Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 02 декабря 2013 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Русяева М.М. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «БЕРЛИНА» В СБОРНИКЕ РАССКАЗОВ В. КАМИНЕРА « ICH BIN KEIN BERLINER» // Инновации в науке: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. № 11(24). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

 

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ  КОНЦЕПТА  «БЕРЛИНА»  В  СБОРНИКЕ  РАССКАЗОВ  В.  КАМИНЕРА  «  ICH  BIN  KEIN  BERLINER»

Русяева  Мария  Михайловна

канд.  филол.  наук,  доцент,  Российская  правовая  академия  министерства  Юстиции  РФ  средне-волжский  филиал,  РФ,  г.  Саранск

E-mail: 

 

REPRESENTATION  OF  CONCEPT  “BERLIN”  IN  TEXTS  OF  V.  KAMINER

Rusyaeva  Mariya.

candidate  of  Science,  assistant  professor  of  Russian  Law  Academy  of  Ministry  of  Justice  of  Russian  Federation  the  medium  Volga  branch,  Russia  Saransk

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  исследуется  концепт  «Берлин»  в  его  текстовой  репрезентации  на  материале  сборника  рассказов  В.  Каминера  “Ich  bin  kein  Berliner”.  Рассматриваются  основные  средства  объективации  данного  концепта,  нашедшие  своё  отражение  в  текстопостроении.  В  частности,  анализируются  случаи  появления  топонима  Берлин  в  его  контекстном  окружении. 

ABSTRACT

This  article  explores  the  concept  of  “Berlin”  in  texts  of  V.  Kaminer.  Attention  is  paid  to  its  objektivization  in  the  composition  of  the  text.  In  particular,  analysis  toponym  “Berlin”  with  context  elements. 

 

Ключевые  словаконцепт;  репрезентация;  текст;  топоним;  автор.

Keywords:  concept;  representation;  text;  author.

 

Особую  актуальность  в  современной  лингвистике  приобретают  работы,  направленные  на  рассмотрение  взаимосвязи  языка  и  человека  как  субъекта  познания  и  мышления.  Ментальными  процессами  и  способами  их  языковой  репрезентации  занимается  когнитивная  лингвистика,  активно  развивающаяся  в  настоящее  время.  Основной  единицей  когнитивной  лингвистики  является  концепт.  Несмотря  на  многообразие  трактовок  данного  понятия,  точного  и  единого  определения  термина  концепт  не  существует.  В  данной  статье  под  концептом  понимается  многомерное  ментальное  образование,  отражающее  культурно  обусловленные  представления  человека  о  действительности,  хранящееся  в  сознании  и  репрезентируемое  в  языке.          

Концепт,  как  уже  говорилось  выше,  является  ментальной  сущностью,  «прямой  доступ  к  нему  невозможен,  поэтому  выводы  о  его  природе  и  о  фрагменте  реальности,  который  им  фиксируется,  делаются  на  основании  его  языковых  репрезентаций»  [5,  c.  8].  Термин  «репрезентация»  пришёл  в  лингвистику  из  психологии,  где  он  определялся  как  «представленность»,  «изображение»,  «отображение  одного  в  другом  или  на  другое»  [7,  c.  8].  Таким  образом,  под  репрезентацией  в  лингвистике  может  пониматься  художественный  текст  как  сложный  знак,  посредством  которого  средствами  языка  репрезентируется  индивидуально-авторская  концептуальная  картина  мира.  Иными  словами,  текст  выступает  как  языковая  репрезентация  концептуальных  структур  индивидуального  творческого  сознания  [3,  c.  9].  В  семиотике  все  тексты  рассматриваются  как  сконструированные  репрезентации,  а  не  просто  «рефлексии».  Подчёркивается  выборочный  характер  репрезентаций:  «некоторые  предметы  они  выдвигают  на  первый  план,  некоторые  отодвигают  на  задний  план.  Каждая  репрезентация  является  мотивированной  и  исторически  зависимой»  [4,  c.  62].  Выборочность  элементов  реальности  представленных  в  тексте,  позволяет  судить  об  индивидуально  авторских  особенностях  текста.  Таким  образом,  «концептуализация  мира  в  художественном  тексте,  с  одной  стороны,  отражает  универсальные  законы  мироустройства,  а  с  другой  —  индивидуальные,  даже  уникальные,  воображаемые  идеи»  [1,  c.  82].  В  русле  когнитивного  подхода  к  тексту  автор  предстаёт  как  носитель  когниции,  основатель  художественной  деятельности,  в  результате  которой  он  конструирует  текст  так,  что  происходит  объективация  его  субъектного  мира  [6,  c.  8],  а  текст  признается  результатом  работы  индивидуального  сознания  и  формой  фиксации  его  специфики  [2,  c.  15].  Таким  образом,  концепт  Берлин  будет  выступать  как  один  из  объектов,  конструируемой  автором  действительности.  Особенности  же  данного  концепта  будут  отражать  специфику  авторского  восприятия  данного  города,  проявившиеся  в  тексте. 

В  первом  же  своём  рассказе  В.  Каминер  в  шутливой  форме  утверждает,  что,  однажды  приехав  в  Берлин,  едва  ли  уедешь  из  него:  “Einmal  hier  gelandet,  kommt  man  kaum  mehr  weg.  Berlin  bindet”.  Глагол  “binden”  указывает  на  привязанность  автора  к  городу.  Топоним  Берлин  выступает  в  роли  подлежащего,  что  нередко  встречается  в  текстах  Каминера,  таким  образом,  город  метафоризируется  как  живое  существо.  Актуализированный  в  данном  примере  элемент  концепта  —  «Берлин  —  город,  который  затягивает»  подтверждается  в  дальнейшем  еще  одним  примером:  “  …die  Autoren  werden  von  der  Stadt  verschluckt”.  Пассивная  конструкция  и  выбранная  автором  лексема  “verschlucken”  усиливают  авторскую  ассоциацию  города  как  живого  существа.  Однако  одновременно  появляется  тема  привлекательности  Берлина  как  места  жительства,  что  подтверждается  в  дальнейшем  прямым  утверждением  автора:  “Berlin  bleibt  mein  Lieblingswohnort”.  Несомненно,  что  образ  Берлина  в  творчестве  Каминера  знаковый.  Именно  в  этом  городе  писатель  начинает  свой  творческий  путь,  и  именно  этот  город  был  выбран  им  для  проживания. 

Передать  Берлинский  колорит  автору  помогают  многочисленные  топонимические  привязки.  Так,  в  тексте  можно  встретить  такие  общеизвестные  места  Берлина,  как:  Alexanderplatz,  Fernsehturm,  Charlottenburg,  Prenzlauerberg  и  другие.  Уже  в  первом  рассказе  мы  встречаем  топонимическое  указание:  „Schon  an  meinem  ersten  Tag  in  Berlin  musste  ich  im  Berliner  Polizeipräsidium  am  Alexanderplatz  mit  ein  paar  anderen  Russen  zusammen  Fragebögen  ausfüllen,  um  humanitäres  Asyl  gewährt  zu  bekommen“.  После  каждого  рассказа  Владимир  Каминер  даёт  краткий  совет  туристу-читателю,  что  ему  стоит  посетить.  Исключением  не  является  и  первый  рассказ  сборника.  Естественно,  что  Alexanderplatz  появилась  в  тексте  неслучайно,  именно  её  автор  и  рекомендует  посмотреть.  Следует  отметить,  что  в  таких  мини-советах  (путеводителях),  читатель  редко  находит  то,  что  обычно  советуется  книгами  такого  рода.  В.  Каминер,  как  человек,  несомненно,  творческий,  старается  познакомить  читателя  с  интересными  для  него  местами  Берлина.  Среди  советов  можно  найти  турецкие  парикмахерские,  немецкие  пивные,  торговые  центры,  кафе,  рестораны,  альтернативные  театры  и  музеи,  рынки,  дворцы,  парки  и  даже  кладбища.  Несомненно,  что  пестроё  разнообразие  топонимов  вносит  в  концепт  «Берлин»  такую  составляющую,  как  культурно-развлекательное  многообразие  и  колоритность  столицы. 

Нередко  в  тексте  топоним  Берлин  встречается  в  составе  составного  именного  сказуемого:  “Berlin  ist…“.  С  помощью  данной  синтаксической  структуры  автор  закрепляет  за  Берлином  некоторые  характеристики.  Так,  например,  один  из  заголовков  звучит:  Berlin  ist  eine  Kneipe.  В  дальнейшем  в  одноименном  рассказе  автор  использует  приём  повтора,  чтобы  окончательно  закрепить  в  сознании  читателя,  что  Берлин  —  это  одна  большая  пивная:  “Denn  Berlin  ist  in  Wirklichkeit  eine  einzige  Kneipe”.  Но  это  совсем  необычная  пивная.  Она  отличается,  по  мнению  автора,  от  питейных  заведений  в  других  странах  и  городах  своими  недорогими  ценами,  ненавязчивым  персоналом,  который  едва  можно  отличить  от  самих  посетителей,  и  вневременностью:  “Kneipen  sind  anders  als  ihre  Schwestern  in  London,  Barcelona  und  Paris….Sie  sind  relativ  preiswert  geblieben,  die  Gäste  werden  in  der  Regel  nicht  von  aufdringlichem  Personal  mit  Fliege  und  Speisekarte  verfolgt,  und  überhaupt  ist  das  Personal  in  einer  Berliner  Kneipe  von  den  Gästen  noch  kaum  zu  unterscheiden”.  Приём  иронии  удаётся  автору  за  счёт  описания  не  совсем  положительных  черт  немецких  официантов  (например,  нерасторопности)  в  качестве  положительно  отличающих  их  от  других.  Выражение  “werden  von  dem  aufdringlichem  Personal  verfolgen”  в  пассивном  залоге  создаёт  комический  эффект  за  счёт  лексической  и  синтаксической  несочетаемости  с  содержанием  описываемого.  Особой  популярностью  пивные  Берлина  пользуются  у  писателей:  „Sollten  Sie  einen  Schriftsteller  suchen,  gehen  Sie  in  die  Kneipe,  dort  wird  er  sitzen“.  В  вышеназванном  примере  модальная  конструкция  придаёт  безаппеляционность  высказыванию.  В  конце  рассказа  В.  Каминер  утверждает,  что  именно  пивные  Берлина  служат  источником  вдохновения  для  мировой  литературы:  Wegen  dieser  Kneipen  genießt  Berlin  beispielsweise  unter  den  Schriftstellern  große  Popularität,  und  man  kann  die  Stadt  ohne  Übertreibung  als  bedeutende  Inspirationsquelle  der  Weltliteratur  bezeichnen.  В  дальнейшем  созданный  писателем  миф  о  творческой  плодотворности  атмосферы  Берлина  им  самим  же  и  развеивается:  “In  der  Regel  bleibt  dieses  Studium  ohne  Folgen,  die  Autoren  werden  von  der  Stadt  verschluckt.  Wenn  sie  nach  Jahren  wieder  auftauchen,  lässt  sich  aus  ihren  Werken  nicht  ablesen,  was  sie  die  ganze  Zeit  in  Berlin  getrieben  haben“.  Город  поглощает  авторов,  и  они  забывают  о  своих  творческих  планах.  Интересен  в  данном  примере  глагол  “auftauchen”  —  неожиданно  появляться,  всплывать,  а  также  глагол  treiben  в  значении  суетных  занятий.  Можно  сказать,  что  данный  пример  выявляет  такой  элемент  концепта  Берлин,  как  суета. 

Берлин  В.  Каминера  —  это  не  только  город  пивных,  это  еще  и  город  магазинов:  “Berlin  ist  deutschlandweit  auf  Platz  eins,  was  die  Anzahl  der  Shoppingcenter  betrifft”.  При  этом  автор  приводит  интересную  аналогию  с  американским  потребительским  «зомби»-концептом:  „In  Berlin  ist  das  amerikanische  Konzept  der  von  Zombies  bedrohten  Konsumenten,  die  den  ganzen  Tag  im  Kaufhaus  verbringen  und  selbst  irgendwann  zu  Zombies  werden,  voll  aufgegangen“.  В  привычной  для  автора  ироничной  манере,  с  помощью  приёма  несовпадения  тождества  со  значением  высказывания,  автор  акцентирует  абсурдность  такого  времяпрепровождения:  „Viele  Faktoren  haben  dabei  mitgespielt:  die  hohe  Arbeitslosigkeit,  teure  Wohnungsmieten,  der  Mangel  an  für  Spaziergänge  geeigneten  Parkanlagen  und  wechselhaftes  Wetter“.  С  другой  стороны,  из  этого  примера  мы  узнаём  о  таких  проблемах  города,  как  безработица,  дорогоё  жильё,  нехватка  парковок  и  часто  меняющаяся  погода. 

Несмотря  на  то,  что  автор  считает  себя  знатоком  города,  Берлин  остаётся  для  него  таинственным:  “Berlin  ist  eine  geheimnisvolle  Stadt”.  Таинственность  его  заключается  в  том,  что  “Nichts  ist  hier  so,  wie  es  scheint”.  В  дальнейшем  автор  объясняет  такого  рода  таинственность  мультикультурной  составляющей  Берлина:  Jedes  Mal  wenn  ich  essen  ging,  stellte  sich  heraus,  dass  der  Italiener  in  Wirklichkeit  ein  Grieche  war,  die  Japaner  in  einer  authentischen  Sushi-Bar  entpuppten  sich  als  Russen,  und  die  Türken,  die  einen  Grillhähnchen-Imbiss  betrieben,  sprachen  Bulgarisch.  Таким  образом,  концепт  Берлин  приобретает  черты  мультикультурного  города. 

Исходя  из  вышесказанного,  можно  сделать  выводы  о  том,  что  с  авторской  точки  зрения  в  структуру  концепта  «Берлин»  входят  такие  элементы,  как  комфортное  место  жительства,  культурно-развлекательное  многообразие,  большая  пивная,  где  часто  собираются  творческие  люди,  центр  торговли,  суетность  и  мультикультурализм.  Репрезентантами  данных  элементов  в  тексте  являются  топонимические  привязки,  лексические  единицы,  вписываемые  в  приёмы  иронии,  особые  синтаксические  структуры. 

 

Список  литературы:

1.Бабенко  Л.Г.,  Васильев  И.Е.,  Казарин  Ю.В.  Лингвистический  анализ  художественного  текста:  учеб.  для  вузов.  Екатеринбург:  Изд-во  Уральск.  ун-та,  2000.  —  534  с.

2.Бутакова  Л.О.  Авторское  сознание  как  базовая  категория  текста:  Когнитивный  аспект  [Текст]:  автореф.  дис.  ...  докт.  филол.  наук  /  Л.О.  Бутакова.  Омск:  2001.  —  40  с. 

3.Маслова  Ж.Н.  Поэтическая  картина  мира  и  её  репрезентация  в  языке.:  Автореф.  дис.  ...  докт.  филол.  наук  Тамбов:  2011.  —  44  с. 

4.Ментальная  репрезентация:  динамика  и  структура.  М.:  Ин-т  психологии  РАН,  1998.  —  319  с.

5.Меняйло  В.В.  «Эволюция  содержания  и  способов  языковой  репрезентации  концепта  FREEDOM  в  произведениях  Дж.  Фаулза»:  автореферат  дис.  канд.  филол.  наук.  СПб.:  Издательство  «ЛЕМА»,  2010  —  23  с.

6.Мещерякова  О.А.  Авторская  концептосфера  и  ее  репрезентация  средствами  свето-цветообозначения  в  цикле  рассказов  И.А.  Бунина  «Темные  аллеи»  [Текст]:  автореф.  дис.  …  канд.  филол.  наук  /  О.А.  Мещерякова.  Орел:  Орлов.  гос.  ун-т,  2002.  —  24  с.

7.Скрипник  К.Д.  Философия.  Логика.  Диалог.  Ростов  н/Д.:  Изд-во  Рост.  Ун-та,  1996.  —  146  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий