Статья опубликована в рамках: LVII Международной научно-практической конференции «Инновации в науке» (Россия, г. Новосибирск, 30 мая 2016 г.)

Наука: Искусствоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции часть 1, Сборник статей конференции часть 2

Библиографическое описание:
Мамбетова Д.А. «ВОСЕМЬ КАЗАХСКИХ ТАНЦЕВ» ДЛЯ ФОРТЕПИАНО АХМЕТА ЖУБАНОВА КАК ПРИМЕР САМОБЫТНОСТИ ТАНЦЕВАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ КАЗАХСКОГО НАРОДА // Инновации в науке: сб. ст. по матер. LVII междунар. науч.-практ. конф. № 5(54). Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 109-114.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

«ВОСЕМЬ КАЗАХСКИХ ТАНЦЕВ» ДЛЯ ФОРТЕПИАНО АХМЕТА ЖУБАНОВА КАК ПРИМЕР САМОБЫТНОСТИ ТАНЦЕВАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ КАЗАХСКОГО НАРОДА

Мамбетова Дина Азербайжановна

проф., Казахский национальный университет искусств,

Республика Казахстан, г. Астана

EIGHT KAZAKH DANCESFOR PIANO BY AKHMET ZHUBANOV AS AN EXAMPLE OF THE ORIGINALITY OF KAZAKH DANCE TRADITIONS

Dina Mambetova

professor, Kazakh national university of art,

Kazakhstan, Astana

 

АННОТАЦИЯ

Целью статьи является подробный анализ музыкального произведения «Восемь казахских танцев» для фортепиано А. Жубанова, для создания которого композитором были использованы различные музыкально-выразительные средства. В ходе глубокого анализа были выявлены элементы, составляющие неповторимый стиль произведения и его этнокультурное содержание.

ABSTRACT

The aim of this article is a detailed analysis of the musical composition “Eight Kazakh dances” for piano by A. Zhubanov, which has been created with the help of different musical-expressive means, used by the composer. During the deep analysis there were revealed the elements, which constitute the unrepeatable style of the composition and its ethnocultural content.

 

Ключевые слова: танцы; музыка; культура.

Keywords: dances; music; culture.

 

Ахмет Куанович Жубанов (1906–1968) – композитор, дирижер, музыковед, этнограф, народный артист КазССР, доктор искусствоведения, академик АН КазССР, лауреат Государственной премии КазССР. В 1932 г. окончил историко-теоретический факультет Ленинградской консерватории, а в 1932–1933 гг. был аспирантом Академии искусствоведения. В 1934 г. А. Жубанов организовал Оркестр казахских народных инструментов (ныне Казахский государственный академический оркестр народных инструментов им. Курмангазы), ему выпала миссия открытия Казахской государственной филармонии им. Джамбула. А. Жубанов был ректором Алма-Атинской государственной консерватории, одним из основателей Академии наук республики, организовал сектор искусствознания, вошедший позже в Институт литературы и искусства им. М.О. Ауэзова.

Творческая, научная, организаторская, педагогическая, общественная деятельность А. Жубанова в истории становления музыкальной культуры Казахстана составила целую эпоху. Оперы «Абай» и «Тулеген Тохтаров» (совместно с Л. Хамиди), симфонические произведения: «Марш памяти Курмангазы», «Жез киiк», Таджикские и Казахские танцы для фортепиано, хоры, песни, романсы, музыка для театра и кино. Ахмет Куанович занимался исследованием культурного наследия казахского народа, он является автором нескольких научных трудов: «Жизнь и творчество казахских народных композиторов XIX и начала XX вв.», «Струны столетий», «Соловьи столетий», «Мукан Тулебаев», «Курмангазы», этнографических исследований казахских народных песен и кюев, записи кюев Курмангазы и Даулеткерея. Эти и многие другие сочинения А. Жубанова вошли в сокровищницу казахской музыкальной культуры.

«Восемь казахских танцев» Ахмета Жубанова впервые были изданы в 1964 году издательством «Жазушы» и давно стали библиографической редкостью, второе издание было выпущено в 1998 году издательством «Көкіл», и, наконец, в 2016 году вышло новое издание «Казахских танцев» с аудиоприложением.

Издревле люди выражали в танце свои мысли, чувства и представления о мире. У каждого народа свои неповторимые и самобытные танцевальные традиции. Ярчайшим примером среди них выступают танцы казахского народа. Торжество свадеб, загадка ритуальных обрядов, искрящаяся радость народных игр, стремительные ритмы скачек, удаль молодых джигитов и нежная грация девушек – всё это нашло отклик в музыке А. Жубанова.

Первый танец «Хромой саврасый». Медленно бредёт стадо лошадей, позади всех плетётся хромой саврасый конь. Сквозь размеренное звучание музыки прорываются жалобные нотки. С каждым шагом идти становится всё труднее, но он мужественно преодолевает на своем пути высокие холмы и глубокие овраги. Вдалеке виднеются зелёные ковры родных пастбищ. Но вот большой обрыв открывается его глазам и, подгоняемый табунщиком, он скатывается вниз. Вновь музыка возвращается к тихому начальному звучанию. Усталый конь, наконец, преодолел свой сложный путь.

Второй танец «Жайлау». Здесь музыка навевает образы природы – бескрайние просторы летних пастбищ, далекие снежные вершины, прозрачные озёра и бурные реки, обрывистые скалы, золотистые холмы и песчаные степи. Возникают ассоциации с нежным девичьим танцем.

Третий танец «Қыз Ақжелең». «Под названием «Ақжелең» в народе бытуют кюи малой формы, носящие весёлый, жизнерадостный характер» [1]. Торжественный подъём, атмосфера народных празднеств, полных радости, оптимизма и юмора. Будто бы соревнующиеся между собой, повторяющиеся то тихо, то громко интонации создают яркую контрастность образов.

Четвёртый танец «Красная берёза». Здесь мы слышим шелест раскачивающихся ветвей, будто бы убаюкивающий путника, встретившего на своём пути много трудностей. Тревожные видения мерещатся ему во сне. Пьеса завершается мажорными аккордами сначала на ff, символизируя победу веры и оптимизма, затем замирает на ppp, подобно затихшей берёзе, охраняющей сон усталого путника. Кюй с таким же названием есть у выдающегося казахского композитора Курмангазы. Вот как рассказывает о нём сам автор: «Это кюй о берёзе, приютившей меня среди своих ветвей и укрывшей от погони. Это кюй о родной степи, о славных джигитах моего народа, раскрывших мне свои объятия и спасших меня от чёрной смерти» [1].

Небезынтересен и тот факт, что Казахстан является чуть ли ни единственным местом в мире, где действительно растет загадочная красная берёза.

Пятый танец «Саранжап». Ахмет Жубанов переложил для фортепиано кюй Курмангазы, обычно исполняемый на домбре или оркестром казахских народных инструментов. «Саранжап» – это пламенное произведение, написанное в боевом духе, в котором, однако есть и лирические эпизоды, где очень точно передано звучание домбры. По легенде Курмангазы посвятил этот кюй своему калмыцкому другу Саранжапу, воспевая его храбрость, мужество и отвагу. Острый ритм передает бег резвого скакуна, бесстрашно мчащегося навстречу опасности.

Шестой танец «Караван». Караван шагает посреди жаркой пустыни. Ничто не нарушает суровой поступи верблюдов и лошадей. Подгоняемые своими всадниками, они везут тяжелые сундуки и только изредка мерещатся им далекие оазисы.

Седьмой танец «Ақжелең». Здесь, в отличие от третьего танца, характер музыки более суровый и таинственный. Силы природы, будто поднимающиеся из земли, просыпаются и окутывают всё вокруг. На горизонте появляется утренняя заря, солнце постепенно освещает всё алыми лучами, вдали плывут облака, в реке плещется рыба, в небо взмывают птицы. Оживает природа, вслед за ней просыпаются люди, начинается шумный день – жизнь идёт своим чередом.

Восьмой танец «Би кюй». Четкий танцевальный ритм, кварто-квинтовые созвучия и масштабность звучания инструмента рисуют здесь картину праздничных народных гуляний.

Подводя итог стоит отметить, что во всех пьесах мы отчетливо слышим танцевальные мелодии и ритмы, но вместе с тем музыка наполнена образами гораздо богаче и шире. В ней отражены величие и сила, непоколебимая мощь, любовь и уважение к традициям своих предков, искрящийся юмор и неугасимый дух казахского народа.

В заключение хотелось бы привести цитаты из книги «Мир мой – музыка» Газизы Ахметовны Жубановой, великой дочери великого человека, его духовной наследницы, достойной продолжательницы его профессиональных и человеческих начинаний: «С отцом мы стали настоящими друзьями и коллегами. Я много с ним советовалась. Он сыграл огромную роль в моем формировании как творческой личности, в моем отношении к композиторскому труду … Он считал главным для своих детей – иметь настоящее профессиональное образование, что в дальнейшем давало независимость и человеческое достоинство … В свою очередь он советовался со мной. Отец стал другом, с которым можно было поделиться самым сокровенным, тревогами и заботами. Мы много бывали вместе: на съездах и пленумах композиторов, фестивалях и творческих встречах …

 Создание национального оркестра было событием историческим. Оркестр стал любимым детищем народа. Отец был и создателем, и первым дирижером оркестра. Выступления оркестра всегда были триумфальны. Потрясающим был успех оркестра на Первой Декаде казахского искусства и литературы в Москве в 1936 году. Исполнение им кюев народных классиков было стихийной силой, народной мощью, то скорбной, то драматически взволнованной песней бескрайней степи и белоснежных гор Алатау. «Бисы» следовали один за другим … Это были «чудные мгновения» в жизни Ахмета Куановича …

У отца было много друзей не только в Алма-Ате, Казахстане, где он пользовался огромным уважением и любовью, но и в Москве и Ленинграде, в братских республиках …

Это была подлинная Личность, большой художник, преданный сын, влюблённый в свой народ. И очень ранимый человек, с нежной душой, богатой фантазией, неисчерпаемой энергией … В памяти народа остается человек-гражданин, патриот, интернационалист, человек – творец прекрасного мира искусства … Идут и идут годы в даль, а образ Ахмета Жубанова все приближается, укрупняется, становится все более близким. Народ чтит своего достойного сына» [2].

 

Список литературы:

  1. Жубанов А.К. Струны столетий. – Алматы: Дайк-Пресс, 2001. С. 50.
  2. Жубанова Г.А. Мир мой – музыка. – Алматы: Білім, 2008. С. 327.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий