Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 30 ноября 2016 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Куцевич Ю.А. СЕМАНТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ «ИНТЕНЦИЯ» В ЛИНГВИСТИКЕ И ПСИХОЛОГИИ // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LXIII междунар. науч.-практ. конф. № 11(60). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 224-228.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СЕМАНТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ «ИНТЕНЦИЯ» В ЛИНГВИСТИКЕ И ПСИХОЛОГИИ

Куцевич Юлия Александровна

канд. филол. наук, доц. кафедры английского языка и переводоведения,

Смоленский государственный университет,

РФ, гСмоленск

THE SEMANTIC CATEGORY “INTENTION” IN LINGUISTICS AND PSYCHOLOGY

Yuliya Kutsevich

candidate of Philology, assistant professor of the English Language and Translation Chair

of Smolensk State University,

Russia, Smolensk

 

АННОТАЦИЯ

В статье приводится аналитический обзор существующих подходов к понятию «намерение» в лингвистике и психологии. Сравнение данных подходов выявляет ряд объективных признаков исследуемого явления и вносит определенный вклад в систематизацию знаний о нем.

ABSTRACT

The article analyzes approaches to intentionality in linguistics and psychology. Comparison of the approaches reveals a number of objective properties of the entity in question, thus contributing to the systematization of knowledge about it.

 

Ключевые слова: намерение; интенциональность; фактор; волевое действие;

Keywords: intention; intentionality; factor; volitional action.

 

Объектом настоящего исследования является категориальный признак волевого действия - намерение (интенция). В силу объективной значимости такого типа действия, намерение исследуется рядом наук. В данной статье для более глубокого понимания исследуемого понятия мы рассмотрим его трактовки в лингвистике и психологии. Обзор и анализ этих трактовок составляет предмет нашей работы.

В рамках лингвистической парадигмы на примере английского языка намерение понимается нами, с одной стороны, в узком смысле данного термина – как один из семантических этапов, выделяемых в значении «волевое действие», имеющей следующий вид: желание, намерение, решение, планирование, подготовка, попытка, реализация. С другой стороны, данная последовательность отличается единством ее компонентов вследствие их направленности на общую цель, что понимается нами как интенция в широком смысле. Интенция в широком и узком смысле обозначается в языке посредством глаголов (to intend, to desire), существительных (wish, decision), прилагательных (deliberate, premeditated), наречий (purposefully, willfully). Данные лексические единицы объединены в одну семантическую группу общими значениями интенциональности и факторности, под которой понимается свойство каждого из семи этапов выступать в качестве условия реализации следующего этапа, а также всего волевого процесса в целом.

Лингвистическое понимание намерения представлено, в частности, в лексикографических источниках, где оно определяется следующим образом: “an aim or plan” [16], “ultimate purpose; the aim of an action” [14], “a determination to act in a certain way” [13], “an act of intending; a volition that you intend to carry out” [17].

В целом лингвистические работы о намерении отличаются многоаспектностью. Интенциональность трактуется, с одной стороны, как направленность «лица на реализацию действия» [7, с. 3]. С другой стороны, «под интенциональностью понимается общая предметно-смысловая направленность сознания, под интенцией – всякая частная разновидность его актуальной направленности на предметы и процессы» [10, с. 18]. Выделяется интенция действия, или цель, и интенция деятеля – его намерение совершить действие [10, с. 18]. Психологический подход к интенции в лингвистике заключается в рассмотрении интенциональности как сложного психического состояния, предполагающего «наличие разноориентированных составляющих», в которые включены пространственно-временные, социальные и психологические ориентации, оценка возможностей и другие факторы [6, с. 3], влияющие на «порождение интенции и на выбор способа ее реализации» [2, с. 68–69]. В ряде работ речь идет об интенциональном настрое индивида, то есть о его ментальной направленности «на изменение существующего положения дел» [1, с. 28] или создание ««положения дел», которого к моменту речи еще не существует» [3, с. 11], в связи с чем «нельзя с полной уверенностью утверждать, что оно сложится как именуемая уже не только ментальная реальность» [3, с. 11].

В психологии, как и в лингвистике, отмечается, что намеренная деятельность человека – «это еще и поиск отсутствующих или еще не существующих ситуаций или предметов» [12, с. 19]. При этом основу волевого действия – интенцию – составляют осознанное желание, проспективность, цель, субъектность, а также некоторый спектр средств реализации действия [15, с. 260]. Намерение связывается с сознательным выбором отдаленной цели и готовностью ее достигать, добиваясь при этом промежуточных целей, «которые сами по себе не имеют побудительной силы» [8, с. 366]. Намерение рассматривается и как «сознательное решение, выполняющее функцию побуждения и планирования поведения или деятельности человека» [4, с. 323]. При этом сила воздействия принятого намерения равна силе и напряженности побуждения, идущего «непосредственно от потребности» [4, с. 323].

С.Л. Рубинштейн рассматривает намерение, с одной стороны, как направленность на цель, обусловливающую готовность совершать действия на пути к ней. С другой стороны, намерение понимается им как особый этап действия, отделяющийся от решения в случае сложности и отдаленности цели, как «зафиксированная решением направленность на осуществление цели» [9, с. 518]. С точки зрения стадиальности действия С.Л. Рубинштейн выделяет возникновение побуждения и предварительную постановку цели; стадию обсуждения и борьбы мотивов; решение; исполнение [9, с. 512–520].

Д.Н. Узнадзе рассматривает намерение как стабилизированное решение, которое до конца направляет поведение «сообразно себе» [11, с. 338].

Д. Ванек и Ф. Манн выделяют две стадии действия – мотивационную, опосредствующую формирование намерения, и волевую, на которой «волевые процессы стабилизируют его и опосредствуют его реализацию» [5, с. 77–79].

Итак, основным теоретическим заключением настоящей работы является вывод о том, что сопоставление языковых и психологических критериев анализа интенционального действия показывает высокую степень их изоморфизма. При этом в психологии особый акцент делается на ментальном уровне действия, который подробно анализируется. Так, в классификации С.Л. Рубинштейна три из четырех фаз волевого действия – собственно психические процессы, формирующие ментальную основу действия и обусловливающие его переход на уровень действия как такового. В семантических исследованиях ментальные процессы и уровень реализации действия представлены в равной степени подробно, что достигается благодаря двум дополнительным этапам реализованного уровня (уровня собственно действия) – подготовки и попытки. В практическом плане данные выводы, как представляется, необходимы для дальнейшей разработки проблемы волевого действия в лингвистике, в первую очередь, в лингвистике текста на примере художественных текстов, описывающих особенности развертывания волевых действий человека.

 

Список литературы:

  1. Алимурадов О.А. Значение, смысл, концепт и интенциональность: система корреляций. Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Ростов н/Д., 2004. 47 с.
  2. Антонова А.В. Об интенциональной модели манипулятивного речевого акта // Вестник Самарского государственного университета. Самара: СамГУ, 2006. № 10/1 (50). С. 67–73.
  3. Богачева Е.В. Вербализация намерения говорящего в диалоге (на материале русского и английского языков). Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 2007. 20 с.
  4. Большой психологический словарь / Под ред. Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко. СПб.: Прайм-Еврознак, 2007. 672 с.
  5. Ванек Д., Ман Ф. Профессиональная подготовка учителей и проблемы мотивации достижения и контроля действия // Вопросы психологии. – М.: Педагогика, 1989. № 3. С. 75–79.
  6. Заюкова Е.В. Семантика и прагматика интенциональности в языковой актуализации (на материале английского языка). Автореф. дис. … канд. филол. наук. Барнаул, 2005. 19 с.
  7. Казыдуб Н.Н. Системно-функциональное исследование интенциональных глаголов: (На материале современного английского языка). Автореф. дис. … канд. филол. наук. СПб., 1991. 17 с.
  8. Кондаков И.М. Психология. СПб.: Прайм-Еврознак, 2007. 783 с.
  9. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М.: Государственное учебно-педагогическое изд., 1946. 704 с.
  10. Соскина С.Н., Хорольская Е.С. К вопросу о модальности интенции и интенциональности // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. Сер. Филологические науки. Вып. 2. Калининград: РГУ, 2009. С. 16–20.
  11. Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб.: Питер, 2001. 416 с.
  12. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. – М.: Прогресс, 1975. 283 с.
  13. Merriam-Webster Online. URL: http://www.merriam-webster.com/ (Дата обращения 27. 11. 2016).
  14. Oxford English Dictionary on CD-ROM (v. 4.0). 2nd ed. Oxford: Oxford University Press, 2009.
  15. The Cambridge dictionary of Psychology / Ed. by D. Matsumoto. New York: Cambridge University Press, 2009. 587 p.
  16. The Concise Oxford English Dictionary. 11th ed. / Ed. by C. Soanes, A. Stevenson. Oxford: Oxford University Press, 2004. 1728 p.
  17. WordNet. A Lexical Database for English / – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://wordnetweb.princeton.edu/perl/webwn (Дата обращения 25. 11. 2016).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом