Статья опубликована в рамках: LX Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 31 августа 2016 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шайбакова Д.Д. MOДЕЛЬ ОПИСАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ СИТУАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ С ПОЗИЦИИ УЧАСТИЯ ПЛЮРИЦЕНТРИЧЕСКОГО ЯЗЫКА // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LX междунар. науч.-практ. конф. № 8(57). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 59-66.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

MOДЕЛЬ ОПИСАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ СИТУАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ С ПОЗИЦИИ УЧАСТИЯ ПЛЮРИЦЕНТРИЧЕСКОГО ЯЗЫКА

Шайбакова Дамина Дисингалеевна

д-р филол. наук, проф., Казахский национальный педагогический университет им. Абая,

Республика Казахстан, г. Алматы

LANGUAGE SITUATION IN KAZAKHSTAN DESCRIBING MODEL FROM THE PERSPECTIVE OF PLURICENTRIC LANGUAGE

Damina Shaibakova

doctor of Philology, Professor, Kazakh National Pedagogical University,

Kazakhstan, Almaty

 

Статья публикуется в рамках проекта 1930/ГФ4, финансируемого МОН РК.

 

АННОТАЦИЯ

Предложена модель описания языковой ситуации с участием плюрицентрического языка. Не останавливаясь на частотной и хорошо знакомой информации, автор приводит структурированные и графически оформленные данные о статусе русского языка в постсоветских странах и типах языковой политики. Максимально лаконичная модель многокомпонентной языковой ситуации Казахстана учитывает количество субъектов и их функции, представляет собой формализованное описание, может пополняться и способна генерировать новые знания об объекте.

ABSTRACT

This article deals with language situation description model with pluricentric language. Moving beyond the frequency and familiar information the author provides the structured and graphically issued data on the status of Russian language in the Post-Soviet countries and types of language policy. The clear and concise model of multicomponent language situation considering the number of subjects and their functions is proposed here. The formalized description of a language situation with pluricentric language is a basis for representation of the replenishing model capable to generate new knowledge of an object.

 

Ключевые слова: модель; плюрицентрический язык; языковая ситуация; формализация описания.

Keywords: model; pluricentric language; language situation; formalized description.

 

Объектом нашего исследования является языковая ситуация с плюрицентрическим языком. Языковая ситуация (ЯС) – понятие, которое не может быть определено с большой точностью. Неспециалисты называют языковой ситуацией простое применение языков в обществе. Среди специалистов также нет единства в определении данного феномена. Этот термин привычно употребляется без дефиниций и пояснений. Показательно, что в известных словарях Routledge Dictionary of Language and Linguistics [4], A glossary of sociolinguistics [5] отсутствует статья, посвященная языковой ситуации. В авторитетном советском «Лингвистическом энциклопедическом словаре» ЯС рассматривается как «совокупность форм существования (а также стилей) одного языка или совокупность языков в их территориально-социальном взаимо­от­но­ше­нии и функциональном взаимо­дей­ствии в грани­цах определённых географических регионов или административно-политических образо­ван­ий» [2, с. 616–617]. В словаре также дается более узкое понятие ЯС, «коррелирующее с понятием языкового состояния как совокупности варьирований языка (компоненты состояния: функциональные стили, формы существования и формы реализации). В этом случае ЯС. – пространственное и социальное взаимодействие разных языков или разных компонентов состояния одного языка» [2, с. 616–617]. В таком понимании ЯС предстает и как статическое состояние, как совокупность языков и их подсистем, и как динамическое развитие, однако в нее не включаются все статусные и функциональные характеристики взаимодействующих языков. Между тем дефиниция должна включать информацию о существенных признаках объекта. Поэтому ЯС чаще не определяется, но описывается. Крайним упрощением является попытка втиснуть понятие ЯС в узкие рамки имеющихся квалификаций.

Языковая ситуация понимается нами как совокупность языков и их подсистем в их функциональном распределении, в отношении к социальной, политической, культурной и естественно-географической среде и во взаимодействии друг с другом. Модель ЯС зависит от ряда факторов. С одной стороны, это может быть локальная языковая ситуация страны, региона, для которой ожидаема одна модель описания, а с другой – языковой ситуацией мы считаем и условия функционирования одного и того же языка в контакте с другими языками в разных регионах, когда будет уже иная модель представления, т.к. есть множество факторов, ее определяющих. Между тем при описании ЯС чаще актуализируется какой-либо один аспект. Сложность же заключается в том, что следует иметь в виду и разные временные периоды, и синхронное состояние, статику и динамику, и структуру, и функции, и внутренние и внешние факторы среды и прочее.

Особый случай представляет рассмотрение функционирования языков, имеющих несколько центров существования и развивающих там свои варианты, – плюрицентрических. Такие языки вне территории исхода находятся в постоянном интенсивном контакте с другими языками, изменения в них, вызываемые такими контактами, а также их влияние на контактирующие языки составляют суть варьирования.

Специфика описания языковой ситуации с плюрицентрическим языком заключается в том, что в условиях конкуренции контактирующих языков привнесенный язык получает престижный/непрестижный статус, занимает доступное ему коммуникативное пространство, выполняет возможные функции, развивается, отражая реалии среды. С образованием на постсоветском пространстве новых государств и по мере их всё большего дистанцирования плюрицентрическим стал русский язык. Его развитие в разных ареалах не является равномерным и равноценным. Однако при том, что каждое из постсоветских государств формирует свою языковую политику, есть у них общие процессы в развитии языков: функциональное усиление титульного языка; сохранение некоторых функций русского языка; расширение применения иностранных языков, а именно английского. Благоприятные условия для полноценного развития языка создает высокий правовой статус. Таковым он является для русского языка в Казахстане и достаточно четко определен юридически. Это очевидно в сравнении с другими постсоветскими странами.

Таблица 1.

Статус русского языка в постсоветских странах

Страна

Статус

 

  1.  

Украина

региональный, официальный в южных и восточных регионах страны

Закон об основах государственной языковой политики от 3.07.2012 № 5029 -VI

  1.  

Белоруссия

государственный

Закон Республики Беларусь от 26 января 1990 г. № 3094-XI «О языках в Республике Беларусь»

  1.  

Молдова

язык межнационального общения

Закон о функционировании языков на территории Молдавской ССР от 1.09.1989

  1.  

Приднестровье

официальный

Конституция Приднестровской Молдавской Республики 1995 года

  1.  

Литва

юридически не определен

 

  1.  

Латвия

иностранный

Закон о государственном языке 1999 года

  1.  

Эстония

иностранный

Закон о языке от 23.02.2011

  1.  

Азербайджан

юридически не определен

 

  1.  

Армения

юридически не определен

 

  1.  

Грузия

юридически не определен

 

  1.  

Таджикистан

язык межнационального общения

Конституция Республики Таджикистан 1994 г.

  1.  

Туркмения

юридически не определен

 

  1.  

Узбекистан

юридически не определен

 

  1.  

Кыргызстан

официальный

Конституция Киргизской республики 2010 года

  1.  

Казахстан

официально употребляется наравне с казахским

Конституция Республики Казахстан 1995 года

 

 

Как видим, в шести постсоветских государствах статус русского языка не определен вовсе, что объясняется различными причинами: политикой по отношению к России и русской диаспоре, малочисленностью диаспоры или ее отсутствием, отсутствием языкового законодательства. Статус русского языка определяет поведение его носителей, тенденции к интеграции, ассимиляции, сепарации в соответствующих странах. В расположенной ниже таблице показаны магистральные направления языковой политики, определяющие ЯС в рассматриваемых странах. Ввиду политизации вопроса о русском языке есть определенная корреляция между внешней политикой государства и тенденциями языковой политики.

Таблица 2.

Типы языковой политики в постсоветских странах [3, с. 353]

Тип внешней политики

Государства

Тенденции национально-языковой политики

Прозападная

Латвия, Литва, Эстония, Грузия

Дерусификация

Вестернизация

Интеграционная (по отношению к России)

Казахстан, Кыргызстан, Беларусь

Законодательно закрепленный высокий статус русского языка

Интеграция в рамках Евразийского союза

Политика вынужденного следования европейским стандартам

Украина

Утверждение титульного языка

Защита русского языка как регионального в связи с ратификацией Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств

Умеренная

Азербайджан, Армения

Сохранение этнических традиций и языков

Отсутствие массовых антирусских движений

Политика вынужденного компромисса

Молдова, Таджикистан

Этнизм

Сохранение русского языка из-за экономической зависимости от России

Тюркоцентрическая политика

Туркменистан, Узбекистан

Сближение с тюркским миром

Политика дистанцирования от интеграционных процессов бывших союзных республик

 

 

Только интеграционный тип политики обеспечивает сохранение всех функций русского языка и его полноценное развитие. Кроме того, тесная связь с метрополией препятствует дистанцированию идиомов и образованию вариантов.

Характеристика языковой ситуации предполагает также учет функций всех языков региона. Однако описательное представление информации является объемным и для практического применения неудобно. Наиболее лаконичным способом подачи такой информации следует признать моделирование.

Общая формальная модель ЯС, предложенная О.Е. Семенец, включает следующую экстралингвистическую информацию:

  1. отношение лиц, владеющих плюрицентрическим языком в данной стране, к общему количеству населения;
  2. количество языков, находящихся в пользовании местных народов и племен в данной стране;
  3. наличие/отсутствие в данной стране местного языка межнационального общения – VM;
  4. индекс наличия/отсутствия символической объединяющей функции (UF) плюрицентрического языка в стране там, где отсутствует местный язык межнационального общения;
  5. индекс степени социальной консолидации местного сообщества, т. е. указание на то, преобладают ли в стране племена, народности или уже сложилась нация: + - tr – tribes, ntl – nationalities; nat – nation
  6. индекс официального статуса плюрицентрического языка в стране неисконного ареала – of;
  7. индекс отношения к плюрицентрическому языку, отражающий его фактическое положение в стране, а именно способствует ли социальная обстановка его распространению (PR), или же сферы использования последовательно ограничиваются;
  8. индекс социально-коммуникативной роли плюрицентрического языка – в качестве макропосредника или микропосредника [1, с. 95].

На основании предложенной О.Е. Семенец формулы [1, с. 94], используя специальный символический язык, мы вывели лаконичную модель для ЯС Казахстана.

LSkz = V (110-VM + st + nat + UF)

R (92 % + UF + of –PR + mаcro)

Символический метаязык теории ЯС включает следующие знаки:

LSkz – языковая ситуация в Казахстане;

R – русский язык;

V – vernacularis – местный язык;

VM – vernacular macromediator – местный язык-макропосредник;

nat – nation – нация;

UF – unifying function – объединяющая функция;

of – official – официальный язык;

st – государственный язык;

PR – promote – сферы использования последовательно ограничиваются;

micro – micromediator – микропосредник;

macro – macromediator – макропосредник;

+ наличие признака;

- отсутствие признака.

В нашей формуле это означает: в языковой ситуации Казахстана титульный язык обслуживает нацию, но он не является макропосредником для 110 этносов страны, хотя и выполняет объединяющую функцию. Он сосуществует с привнесенным русским языком, которым владеют 92 % населения, который является макропосредником, имеет статус официального языка, функции которого по этой причине не ограничиваются.

Таким образом, возможна предельно формализованная подача информации. Мы ограничились лишь сведениями о статусе, типе языковой политики, функциональной значимости языка. Данная формула универсальна, она лишь требует подстановки новых сведений и может быть использована для презентации компонентов ЯС любой страны. В ней представлена только определенная фактологическая информация, но формула также может быть дополнена иными компонентами, реализуя принцип открытости.

 

Список литературы:

  1. Варианты полинациональных литературных языков. – Киев: Наукова Думка, 1981. – 280 с.
  2. Виноградов В.А. Языковая ситуация // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: АН СССР, 1990. – С. 616–617.
  3. Шайбакова Д.Д. Русификация или дерусификация: языковая политика постсоветских стран // Современная филология: теория и практика. Материалы 14-ой межд. конференции. 27 декабря 2013 г. – Москва, 2013. – С. 350–355.
  4. Routledge Dictionary of Language and Linguistics / Hadumod Bussmann translated and edited by Gregory Trauth and Kerstin Kazzazi. – London and New York, 2006. – 1335 p.
  5. Trudgill P. A glossary of sociolinguistics. – Edinburg University Press, 2003. – 148 p.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий