кеңеште ...» [5, с. 120].

 

«Самому старшему двадцать пять,

Самому младшему – пятнадцать,

Они устроили совет ...»

Они поставили восемь юрт и уютно расположились. На шестой день пребывания в Чаркастане, во время обсуждения плана на следующие дни, подросток Манас встал с места и обратился к джигитам: «Вы все уважаемы мною. Но в отдельных решающих моментах, скажем, при решении судьбоносных вопросов, к сожалению, мы не так уж едины, не так уж сплоченны. А потому наши поведения и поступки носят в большинстве случаев стихийный характер. Если мы будем вести себя таким же образом и в дальнейшем, то рано или поздно это неминуемо приведет нас к разобщению, к раздроблению, следовательно, к ослаблению наших сил, нашей мощи. А если мы, пообсуждавшись, изберем одного из нас ханом, который бы направил нас на верный путь, все мы будем верны ему, беспрекословно будем следовать его приказам и указаниям, то такое ответственное отношение приведет нас к достойной жизни, к росту ...

Нам нужно избрать достойного хана. Пусть тот, кто решится, не раздумываясь, резать своего коня, станет ханом нашим. Мы же в последние дни проголодались ...»

Большинство джигитов, считая предложение Манаса обоснованным, сразу же поддержали его.

Первым хотели избрать ханом молодого Шакума, который был родом из Манджу. Но он сразу же выразил отказ, сказав, что он только недавно стал другом и воином Манаса.

Затем стать ханом предложили сыну Ошпура по имени Назарбек. Он также отказался, сказав следующее: «Еще ребенком, т. е. с восьми лет, являюсь близким помощником Манаса по табуну».

Собравшиеся всей толпой окружили кольцом сына Саламата – Айнакула, кыргыза по национальности. Но, когда стали его не только уговаривать, но и настаивать, то он вежливо попросил выслушать его, т. к. имеется у него свое видение по решению проблемы. Айнакул поблагодарил всех за оказанное ему доверие и сказал, что есть достойный человек для того, чтобы избрать ханом ... в лице Манаса, которого он высоко ценит и уважает. И, когда, услышав ответ Айнакула, все немного призадумались, другая сторона из собравшихся живо стала предложить Кокчо, казаха по национальности, сына Айдаркана. Они считали достойным Кокчо на престол хана, обосновывая свое решение тем, что его «древо родов», т. е. отцы и деды – знатные люди, а сам он – богатырь. Кокчо тут не решился ответить, замешкался, призадумался. Тем временем выбор все еще продолжался, приняв порой неожиданные обороты. Например, предложили Калдара – сына Каракожо. Он в свою очередь также поблагодарил и вежливо отказался, сказав, что хорошо знает свои возможности и способности, что не может тянуть такую тяжелую ношу на должном требуемом уровне.

И тут Кокчо решил ответить и попросил дать ему высказаться. Он обратился к собравшимся: «Видите ли, само предложение, предполагающее резать своего коня и стать ханом, звучит как-то несерьезно, вызывает ироническое, смешное чувство. Видно, что мы все немного проголодались. Но есть неплохой выход. Например, можно охотиться на таких птиц, как улар и кеклик ...». Такой ответ Кокчо не понравился многим из болеющих за него джигитов, особенно, Жабаку – сыну Аскара.

Жабак тут же попытался привести его к разумению, чтобы он относился серьёзно к выбору хана. Жабак разнервничал, рассердился и раздраженно сказал: «Твоё дерево колень из знатных родов. А твой отец Айдаркан всеми нами очень уважаемый человек. Но ты поступаешь некрасиво, и твои поступки никак не украшают тебя, и себя не оцениваешь достойно». На что, Кокчо покачав головой выскочил с места, тем самым давая всем ясно понять, что не согласен с поставленным условием. Тем временем выбор человека на должность хана продолжался, стороны иногда кивали голову друг другу, хохотали весело ...

Теперь уже выдвинули Чалы – сына Кулдура, затем из тыргоотов выдвинули Деркенбая, а также Коноя – сына Ангира. Но все они также отказались, обосновывая свои решения тем, что, например, Чалы сказал, «Во время нападения воинов Нескары, я добровольно присоединился к Манасу и стал его верным воином-помощником». А Деркенбай и Коной сказали, что, они хорошо представляют и понимают, насколько серьёзно и ответственно быть ханом. Надо отметить еще то, что как только прозвучало имя Коноя, он тут же выскочил с места, отошёл в сторонку и ответил: «Ой, не надо, не надо меня».

После отказа всех настала очередь Манаса, самого молодого джигита. Выдвигая Манаса, ему адресовали напутственное слово о том, что всем известно, что его отец обладает огромным богатством, его роды до седьмого колена были самыми знатными людьми, и что он сам из славного рода турк-алаш, поэтому он обладает всеми достоинствами стать ханом и попросили, чтобы он серьёзно относился к их предложению.

И Манас сказал: «Конечно же, само предложение о том, что «тот, кто, не раздумываясь согласится резать своего коня и станет нашим ханом», тут не очень уместно, даже это немного странно. Поскольку мы все с вами немного проголодались в последние дни, и для того, чтобы вы были сытыми, приподнять ваше настроение и боевой дух, мне не жалко своего любимого коня Аккулы...». И сразу же Манас приказал своему воину-помощнику привести коня и зарезать. Как только Манас произнёс последнее слово, выскочил Чегебай и сказал возмущенно: «В данный момент Аккула худощав, и если решили зарезать Аккулу, то это будет с нашей стороны не только неправильно, но и стыдно. Все мы должны поблагодарить Манаса за его решительность и смелость, что он ради нас отдал приказ резать своего любимого коня. А потому для данного случая у меня есть другое предложение и, я очень надеюсь, что вы поддержите. У меня есть лошадь Жакып бая, подходящая для этого случая. Давайте режем её, после которого изберем подростка Манаса ханом».

Собравшиеся считали предложение Чегебая обоснованным и поддержали. Тушу коня поделили на восемь частей и насытились. На том все были довольны, у всех было приподнятое настроение, стали устраивать шутки, веселья. Когда дело дошло до избрания Манаса ханом, Манас выразил несогласие, попытался даже убежать. Но задержали его, посадили на белый войлок, подняли и дружно кричали: «Манас – наш хан, а мы – его джигиты-воины!». Когда произнесли эти слова три раза громко, дружно и весело, отозвалось эхо. После такого торжества Манас взял слово и сказал всем присутствующим, что его приказы и указания должны быть выполнены непременно; что впредь все и всегда должны быть готовы дать отпор, желающим нападать врагам; что он будет следить за дисциплиной своего войска, намерен и дальше бдительно охранять границы своего народа, свою территорию и призвал всех к ответственности.

Вышеописанная история избрания Манаса Ханом позволяет сделать следующие выводы:

  • во-первых, Манаса сильно беспокоили и волновали вопросы единства и дисциплины своего войска; по мнению Манаса его благие намерения и планы по сплочению войска будут реализованы, если будет избран достойный хан;
  • во-вторых, предложение Манаса «Кто решится, не задумываясь, резать своего коня, тот пусть станет нашим почетным ханом!», с одной стороны, всех удивил, а с другой – это было своего рода «экзаменом» на щедрость души, смелость, решительность, благородство и принципиальность;
  • в-третьих, выдвигаемые на избрание ханом джигиты отказались (необходимо отметить, что они также были достойными), тем самым они поступили похвально, т. к. они хорошо понимают тяжесть управления и ответственность хана за судьбу народа;
  • в-четвертых, следует подчеркнуть, что собравшиеся проявили гуманное отношение к представителям других национальностей, уважение к их традициям и ментальности (Шакум – родом из Манджу, Кокчо – казах, Деркенбай и Коной тыргоот-калмаки);
  • в-пятых, предложенные на избрание ханом джигиты отказались в знак огромного уважения к Манасу, выражая верность как настоящие джигиты. Верность издревле высоко ценилась нашими предками, наряду с такими высокими качествами, как нравственность и сознательность.

Таким образом, событие, описывающее избрание Манаса Ханом, имеет огромное воспитательное значение, т. к. проявленные здесь человеческие качества самим Манасом, и его джигитами, могут послужить примером и для современных людей.

 

Список литературы:

  1. Ашым Жакыпбек. Теңири Манас: Роман [Текст] / Ашым Жакыпбек // Сүрөтчүсү Т. Курманов. – Б.: «Кыргызстан», 1995. – 560 б. (На кыргызском языке).
  2. Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос. – Л., 1974.
  3. Жумашова Н.А. Характерные особенности традиционно-сюжетных мотивов эпоса «Манас» (по варианту манасчи Мамбета Чокморова): на соиск. учен. степени кандидата филологических наук. Специальность: 10.01.09. – фольклористика. Автореферат. –Б. – 2015. – С. 23.
  4. Киргизско-русский словарь. В двух книгах. Около 40 000 слов [Текст] / Сост. К.К. Юдахин. – Ф.: Главная редакция Киргизской Советской Энциклопедии, 1985. Кн. 2. Л –Я. – 480 с.
  5. Манас: Кыргыз элинин баатырдык эпосу [Текст] / С. Орозбаковдун варианты боюнча. КРУИАнын Ч. Айтматов атындагы Тил жана адабият институту. Түз.: С. Мусаев. – Б.: Хан-Теңир, 2010. – 1840 б. (На кыргызском языке).
  6. «Манас» энциклопедиясы. – Б.: Кыргыз Энциклопедиясынын Башкы редакциясы, 1995. 2 т. – 432 б. (На кыргызском языке).
  7. Муратов А. Народные воспитательные традиции в эпосе «Манас» / Вестник Ошского государственного университета. – № 4, 3 вып. – 2015. – 197 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий