Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 11 ноября 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Школина Е.И. ИСТОРИЯ КРАЯ В СЮЖЕТАХ ХРАМОВОЙ ЖИВОПИСИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(25). URL: http://sibac.info/archive/social/11(25).pdf (дата обращения: 20.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ИСТОРИЯ  КРАЯ  В  СЮЖЕТАХ  ХРАМОВОЙ  ЖИВОПИСИ

Школина  Екатерина  Игоревна

студент  3  курса  БПЭК,  РФ,  Тверская  область,  г.  Бежецк

E-mailsilen_67@mail.ru

Костыгов  Станислав  Юрьевич

научный  руководитель,  преподаватель  БПЭК,  РФ,  Тверская  область,  г.  Бежецк

 

Православные  храмы  на  Руси  всегда  имели  особое  значение  в  жизни  народа.  Особенно  в  глубинке,  в  провинции,  в  небольших  городках  и  на  селе,  они  были  не  просто  культовыми  сооружениями,  но  и  духовными,  культурными,  просветительскими  центрами,  объединявшие  тысячи  людей.  К  сожалению,  в  годы  советской  власти  многие  из  них  были  разорены  или  разрушены  совсем.  Вместе  с  ними  был  почти  полностью  утрачен  целый  пласт  духовной  культуры  общества.  Храм  Иоанна  Богослова  в  Бежецке  —  одна  из  немногих  городских  церквей  переживших  советскую  власть.  Здание  лишилось  купола  вместе  с  массивным  барабаном,  неоднократно  перестраивалось  изнутри,  приспосабливаясь  под  нужды  различных  промышленных  предприятий,  которые  размещались  в  бывшем  храме  вплоть  до  начала  90-х  гг.  XX  века.  В  настоящее  время  в  здании  располагается  средняя  общеобразовательная  школа  №  3  с  углубленным  изучением  музыкальных  предметов  имени  Народного  артиста  СССР  А.П.  Иванова.

Каким-то  невероятным  образом  в  этой  бесконечной  череде  ремонтов  и  перестроек  на  стенах  и  потолке  по  южной  лестнице  уцелел  значительный  фрагмент  росписи.  И  хотя  сохранность  фресок  очень  плохая,  на  стенах  и  в  оконных  проёмах  вполне  различимы  лики  святых  и  целые  картины.  В  1991  году  институтом  «Спецпроектреставрация»  было  проведено  комплексное  обследование  здания  и  составлен  проект  его  реставрации,  который,  увы,  так  и  не  удалось  воплотить  в  жизнь.  Здание,  как  и  чудом  сохранившийся  фрагмент  росписи,  продолжают  медленно  разрушаться.  А  ведь  изображения  являются  не  только  частью  храмового  убранства,  но  и  выполняют  ещё  одну,  не  совсем  обычную,  но  весьма  важную  функцию  —  духовно-просветительскую.

Сохранившийся  элемент  церковного  убранства  включает  в  себя  три  сюжетные  картины  и  11  ликов  различных  святых,  почитаемых  как  по  всей  России,  так  и  местночтимых.  Дополнительно  в  композицию  включены  образ  апостола  и  евангелиста  Иоанна  Богослова,  в  честь  которого  освящён  основой  алтарь  и  небольшое  изображение  Казанской  иконы  Божьей  Матери,  во  имя  которой  освящён  придел  на  втором  этаже  храма.  Потолок  над  лестницей  украшает  картина  Покрова  Пресвятой  Богородицы.  Образы  святых,  выполненные  над  лестничными  пролётами  -  реальные  исторические  персонажи,  жившие  в  XII—XVI  вв.  и  почти  все  они,  прямо  или  косвенно,  связаны  с  Бежецким  краем,  а  сюжетные  изображения  вообще  являются  известными  эпизодами  местной  истории.

Основные  цели  исследования:  установление  когда  и  по  чьей  инициативе  появились  изображения,  определение,  каким  образом  они  связаны  с  историей  Бежецкого  края,  какую  смысловую  нагрузку  несли.  Но  по  мере  погружения  в  материал  и  постижения  авторского  замысла,  конечная  цель  приобрела  практическое  воплощение.

Проще  всего  оказалось  найти  ответ  на  вопросы  когда  могли  по  является  эти  настенные  росписи  и  кто  стал  инициатором  этого  необычного  проекта.  Церковь  является  старейшей  из  21  храма,  украшавших  Бежецк  до  революции  1917  года.  По  преданию,  первый  храм  на  этом  месте  был  построен  в  первой  половине  XV  века  по  инициативе  князя  Дмитрия  Юрьевича  Красного  и  выполнял  роль  городского  собора.  Сохранившаяся  до  наших  дней  постройка  возводилась  с  1837  по  1868.  Храм  возвышался  на  правом  берегу  реки  Мологи  при  въезде  в  Бежецк  со  стороны  Твери.  Массивное,  двухэтажное  здание,  построенное,  предположительно  на  основе  альбома  типовых  проектов  известного  русского  архитектора  К.  Тона,  было  архитектурной  доминантой  центральной  части  города,  уравновешивая  собой  комплекс  Воскресенского  собора  и  завершая  ансамбль  Соборной  площади  города.  Интересующие  нас  росписи  не  были  выполнены  при  строительстве,  по  данным  обследования  1991  года  все  они  сделаны  позднее,  на  рубеже  XIX—XX  веков.  Скорее  всего,  фрески  были  созданы  в  ходе  какой-то  реконструкции  храма.  По  сохранившимся  фотографиям  и  выводам  реставраторов  удалось  установить,  что  такие  работы  проводились  в  период  с  1906  по  1914  гг.  На  фотографиях  1906  года  Богословская  церковь  в  своём  первоначальном  виде,  на  снимках  1910—1911  гг.  хорошо  видна  новая  западная  паперть  из  красного  кирпича,  а  на  фотографиях  1914  г.  и  более  позднего  периода  пристройка  уже  отштукатурена  и  выкрашена  в  один  цвет  со  зданием.  К  сожалению,  фотографий  внутреннего  убранства  храма  не  сохранилось  ни  до  ремонта,  ни  после.  Сюжеты  некоторых  сохранившихся  изображений  так  же  указывают  на  то,  что  фрески  могли  быть  сделаны  только  в  начале  XX  века.

Священником,  а  затем  и  настоятелем  храма  Иоанна  Богослова  с  1893  года  становится  отец  Иоанн.  Отец  Иоанн,  в  миру  Иван  Николаевич  Постников,  уважаемый  и  известный  далеко  за  пределами  Бежецка  религиозный  и  общественный  деятель,  внимательный  наставник  и  педагог,  авторитетный  историк  и  краевед,  страстный  пропагандист  исторического  и  культурного  наследия  Бежецкого  Верха.  И.Н.  Постникова  по  праву  можно  назвать  родоначальником  исторического  краеведения  в  Бежецке,  который  не  просто  собирал  сохранившиеся  предания  и  легенды,  как  некоторые  его  предшественники,  но  и  старался  написать  полноценную  историю  Бежецкого  края.  С  1902  года  И.Н.  Постников  действительный  член  Тверского  епархиального  историко-археологического  комитета,  через  год  избирается  членом  Тверской  учёной  архивной  комиссии  (ТУАК),  сотрудничает  со  столичными  историческими  журналами.  Будучи  искренним  патриотом  родного  края  в  1919  году,  вместе  с  племянником  Николая  Гумилёва  Николаем  Леонидовичем  Сверчковым  пытается  организовать  работу  первого  в  истории  Бежецка  подотдела  по  делам  музеев.  В  1921  году  был  одним  из  инициаторов  создания  Бежецкого  научного  общества  по  изучению  истории  и  культуры  местного  края,  активно  работая  в  нём  вплоть  до  его  закрытия  в  1929  г.  За  более  чем  двадцать  лет  исследовательской  деятельности  И.Н.  Постников  опубликовал  отдельными  изданиями  и  в  авторитетных  исторических  журналах  более  десятка  статей.  Масштабный  проект  «История  Бежецкого  Верха»,  который  должен  был  стать  вершиной  исследовательской  деятельности  отца  Иоанна  был  начат  в  газете  «Бежецкий  вестник»  в  1917  году,  но,  по  объективным  причинам,  завершён  не  был.

Иван  Николаевич  Постников  был  удивительно  скромным  человеком,  никогда  не  гордился  своими  заслугами,  скудно  делился  планами  и  достижениями.  Ни  в  его  работах,  ни  в  его  дневниках  нет  прямого  указания  на  планы  по  созданию  в  Богословской  церкви  своеобразной  исторической  галереи.  И  в  то  же  время,  никто,  кроме  него,  не  смог  бы  задумать  и  реализовать  этот  проект.  Можно  лишь  предполагать,  с  какой  целью  он  был  создан.  Иван  Постников  наверняка  понимал,  что  для  большинства  бежечан  результаты  его  исследовательской  деятельности  останутся  неизвестны.  Они  вряд  ли  были  регулярными  читателями  исторических  журналов  и  брошюр,  а  вот  в  храм  ходили  все,  и  стены  его  вполне  могли  стать  источником  не  только  божественной  благодати,  но  и  гордости  за  историю  родного  края.  Особенно  заботился  отец  Иоанн  о  просвещении  подрастающего  поколения.  В  1891  году  молодой  священник  вступает  на  трудный  педагогический  путь  сначала  в  начальных  училищах  города,  а  с  1896  года  становится  преподавателем  «Закона  Божия»  в  женской  гимназии,  проработав  в  ней  более  20  лет.  В  1911—1913  гг.  стараниями  И.Н.  Постникова  при  Богословской  церкви  открывается  приходская  школа  с  ремесленными  классами  и  интернатом  для  сирот  на  200  учеников,  которые  стали  постоянными  посетителями  храма.  Кроме  просветительской,  историческая  галерея  преследовала  ещё  одну  важную  цель  —  сохранение  духовных  традиций.  Сам  отец  Иоанн  так  говорил  об  этом  в  одном  из  своих  произведений:  «Пресловутое  освободительное  движение  последнего  времени,  когда  повелись  с  особой  силою  стремления  подорвать  в  народе  веру  и  любовь  к  святыням,  вывести  его  из  под  влияния  Св.  Церкви,  заставило  повсюду  истинно  верующих  православных  русских  людей  крепко  объединиться  вокруг  своих  родных  святынь»  [5,  с.  112].

Из  14  изображений  одно  уже  почти  исчезло,  некоторые  сохранились  частично.  Приходилось  вчитываться  в  каждую  букву,  всматриваться  в  каждый  фрагмент,  чтобы  понять  чьё  изображение  перед  нами,  но  это  делало  работу  ещё  интереснее.  Иван  Постников  не  оставил  никаких  указаний  на  то,  какую  роль  в  задуманном  им  проекте  могло  играть  то  или  иное  изображение,  но  его  работы,  мнения,  мысли,  версии,  высказанные  в  них  стали  подсказкой  в  раскрытии  авторского  замысла.

Бежецкий  Верх  –  старинная  историческая  область  на  восточной  окраине  Новгородских  владений.  Первые  упоминания  о  Городецко  —  так  город  назывался  до  конца  XVIII  века,  относятся  к  XII  столетию.  О  точной  дате  историки  спорят  до  сих  пор,  то  ли  1137,  то  ли  1196  годы.  И.Н.  Постников  и  большинство  бежецких  краеведов  были  уверены,  что  именно  под  крылом  Великого  Новгорода  Бежецкий  край  процветал,  формировались  основы  его  политических,  хозяйственных  и  духовных  традиций,  поэтому  новгородскому  периоду  бежецкой  истории  посвящено  сразу  четыре  изображения.  Прежде  всего  это  образ  благоверного  Мстислава  Храброго,  новгородского  князя,  жившего  во  второй  половине  XII  века.  Не  исключено,  что  именно  в  годы  его  княжения  и  появился  Бежецк,  но  скорее  всего,  князь  Мстислав  —  фигура  символическая.  Он  один  из  немногих  новгородских  князей,  который  не  ущемлял  в  своих  корыстных  интересах  новгородские  политические  устои,  а  поддерживал  и  развивал  их,  защищал  Новгородские  рубежи  от  посягательств  владимиро-суздальских  князей,  а,  значит,  достоин  особого  уважения.

Следующие  три  образа  связаны  с  духовными  традициями  Новгорода,  что  для  Ивана  Постникова,  как  священника,  гораздо  важнее.  В  своих  исследованиях  отец  Иоанн  постоянно  указывает  на  тесные  и  благотворные  духовные  связи  Бежецкого  края  с  Новгородом,  тем  более,  Бежецк  вплоть  до  самого  конца  XVIII  века  оставался,  подчинен  Новгородской  епархии.  А  это  почти  шесть  веков  преемственности  духовных  традиций!  В  одной  из  своих  работ  И.Н.  Постников  открыто  сокрушается  о  том,  что  екатерининские  реформы  не  только  включили  Бежецкий  уезд  в  состав  чуждой  и  даже  враждебной  Тверской  губернии,  но  и  приписали  его  к  новой  епархии.  «Всё  былое,  сразу  целиком  оторванное  от  прежних  прочных  новгородских  устоев,  затенено  было  тем  новым,  давно  уже  устоявшимся  тверским  строем  церковный  жизни»  —  писал  И.Н.  Постников,  сравнивая  Бежецк  со  «слабым  приёмышем»  [5,  с.  102].  Образы  новгородских  архиепископов  XV  века  Евфимия  и  Ионы,  продолжавших  развивать  духовные  традиции  Новгородской  земли  в  самые  тяжёлый  для  неё  период  потери  независимости,  по  мнению  Ивана  Постникова,  должны  были  напомнить  бежечанам  истоки  своей  духовной  истории.  Тем  более,  что  архиепископ  Евфимий  вполне  мог  благословить  строительство  в  Бежецке  Богословской  церкви,  а  в  ведении  его  преемника  святителя  Ионы  она  находилась  вплоть  до  1470  года,  о  чём  свидетельствует  надпись  под  его  образом.  Преподобный  Александр  Свирский  был  одним  из  самых  авторитетных  и  уважаемых  подвижников  новгородской  земли  в  XV  веке.  Возможно,  именно  с  его  влиянием  связывает  Иван  Постников  активное  строительство  монастырей  в  Бежецком  Верхе  и  развитие  монашеских  традиций.

К  трагическим  событиям  монгольского  нашествия  обращает  нас  образ  великого  князя  Юрия  Всеволодовича,  одного  из  первых  мучеников  за  веру,  павшего  от  монгольской  сабли  в  роковом  для  русского  воинства  сражении  на  реке  Сить  4  марта  1238  года.  Более  150  лет  тверские  и  ярославские  краеведы  веду  спор  о  месте  знаменитой  битвы.  Иван  Постников,  как  и  все  бежечане,  был  абсолютно  уверен,  что  произошла  она  в  пределах  Бежецкого  Верха,  в  верхнем  течении  реки  у  села  Божонки,  в  30  километрах  от  Бежецка,  где  сейчас  установлен  памятный  знак  в  месте  трагической  гибели  великого  князя  Юрия.

Политическую  историю  XIII  века  продолжает  лик  святого  Александра  Невского.  В  1245  году  сильное  литовское  войско  завоевало  обширные  территории  русских  земель,  включая  Торжок  и  Бежецк,  нависла  угроза  безопасности  Новгорода.  И  только  Александр  Невский,  возглавив  объединённые  отряды  новоторжцев,  тверичей  и  дмитровцев  сумел  не  только  остановить  вторжение,  но  и  разгромить  врага,  отбросив  его  за  русские  пределы.  Иван  Постников  весьма  серьёзно  относился  к  этому  событию,  считая,  что  целью  литовского  вторжения  был  не  столько  грабёж,  сколько  попытка  отторжения  русских  земель.  Получается,  что  Александр  Невский  сохранил  Бежецкому  краю  независимость.

Единственный  женский  образ  посвящён  благоверной  княгине  Анне  Кашинской,  чья  жизнь  и  монашеское  служение  связаны  с  полным  драматических  событий  периодом  борьбы  Москвы  и  Твери  за  господство  на  Руси  в  начале  XIV  века.  Образ  Анны  Кашинской  —  это  символ  женской  кротости  и  смирения.  Потеряв  мужа  и  сыновей,  она  сохранила  веру  в  Бога  и  людей.  Анна  Кашинская  —  единственный  тверской  святой  среди  всех  представленных  образов.  Большинство  бежецких  историков  и  краеведов,  в  том  числе  и  современных,  придерживаются  версии  о  том,  что  тверские  князья  последовательно  стремились  разорить  Бежецкий  Верх,  привести  его  к  упадку,  как  экономическому,  так  и  духовному.  Включение  Бежецкого  уезда  в  состав  Тверской  губернии  так  же  негативно  отразилось  на  развитии  Бежецкого  края.  Авторитетный  тверской  краевед  А.Н.  Головкин  прямо  говорит:  «Восприятие  Твери  у  бежечан  ассоциировалось  с  насилием  и  разбоем.  Тверь  никогда  не  была  для  Бежецка  ни  экономическим  партнером,  ни  авторитетом»  [2,  с.  7].  Но  Анна  Кашинская  никогда  не  принимала  участия  в  политических  интригах  своего  мужа,  великого  князя  Михаила  Тверского,  посвящая  себя  семье  и  духовному  служению.  К  тому  же  её  культ  Бежецке  сохранялся  даже  в  тот  период,  когда  к  конце  XVII  века  прославление  Анны  как  святой  было  отменено  решение  патриаршего  собора.  Для  бежечан  имя  Анны  Кашинской  ассоциировалось,  прежде  всего,  не  с  Тверью,  а  именно  с  Кашиным,  где  святая  провела  последние  годы  жизни.  Кашин  —  ближайший  сосед  Бежецка,  и  города  долгие  столетия  имели  общую  политическую  историю,  тесные  экономические,  культурные,  и  конечно  духовные  связи.

История  Бежецкого  края  в  XV  веке  представлена  сразу  несколькими  изображениями.  Прежде  всего,  это  образ  благоверного  князя  Дмитрия  Красного.  Внук  Дмитрия  Донского  получил  Бежецкий  Верх  в  удел  в  1433  году.  И  хотя  Бежецкий  край  был  лишь  малой  частью  княжеских  владений,  для  бежечан  это  событие  было  чрезвычайно  важным  —  впервые  в  своей  истории  Бежецкая  земля  стала  княжеством,  а  князь  Дмитрий  Юрьевич  —  единственным  князем,  жившим  в  Бежецке  за  всю  его  многовековую  историю!

По  сохранившимся  преданиям,  в  Бежецке  Дмитрий  Красный  построил  первые  храм  в  честь  Иоанна  Богослова  и  Троицкую  церковь  в  городском  остроге,  княжеский  дворец  неподалёку,  активно  способствовал  монастырскому  строительству  в  крае.  Бежечане  настолько  почитали  князя  Дмитрия,  что  приписывали  ему  появление  бежецкого  герба,  с  изображением  летящего  голубя  и  даже  собственной,  бежецкой  монеты,  что  выглядит  уж  совсем  невероятным.  Но  в  условиях  разгорающейся  феодальной  войны  период  княжения  Дмитрия  Красного  стал  для  бежечан  временем  мира  и  благополучия,  что  так  же  ставилась  в  заслугу  князю.  Но  современникам  и  потомкам  князь  Дмитрий  запомнился  не  столько  праведной  жизнью,  сколько  необычной  смертью.  Дмитрий  Красный  скончался  в  Галиче  осенью  1440  (по  другой  версии  —  1441  года)  при  загадочных  обстоятельствах,  скорее  всего,  был  отравлен.  Признанный  умершим,  он  был  положен  в  гроб,  который  надлежало  отправить  в  Москву,  но  через  несколько  дней,  ночью,  князь  неожиданно  встал  в  гробу  и  трое  суток  пел  псалмы,  к  великому  удивлению  и  ужасу  домочадцев.  На  третий  день  Дмитрий  опустился  в  гроб  и  умер  окончательно.  Тело  его  было  погребено  в  Архангельском  соборе  московского  Кремля.  Позднее  было  установлено,  что  князь  стал  жертвой  редкой  аномалии  —  летаргического  сна.  Этот  эпизод  стал  основой  для  сюжетов  нескольких  произведений  русского  искусства  XIX  века.  В  1882  году  художник  И.Ф.  Селезнёв  пишет  картину  «Князь  Дмитрий  Юрьевич  Красный  в  летаргическом  сне».  Нет  сомнений,  что  именно  она  послужила  образцом  для  создания  фрески  в  богословской  церкви.  А  в  1900  году  поэт  Константин  Бальмонт  публикует  стихотворение  «Смерть  Дмитрия  Красного  (Предание)».

Продолжает  историю  XV  века  лик  преподобного  Антония  Краснохолмского.  По  преданию,  иеромонах  Антоний  в  середине  XV  века  пришёл  в  пределы  Бежецкого  Верха  из  Кирилло-Белозерского  монастыря.  Ему  удалось  добиться  благосклонности  местного  землевладельца  боярина  Афанасия  Нелединского-Мелецкого  и  на  пожертвованной  им  земле  в  30  километрах  от  Бежецка  основать  обитель  в  честь  святого  Николая  Чудотворца,  икона  которого  явилась  Антонию  чудесным  образом.  Николаевский  монастырь  в  XV—XVIII  веках  был  крупнейшей  обителью  Бежецкого  края,  его  подлинным  духовным  центром.  Среди  его  покровителей  были  князья  московского  великокняжеского  дома,  видные  бояре  и  дворяне.  Особым  почитанием  пользовался  его  основатель  —  преподобный  Антоний,  поэтому  в  некоторых  источниках  монастырь  очень  часто  называют  не  Николаевским,  а  именно  Антониевым.  Новая  обитель  пользовалась  большой  популярностью  и  у  местных  жителей.  Вскоре,  возле  неё  возникло  большое  торговое  село  Спас  на  Холму,  преобразованное  в  конце  XVIII  века  в  город  Красный  Холм.  И  сегодня  на  окраине  Красного  Холма  при  въезде  в  город  со  стороны  Бежецка  видны  руины  монастырских  храмов  и  построек,  некоторые  из  которых  –  уникальные  памятники  архитектуры  XV—XVI  веков.

К  концу  XV  века  относит  Иван  Постников  появление  в  Бежецке  ещё  одного  инока,  на  этот  раз  оно  приходит  из  Троице-Сергиева  монастыря.  Речь  идёт  о  преподобном  Нектарии  Бежецком,  единственным  святом,  чьи  мощи,  по  преданию,  пребывают  в  бежецкой  земле.  Поселившись  на  северной  окраине  Бежецка  преподобный  Нектарий  основал  небольшую  обитель  в  честь  Введения  пресвятой  Богородицы.  Монастырь  стал  первым  в  Бежецке.  Однако,  вопреки  версии  И.  Постникова,  первые  документы  о  Введенском  монастыре  относятся  к  концу  XVI  века,  когда  обитель  получила  могущественных  покровителей  и  переживала  расцвет,  продолжавшийся  до  конца  XVII  века.  К  этому  периоду  относится  одно  примечательное  событие  —  строительство  в  Бежецке  первого  каменного  сооружения,  которым  стала  колокольня  Введенского  монастыря.  Это  произошло  в  1680  году  усилиями  боярина  Семена  Заборовского.  Колокольня  чудесным  образом  уцелела  до  наших  дней  и  стала  подлинным  символом  Бежецка.  По  мнению  И.Н.  Постникова,  после  упадка  обители  в  конце  XVIII  века  было  забыто  и  имя  преподобного  Нектария.  Заслуга  по  возвращению  этого  имени  из  небытия,  приобщения  его  к  лику  местночтимых  святых  полностью  принадлежит  самому  отцу  Иоанну  Постникову.  Его  стараниями  почитание  преподобного  Нектария  в  Бежецке  возобновились  в  начале  XX  века  и  продолжаются  до  сих  пор.  И  сегодня,  как  и  сто  лет  назад,  святой  Нектарий  считается  небесным  покровителем  Бежецкого  края.  На  фреске  Богословской  церкви  преподобный  Нектарий  изображён  молящимся  перед  образом  Богородицы,  как  на  иконе  начала  XX  века  работы  бежецкого  художника  М.  Яковлева.

История  Бежецка  в  XVI  веке  представлена  ликом  самого  известного  ребёнка  в  русской  истории  —  святого  царевича  Дмитрия.  В  1584  году  Дмитрию  и  его  матери  Марии  Фёдоровне  в  удел  был  определён  город  Углич  с  окрестностями,  а  так  же  соседние  Кашин  и  Бежецкий  Верх.  Семь  лет  царевич  считался  формальным  главой  последнего  в  истории  Российского  государства  княжеского  удела.  Бежечане  явно  гордились  подобным  обособленным  положением,  которое  приносило  вполне  осязаемые  плоды.  Тем  более  что  монаршие  особы,  как  свидетельствуют  различные  источники,  уделяли  политическому  и  духовному  развитию  края  значительное  внимание,  занимаясь  строительством,  поддерживая  монастыри  и  храмы  и  т.  д.  Это  обстоятельство  укрепило  сформировавшиеся  ещё  в  XV  веке  хозяйственные  связи  Бежецка  и  Углича,  способствовало  их  дельнейшему  развитию.  Начинают  складываться  тесные  административные,  духовные,  культурные  и  бытовые  контакты  двух  соседних  городов,  которые  нашли  выражение  в  самых  разных  формах.  Например,  вплоть  до  начала  XX  в.  в  Бежецке  был  весьма  популярен  культ  святого  Уара,  малоизвестного  православного  святого.  В  день  памяти  этого  мученика  царевич  Дмитрий  появился  на  свет  и  воин  Уар,  наряду  с  Дмитрием  Солунским  был  небесным  покровителем  царевича.  Поэтому  изображение  царевича  Дмитрия  на  стенах  Богословского  храма  вполне  оправдано  и  по  соображениям  престижа  и  исходя  из  исторической  реальности.

Завершает  композицию  самая  большая  по  площади,  но  плохо  сохранившаяся  картина.  Как  следует  из  читаемого  фрагмента  надписи  в  верхней  её  части,  она  посвящена  чудесному  исцелению  расслабленного  во  время  прибытия  в  Бежецк  из  Теребенского  монастыря  чудотворной  иконы  святого  Николая  в  1805  г.  Из  всего  изображения  можно  увидеть  лишь  несколько  фрагментов  —  сама  чудотворная  икона  святого  Николая,  барка  на  которой  она  прибывает  и  горожане,  встречающие  её  на  берегу,  угадываются  контуры  старого  Богословского  храма.  Чудесное  исцеление  —  лишь  эпизод  многовековой  традиции,  игравшей  огромную  роль  в  церковной  и  духовно-нравственной  жизни  Бежецкого  края.  Зародилась  она  в  середине  XVII  века.  когда  в  1654  году  весь  край  охватила  страшная  эпидемия  «моровой  язвы».  И  только  после  того  как  из  расположенного  неподалёку  Николаевского  Теребенского  монастыря  в  Бежецк  привезли  древнюю  чудотворную  икону  святителя  Николая,  с  которой  крестным  ходом  обошли  вокруг  города,  болезнь  отступила.  В  память  об  этом  чудесном  исцелении  ежегодно  по  водам  реки  Молога  за  десятки  километров  на  специально  построенной  барке  икона  торжественно  прибывала  в  Бежецк,  где  находилась  в  течение  двух  недель,  пребывая  по  очереди  во  всех  церквях  и  монастырях  города.  Событие  это  стало  привлекать  тысячи  паломников  со  всей  Тверской  и  соседних  губерний.  Вскоре  путешествие  чудотворной  иконы  из  монастыря  в  Бежецк  превратилось  в  Большой  Бежецкий  крестный  ход,  история  которого  знает  немало  чудесных  исцелений  различных  больных  и  страждущих.

После  революции  1917  года  монастырь  был  закрыт  и  крестный  ход,  повторявшийся  ежегодно  почти  250  лет  прекратился,  но  с  возрождение  обители  традиция  была  возобновлена.  Первый  современный  крестный  ход  состоялся  в  1990  году  по  старому  маршруту,  правда,  уже  по  суше.  И  вновь,  как  и  много  лет  назад,  первым  храмом,  встречавшим  чудотворный  образ,  был  храм  Иоанна  Богослова.  Бежецкий  крестный  ход  нашёл  своё  отражение  и  в  произведениях  русской  живописи.  Ученик  А.  Венецианова  Никифор  Крылов  в  1824  г.  пишет  две  картины,  возможно,  это  были  этюды  к  будущему  масштабному  полотну,  а  возможно  самостоятельные  работы:  «Исцеление  бежецкого  помещика  Куминова»  и  «Исцеление  расслабленного  в  Бежецке».  Нет  сомнений,  что  именно  они  и  послужили  образцом  для  художника,  расписывавшего  Богословскую  церковь,  уж  очень  они  схожи  не  только  по  сюжету,  но  и  деталям.

Пройдя  по  ступеням  храмовой  лестницы,  мы  словно  перелистывали  одну  за  другой  страницы  далёкого  прошлого  Бежецкого  края,  с  древнейших  времён  до  позднего  средневековья.  Каждый  образ,  каждая  картина  были  символическими  воротами  в  ту  или  иную  эпоху,  где  местная  история  тесно  переплеталась  с  истории  России.  Подводя  итоги  проделанной  работы  можно  с  удовлетворением  отметить,  что  все  основные  задачи,  поставленные  в  начале,  удалось  разрешить:  установлена  дата  создания  настенных  росписей,  установлено  имя  человека,  выступившего  с  такой  необычной  инициативой.  Не  сохранилось  имя  художника,  но,  скорее  всего  это  был  кто-то  из  местных  мастеров.  Бежецк  с  XVIII  века  славился  на  всю  округу  своими  иконописцами,  известно,  что  в  XIX  веке  местные  мастера  ремонтировали  и  украшали  Воскресенский  собор,  Никольскую  церковь  и  другие  храмы  города.  Возможно,  нам  не  до  конца  удалось  понять  замысел  Ивана  Николаевича  Постникова  и  что-то  оказалось  упущенным,  но  в  любом  случае  его  идея  была  весьма  оригинальна  и  заслуживает  того,  чтобы  о  ней  узнали  далеко  за  пределами  Бежецка.

Был  собран  обширный  материал,  среди  которого  —  редкие  издания,  документы,  множество  фотографий.  Собранный  материал  должен  стать  основой  альбома  и  его  электронной  версии,  которые  позволят  не  только  сохранить  исчезающие  изображения,  но  и  донести  до  всех  желающих  замысел  их  создателя,  способствовать  воспитанию  патриотизма,  формировать  интерес  к  истории  родного  края,  может  быть  использован  на  уроках  истории  и  краеведения,  стать  материалом  для  экскурсии  по  храму,  как  для  учеников,  так  и  для  всех  желающих.

 

Список  литературы:

  1. Бальмонт  К.Д.  Смерть  Дмитрия  Красного  (Предание)  //  Викитека  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://ru.wikisource.org/wiki/Смерть  Дмитрия  Красного.  Предание.  (Бальмонт)  (дата  обращения  12.10.2014). 
  2. Головкин  А.Н.  В  краю  двух  культур.  Ржев:  Филиал  ГУПТО  «ТОТ»  Ржевская  типография,  2005.  —  240  с.
  3. Иванов  Г.В.  Знаменитые  и  известные  бежечане,  вып.  2.  М.:  Рекламный  дом  «ОРФО»,  2003.  —  273  с.
  4. Краснохолмский  Николаевский  Антониев  монастырь//  официальный  сайт  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.antoniev-mon.ru/index.html.  (дата  обращения  18.10.2014).
  5. Литературное  и  краеведческое  наследие  о.  Иоанна  Постникова.  Тверь:  ООО  «Издательство  «Триада»,  2012.  —  304  с.
  6. Мальковский  В.  ,Штюрмер  С.  Преподобный  Нектарий  Бежецкий.  Петроград:  Типография  редакции  периодических  изданий  Министерства  финансов,  1915  —  47  с.
  7. Попов  Н.А.  Исторические  заметки  о  Бежецком  Верхе  XVII  и  XVIII  вв."  /  Чтения  в  Императорском  обществе  истории  и  древностей  Российских  при  Московском  университете.  кн.  3  июль-сентябрь  1881  г.  М.:  Университетская  типография  (М.  Катков),  1882.  —  74  с.
  8. Православие.ru//  Православный  календарь  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://days.pravoslavie.ru/Days/20140920.html.  (дата  обращения  02.10.2014).
  9. Православные  Храмы  Тверской  Земли  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://hram-tver.ru/bejezkrn/ioanbogbej.html.  (дата  обращения  29.09.2014).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

//используется не только как пиксел, но так же в голосовании и поделиться