Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 13 мая 2014 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Перевойкин А.С. ОТНОШЕНИЕ К РОССИЙСКИМ ВОЕННОПЛЕННЫМ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(20). URL: http://sibac.info/archive/social/5(20).pdf (дата обращения: 19.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОТНОШЕНИЕ  К  РОССИЙСКИМ  ВОЕННОПЛЕННЫМ  В  ГОДЫ  ПЕРВОЙ  МИРОВОЙ  ВОЙНЫ

Перевойкин  Алексей  Сергеевич

студент  4  курса,  кафедра  всеобщей  истории  ХГУ,  РФ,  г.  Абакан

Е-mail: 

Баранцева  Наталья  Анатольевна

научный  руководитель,  канд.ист.наук,  зав.кафедрой  Всеобщей  истории  ХГУ,  РФ,  г.  Абакан

 

Согласно  общепринятой  точке  зрения,  поводом  к  началу  Первой  мировой  войны  послужили  события  в  городе  Сараево.  Здесь,  28  июня  1914  г.,  сербским  националистом,  был  убит  наследник  австро-венгерского  трона  эрцгерцог  Фердинанд.  Это  событие  послужила  искрой,  которая  разожгла  костёр  мировой  войны,  в  которую  были  втянуты  38  государств  мира  с  населением  «свыше  1,5  млрд.  чел»  [2,  с.  3].

Россия  выступила  на  стороне  блока  Антанта,  состоявшего  также  из  Великобритании  и  Франции.  К  августу  1914  г.  ею  удалось  подготовить  114  готовых  к  боям  дивизий.  Из  них  на  Северо-Западном  фронте  находилось  «17,5  пехотных  и  5  кавалерийских  дивизий»  [14,  с.  68].  Против  Австро-Венгрии  было  выставлено  «34,5  пехотных  и  12  кавалерийских  дивизий»  [12,  с.  511].  На  Кавказском  направлении  находилось  «170  тыс.  человек»  [2,  с.  68].  Всего  же  в  годы  Первой  мировой  войны,  по  подсчётам  Б.Ц.  Урланиса,  в  российскую  армию  было  призвано»  15  млн.  798  тыс.  человек»  [13,  с.  39].

В  начале  войны  настроения  солдат  и  офицеров  в  армии  были  бодрые.  Об  этом  свидетельствуют  следующие  строки  из  писем:  «Победим  проклятого  немца,  а  без  победы  и  домой  не  пойдем…»,  «Война  идет  блестяще.  Скоро,  наверное,  сокрушим  ненавистного  врага  нашей  матушки  Руси…»  [5]Однако  первые  победы  быстро  сменились  тяжёлыми  поражениями,  сопровождавшиеся  попаданием  во  вражеский  плен  огромного  количества  российских  солдат  и  офицеров.

Что  же  такое  военный  плен?  По  мнению  военной  энциклопедии,  изданной  в  1912  г.  «военный  плен  есть  ограничение  свободы  лица,  принимавшего  участие  в  военных  действиях,  с  целью  недопущения  его  к  дальнейшему  в  них  участия»  [12,  с.  98].  Энциклопедический  словарь  Граната  толкует  этот  термин  несколько  иначе.  По  его  мнению,  «военный  плен  есть  обусловленное  состоянием  войны  временное  содержанием  воюющим  государством  попавших  в  его  власть  лиц…  сопровождаемое  временным  ограничением  их  свободы  и  подчинением  их,  его  власти  и  законным  распоряжениям»  [12,  с.  98]

Таким  образом,  оба  определения  трактуют  военный  плен  как  ограничение  свободы  солдата  противника,  которые  принимал  участие  в  боевых  действиях.  Сколько  же  российских  солдат  и  офицеров  стало  за  годы  Первой  мировой  войны  военнопленными  доподлинно  неизвестно.  Так,  немецкая  официальная  статистика  утверждает,  что  в  период  1914—1918  гг.  в  плен  Германии  попали  2,6  млн.  российских  военных.  Л.С.  Каминский  называет  цифру  в  0,2  млн.  человек,  а  Б.Ц.  Урланис  в  2,6  млн.  человек  [6,  с.  168].  У  Центральной  комиссии  по  пленным  и  беженцам  другие  данные.  В  1919  г.,  во  вражеском  плену  находилось  около  4  млн.  российских  военных.  Они  размещались  в  следующих  странах:  Германия  —  2  385  441  человек,  Австро-Венгрия  —  1  503  412,  Турция  —  19  795,  Болгария  —  2  4528.

Следует  отметить  и  такой  немаловажный  факт.  Военное  командование  и  правительства  стран-участниц  войны,  не  были  готовы  к  масштабам  плена  в  Европе,  которые  превзошли  самые  страшные  ожидания.  В  Российской  же  империи  «вся  тяжесть  организации  помощи  военнопленным:  создание  соответственных  структур,  установление  контактов  с  ними  и  с  международными  благотворительными  организациями,  пересылка  военнопленным  через  третьи  страны  писем  родных,  сбор  пожертвований  и  проч.  —  легла  на  общественные  организации»  [4].

Отношение  к  российским  пленным  было  различным.  Наибольшей  суровостью  отличались  германцы  и  австрийцы.  Так,  в  июне  1916  г.  Луначарский  А.В.  напечатал  в  русской  газете  «День»  очерк  «Наши  в  плену»  на  основании  опроса  французских  и  бельгийских  пленных,  отпущенных  по  болезни  из  Германии  в  Швейцарию.  «Русские  страшно  голодали,  —  рассказывал  Луначарскому  французский  сержант.  —  Все,  что  получалось,  было  адресовано  определенным  пленным,  либо  пленным  определенных  наций.  Среди  французов  и  самый  круглый  сирота  имел  свои  получки:  хлеб,  сахар,  книги,  табак,  шоколад.  У  русских  почти  ни  у  кого  ничего  не  было  [4].

Эти  слова  подтверждают  следующие  цифры.  В  1917  г.  австро-венгерские  власти  выдавали  работающим  российским  военнопленным  «  в  день  140  г.  кукурузной  муки,  не  занимающиеся  физическим  трудом  —  около  80  г.  солдатам  —  1  кг.  хлеба  на  троих,  а  военнопленным  на  четверых»  [10,  с.  100].  Аналогична  ситуация  складывалась  и  в  Германии.  Здесь  в  1917  г.  российские  военнопленные  получали  «200  г.  хлеба  на  человека….  На  обед  выдавалась  брюква….  На  ужин  —  суп  из  переваренных  костей  в  муку»  [10,  с.  100—101].

Начиная  с  1915  г.  российских  солдат  всё  чаще  стали  привлекать  к  работам.  Так,  их  направляли  на  работы  в  «сельское  хозяйство,  на  железную  дорогу,  на  оружейные  заводы»  и  т.  д.  [10].  Впоследствии  российских  солдат  стали  использовать  и  в  работах  на  линии  фронта.  Здесь  был  самый  тяжелый  труд:  один  обед  с  работой  по  13—18  часов  в  сутки.  Как  вспоминал  современник,  «эти  рабочие  батальоны  русских  пленных  занимались  исключительно  рытьем  окопов,  ставили  проволочные  заграждения,  строили  шоссейные  и  железные  дороги  и  мосты,  обслуживающие  передовые  линии  немецкого  фронта.  Принуждались  они  к  этим  работам  нечеловеческими  истязаниями  и  голодом»  [3,  с.  82].

Такое  отношение  можно  было  объяснить  определённым  влиянием  пропаганды,  которая  внушала  населению  мысль  о  возможности  вражеского  вторжения,  защите  национальных  интересов  и  т.  д.  Играя  на  патриотических  чувствах  граждан,  СМИ  создавали  специальный  образ  врага,  который  в  кризисные  ситуации  должен  был  довести  население  до  полного  неприятия  культуры  врага.

Немногим  лучше  было  положение  русских  пленных,  оказавшихся  во  Франции.  Всего  на  территории  этой  страны  к  1919  г.  находилось  72  тыс.  солдат  и  офицеров  [9,  с.  30].  Частью  из  них  были  солдаты  русского  экспедиционного  корпуса.  Их  появление  во  Франции  было  следствием  неоднократных  просьб  французского  командования  об  отправке  некоторого  контингента  российских  войск  во  Францию.  Будущий  президент  Французской  республики,  сенатор  Поль  Думер  вёл  переговоры  о  40  тыс.  русских  солдат,  которые  должны  были  каждый  месяц  прибывать  во  Францию  [1,  с.  30].

В  конечном  итоге  были  сформированы  три  Особые  бригады.  1-я  и  3-я,  генералов  Н.А.  Лохвицкого  и  В.В.  Марушевского,  сведённые  летом  1917  г.  в  Особую  пехотную  дивизию  (около  21  тыс.  человек),  воевали  на  северном  фланге  Французского  фронта.  2-я  бригада  сражалась  на  Салоникском  фронте  [1,  с.  30].

Помимо  них  к  1918  г.  на  территории  Франции  находилось  российские  пленные,  захваченные  Германией  и  собранные  во  Франции.  Около  30  тысяч  были  распределены  по  всей  стране  по  рабочим  бригадам.  Остальные  работали  в  Арденнах  и  были  освобождены  французами  сразу  после  перемирия  [9,  с.  37].

Для  них  власти  Франции  организовали  специальные  лагеря  (Мальи,  Верден,  Шампльё  и  др.)  Не  зная,  что  с  ними  делать,  их  заставляли  выполнять  ту  же  работу,  что  и  немецких  пленных  (рыть  траншеи,  снимать  колючую  проволоку  и  т.  д.),  разместили  в  бараках,  часто  очень  плохо  оборудованных.  Очень  скоро  подобное  отношение  вызвало  протест  со  стороны  русских  солдат.  И  тогда  власти  начали  применять  так  называемый  режим  Б,  предусматривающий  для  нежелающих  работать  паёк  в  виде  600  граммов  хлеба,  500  граммов  картошки  или  200  граммов  сухих  овощей  в  день  и  300  граммов  мяса  два  раза  в  неделю  [9,  с.  38].

Применяли  власти  и  оружие.  Так,  например,  когда  в  лагере  Мальи  русские  пленные  потребовали  улучшения  условий  содержания,  то  по  ним  был  открыт  огонь,  погибло  6  человек,  ещё  20  было  ранено  [9,  с.  38].

Как  свидетельствует  А.  Рубакин,  помощник  военного  врача,  прикомандированный  к  лагерю  в  Шампльё,  власти  ничего  не  делали  для  того,  чтобы  оказывать  качественные  медицинские  услуги  русским  пленным:  «их  лечили,  как  ветеринар  лечит  лошадей…»  [8,  с.  38].

Такое  отношение  может  быть  объяснено  несколькими  причинами.  Во-первых,  России  никогда  не  везло  с  союзниками.  Многие  военные  конфликты  она  вела  фактически  в  одиночку,  в  то  время  как  союзники  ограничивали  свою  помощь  только  моральной  поддержкой.  Первая  мировая  война  не  стала  в  этом  плане  исключением.  Хотя  Великобритания  и  Франция  и  оказывали  помощь  России  в  виде  боеприпасов,  кредитов  и  т.  д.,  в  нужный  момент  ни  те,  ни  другие  не  спешили  выручать  своего  союзника.  Во-вторых,  как  уже  отмечалось  выше,  воюющие  страны  не  были  готовы  к  большому  наплыву  в  свои  страны  пленных.  И  хотя  к  концу  войны  во  многих  государствах,  как  Центрального  блока,  так  и  Антанты,  появились  специальные  лагеря,  всё  равно  власти  не  знали,  куда  направить  такой  большой  людской  поток.

Однако  равнодушие  властей  компенсировалось  тёплым  отношением  к  русским  пленным  со  стороны  местного  населения.  Как  отмечает  всё  тот  же  А.  Рубакин,  «по  воскресеньям  и  праздничным  дням  лагерь  заполнялся  крестьянами  ближайших  окрестностей.  Приходят  сотни  семей,  чтобы  выразить  свои  симпатии  русским  друзьям»  [8,  с.  38].

Положение  российских  офицеров  было  несколько  лучше,  так  как,  с  одной  стороны,  на  них  распространялась  статья  6  Гаагской  конвенции,  согласно  которой  государство  не  могло  привлекать  их  к  работам.  Пленные  же  генералы  даже  получали  содержание  в  размере  «1500  руб.  в  год,  что  в  перерасчёте  на  немецкую  валюту  составляло  3409  марок»  [7,  с.  98]  Кроме  того,  она  получали  право  «получать  из  дома  посылки,  в  том  числе  запрещённые  к  продаже  в  лагере  шоколад  и  табак»  [7,  с.  98].

Так  как  офицеров  запрещалось  использовать  на  работах,  то  многие  из  них  в  буквальном  смысле  сгорали  от  скуки.  Как  свидетельствует  исследователь  Б.  Соколов,  некоторые  их  них  находили  выход  в  «интеллектуальной  игре,  в  бесконечных  спорах  о  продолжавшийся  войне:  и  диспутах  на  мировые  темы»  [11,  с.  43].  Практически  то  же  самое  происходило  и  с  пленными  российскими  офицерами,  оказавшимися  во  Франции.  Как  свидетельствует  А.  Рубакин,  «они…умирают  от  скуки  и  с  утра  до  вечера  играют  в  карты»  [8,  с.  38].

Однако  их  продовольственное  снабжение  иногда  было  наравне  с  солдатским.  Как  писал  в  письмах  родным  будущий  красный  маршал  М.Н.  Тухаческий:  «пленных,  даже  офицеров,  кормили  скудно,  нередко  заменителями  натуральных  продуктов,  вроде  эрцац  —  кофе»  [11,  с.  39]. 

В  заключении  хотелось  бы  сказать  следующее.  Несмотря  на  то,  что  как  противники,  так  и  союзники,  относились  к  российским  военным  не  очень  хорошо,  наши  солдаты  и  офицеры  с  честью  выдержали  все  тяготы  плена  и  не  уронили  чести  российской  армии.

 

Список  литературы:

  1. Болтаевский  А.  Русские  бригады  во  Франции  и  на  Балканах  [Текст]//  Исторический  журнал  —  2008  —  №  2.  —  С.  28—39:  ил.
  2. Зайончковский  А.М.  Первая  мировая  война  [Текст]/  А.М.  Зайончковский.  СПб.:ООО  «Издательство  «Полигон»,  2002.  —  878,  [2]  с.:  ил.,  64  цв.  ил.  —  (Военно-историческая  библиотека).
  3. Комарова  Т.С.  Тем,  кто  в  забвенье  брошен  был  судьбой…:  Енисейская  губерния  в  годы  Первой  мировой  войны  [Текст]/  Т.С.  Комарова.  Красноярск:  Сибирский  печатный  двор,2007.  —  138,  [1]  с.:  ил.  —  (Музей  на  книжной  полке).
  4. Кряжев  Е.  Русские  в  германском  и  австрийском  плену  в  период  Первой  мировой  войны.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://evmeny.livejournal.com/259715.html  (дата  обращения:  17.12.2013). 
  5. Липина  С.А.  Письма  из  действующей  армии  в  Вятскую  губернию  как  источник  по  изучения  истории  Первой  мировой  войны.  Российский  историко-архивоведческий  журнал  «ВЕСТНИК  АРХИВИСТА».  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.vestarchive.ru/istochnikovedenie/1978-pisma-iz-deistvyushei-armii-v-viatskyu-gyberniu-kak-istochnik-izycheniia-istorii-pervoi-mirovoi-voin.html  (дата  обращения:  18.04.2014).
  6. Морозов  Людские  потери  России  в  Первой  мировой  войне  [Текст]/  С.  Морозов//  Свободная  мысль.  —  2008.  —  №  2.  —  С.  167—174
  7. Нагорная  О.С.  Русские  генералы  в  германском  плену  в  годы  Первой  мировой  войны  [Текст]/  О.С.  Нагорная//  Новая  и  новейшая  история.  —  2008.  —  №  6.  —  С.  94—108
  8. Попова  С.С.  В  плену  у  союзников.  О  положении  русских  солдат  и  офицеров  во  Франции  [Текст]/  С.С.  Попова//  Военно-исторический  журнал.  —  1996.  —  №  4.  —  С.  37—39
  9. Русские  в  германском  и  австрийском  плену  в  период  Первой  мировой  войны  I.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://voynablog.ru/2012/04/12/voennoplennye-pervoj-mirovoj-vojny/  (дата  обращения:  17.12.2013).
  10. Солнцева  С.А.  Военный  плен  в  годы  первой  мировой  войны  (новые  факты)  [Текст]/  С.А.  Попова//Вопросы  истории.  —  2000.  —  №  4—5.  —  С.  98—105.
  11. Соколов  Б.В.  Михаил  Тухачевский:  жизнь  и  смерть  «Красного  маршала»  [Текст]/  Б.В.  Соколов  Смоленск:  Русич,  1999.  —  512  с.  —  (Мир  в  войнах).
  12. Такман  Б.  Первый  блицкриг.  Август  1914  [Текст]/  Сост.  С.  Переслегин.  М.:  ООО  «Фирма  Издательство  АСТ»;  Спб.:  Terra  Fantastica,  1999.  —  640  с.  —  (Военно-историческая  библиотека).
  13. Урланис  Б.Ц.  Войны  и  народонаселение  Европы.  Людские  потери  вооружённых  сил  европейских  стран  в  войнах  XVII—XX  вв.  Историко-статистическое  исследование  [Текст]/  Б.Ц.  Урланис.  М.:  Соцэкгиз,1960.  —  567  с.
  14. Шишов  А.В.  Голгофа  Российской  империи  [Текст]/  А.В.  Шишов  М:  Вече,  2005.  —  448  с.,  ил.  —  (Военные  тайны  России).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

//используется не только как пиксел, но так же в голосовании и поделиться