Статья опубликована в рамках: XV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 декабря 2013 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Лебедева В.Г. РАННИЕ ИСТОРИКИ ЯКУТОВ — ГЕРАРД МИЛЛЕР И ИОГАНН ФИШЕР // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 15. URL: http://sibac.info/archive/social/9(12).pdf (дата обращения: 17.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

РАННИЕ  ИСТОРИКИ  ЯКУТОВ  —  ГЕРАРД  МИЛЛЕР  И  ИОГАНН  ФИШЕР

Лебедева  Вероника  Георгиевна

студент  5  курса,  кафедра  истории  России  СВФУ  им.  М.К.  Аммосова,  РФ,  г.  Якутск

E-maillebedkonika@mail.ru

Аргунов  Валерий  Георгиевич

научный  руководитель,  канд.  ист.  наук,  доцент  СВФУ  им.  М.К.  Аммосова,  РФ,  г.  Якутск

 

С  эпохи  Петра  I  появляется  интерес  к  изучению  истории  Сибири,  а  также  быта  и  нравов  ее  многонационального  населения. 

Вопрос  происхождения  якутов  заинтересовал  исследователей  почти  сразу  же  после  присоединения  Якутии  к  России.  В  XVIII  в.  о  происхождении  якутов  выдвигали  свои  гипотезы  Страленберг,  Гмелин,  Миллер  и  Фишер,  а  в  XIX  в.  Серошевский,  Аристов,  Кочнев  и  другие  историки.  Все  они  единогласно  считали,  что  якуты  —  народ  южный,  на  юге  они  сложились  как  народность,  потом  переселились  на  Среднюю  Лену.  Мнения  расходились  лишь  по  второстепенным  вопросам,  какая  страна  была  родиной  якутов,  когда  они  переселились  на  Север  и  каким  путем  пришли  сюда.  Одни  утверждали,  что  якуты  жили  раньше  на  территории  Бурятии,  другие  утверждали,  что  в  Енисейско-Минусинском  крае,  а  третьи  делали  вывод,  что  из  Уранханской  земли  (Тувы). 

Первый  историограф  Сибири,  профессор  Герард  Миллер  в  своем  труде  «Описание  Сибирского  царства»,  изданном  в  1750  г.,  уделяет  внимание  и  якутам.  Книга  возникла  в  результате  работы  в  составе  экспедиции,  снаряженной  для  обширного  изучения  Сибирского  царства  Правительствующим  сенатом  и  Академией  Наук,  под  начальство  Беринга.  Притом  по  преимуществу,  с  точки  зрения  разъяснения  далекого  исторического  прошлого  якутов,  находит  последнее  весьма  достопримечательным:

«Из  всех  сибирских  инородцев,  что  касается  до  происхождения,  нет  такого  достопамятного,  как  живущие  внизу  реки  Лена  якуты,  которых  язык  и  телесный  вид  довольно  являются,  что  они  и  татары  из  древних  лет  один  народ  были».

Но  Герард  Миллер  отмечает,  что  у  этих  народов  разные  типы  жилищ,  это  он  объясняет  «древней  повестью»  якутов:  «Они  сказывают,  что  в  древние  времена  предки  их  с  мунгалами  и  бурятами,  которые  им  по  именам  только  знакомы,  в  соседстве  жили,  но  прогнаны  от  них  войной,  после  чего  они  вверху  реки  Лены  со  своим  скотом  на  плоты  сели  и  около  Олекмы  и  Якутска  поселились,  а  потом  и  по  прочим,  ныне  обитаемым,  местам  расселились».

Герард  Миллер  полагал,  что  произведения  самих  народов  —  это  единственный  достоверный  источник,  носитель  их  языка.  Дальше  Миллер  писал:  «по  языку  якуты  с  татарами  один  народ  были,  однако  якутский  язык  имеет  в  себе  много  мунгальских  слов  и  таких,  которые  с  диалектом  бурятским  сходны».  Так  же,  Миллер  полагал,  что  якуты  —  народ,  который  привык  жить  в  степях  и  большой  частью  от  скота  кормился,  и  после  войны  в  отчаянии,  выбрал  свое  жилище  около  реки  Лены. 

Позднейшие  историки  якутов  Серошевский,  Кочнев,  Аристов  и  Козьмин  —  приписывали  Миллеру  авторство  гипотезы  о  минусинском  происхождении  якутов.  Ксенофонтов  Г.В.  опровергает  это,  в  связи  с  нехваткой  доказательств  и  уточнений. 

Историческая  работа  Миллера  состояла  из  23  глав,  из  которых  в  его  «Описании  Сибирского  царства»  вошли  только  шесть  глав,  а  остальные  17  глав  были  переданы  академику  Иоганну  Фишеру  с  просьбой  переложить  эту  работу  в  сокращенном  виде  и  продолжить  до  позднейшей  поры. 

Фишер  в  своем  историческом  труде,  написанном  по-немецки,  указал  в  предисловии,  что  эта  сокращенная  история  Сибири  составлена  по  просьбе  историографа  Миллера  и  на  основании  материалов,  вывезенных  им  из  своего  сибирского  путешествия.  Но  в  русском  переводе  фишеровой  истории  упомянутой  оговорки  о  происхождении  книги  сделано  не  было,  поэтому  читатели,  знакомые  с  книгой  Фишера  по  ее  русскому  переводы,  долго  думали  о  ней,  как  о  труде  совершенно  самостоятельном,  тогда  как  она  была  простым  сокращением  сибирской  истории  Миллера,  доведенной  до  начала  1660-х  годов.

История  Фишера  сопровождается  обширным  введением,  в  которой  видна  общая  картина  исторических  взаимоотношений  кочевых  народов  центрально-азиатских  степей  и  аборигенов  таежной  Сибири.  Фишер,  касаясь  вопросов  происхождения  якутов,  почти  буквально  повторяет  все  утверждения  Миллера. 

Фишер  при  составлении  своего  введения  использовал,  главным  образом  труд  Абуль-Гази  —  «Родословная  о  татарах  история»,  сочинения  иезуита  Гобиля  «История  о  владении  монголов»  и  «Истории  Чингис-Хана»  Пьера  де  ла  Круа,  а  также  описание  путешествий  Рубриквиса,  Марко  Поло  и  Плано  Карпини. 

Они  констатируют  передвижение  кочевых  племен  из  глубин  монгольских  степей,  пограничных  с  Великой  китайской  стеной,  в  западном  направлении.  По  мнению  Ксенофонтова  Г.В.  они  совершенно  правильно  устанавливают,  что  манчжурские  племя  кара-кидане,  в  до  чингизову  эпоху  владевшее  Туркестанов  вплоть  до  Каспийского  моря  переселились  на  запад  из  Южной  Манчжурии,  уступив  владычество  над  Северным  Китаем  другому  манчжурскому  племени  ниуче  (чжурчжени)  [1,  с.  37].

В  отношении  переселения  якутов  на  север  основные  мысли  историков  теперь  уясняются  вполне  отчетливо.  Татары  выселяются  из  Монголии  в  период  предварительных  войн  Чингиса,  когда  он,  покоряя  их,  создавал  и  укреплял  свою  власть.  Тут  бегут  все,  которые  не  хотят  подчиниться  новому  повелителю.  Здесь  бегство  развивается  в  двояком  направлении  —  на  запад  по  степям  и  на  север  в  Южную  Сибирь.  Татар-якутов  нужно  относить  к  первой  категории,  т.  е.  к  беженцам  из  войн  Чингиса.

Общую  историческую  концепцию  Миллера-Фишера  можно  понять  в  том  случае,  что  турко-татарские  племена  впервые  появились  на  территории  Южной  Сибири  в  период  чингисовых  войн,  т.  е.  в  конце  XII  и  в  начале  XIII  веков  по  Р.Х.  и  позже. 

В  какой  же  части  степной  Монголии  Миллер-Фишер  помещают  прародину  якутов?  Этот  вопрос  по  недостатку  исторических  данных,  они  оставили  открытым. 

Ксенофонтов  Г.В.  приводит  факт,  что  якуты  и  буряты  не  различимы  друг  от  друга  по  антропологическим  признакам,  в  противовес  выражению  «монголы  очень  отличаются  от  татарина  нужным  видом  и  языком»,  ввиду  чего  их  нельзя  рассматривать,  как  родных  братьев.  Но,  однако,  Миллер  свое  повествование  о  прошлом  якутов  начал  с  утверждения  —  «язык  и  телесный  вид  (якутов)  довольно  являются,  что  они  и  татары  из  древнейших  лет  один  народ  были».  Это  показывает,  что  Миллер  не  был  хорошо  освещен  фактами  [1,  с.  56—57] 

Миллер-Фишер  во  всяком  случае  были  твердо  уверены  в  том,  что  общение  якутов  с  монголами  было  настолько  тесное  и  длительное,  что  нельзя  было  бы  отличить  их  от  последних,  если  бы  не  сохранился  язык. 

У  Фишера  имеются  достаточно  определенные  заявления  о  том,  что  ни  татары  и  ни  киргизы  не  являются  коренными  обитателями  южных  частей  б.  Енисейской  губернии.  Остатками  древних  насельников  этого  края  признаются  им  малые  народности  —  котовы,  ассаны,  арины,  камащи  и  койбалы,  по  языкам  родственные  с  северными  остяками  и  самоедами,  которые  раньше  должны  были  обитать  южнее. 

Профессор  Миллер,  настаивая  на  татаризме  якутов  приводит  следующие  аргументы:

«Из  описания  народов,  коим  образом  якуты  называют  себя  соха,  с  чем  весьма  изрядно  сходствует,  что  между  татарами  Красноярского  уезда  имеется  небольшое  поколение,  которое  тем  же  именем  называется».  По  замечаниям  Ксенофонтова  Г.В.,  Миллер  имеет  ввиду  отдел  минусинских  тюрков,  который  известен  под  названием  «сагай»  или  «сагайцы».  Профессор  Н.Н.  Козьмин  предполагает,  что  Миллер  сравнивал  наименование  якутов  «соха»с  именем  одного  из  родов  минусинских  татар  «соххы»  или  «сохы». 

Миллеру  и  Фишеру  можно  приписать  только  дальнейшее  развитие  и  более  глубокое  обоснование  гипотезы  Страленберга  об  исходе  предков  якутов  из  монгольских  степей  с  приурочением  даты  их  переселений  к  эпохе  возвышения  монголов  при  Чингис-Хане. 

Труды  этих  авторов  —  Миллера  и  Фишера,  создали  целую  эпоху  в  развитии  якутской  историографии  и  в  течение  почти  полутораста  лет  служили  общим  руководством  для  всех  последующих  работников,  интересующихся  вопросом  происхождения  якутов.  Они  подошли  к  делу  как  настоящие  историки,  давшие  свод  обоснованных  и  систематизированных  знаний  с  использованием  всех  источников,  доступных  по  состоянию  науки  того  времени.  Самое  достоверное  доказательство  они  видят  в  данных  языка  якутов  и  в  их  «телесном  виде»,  т.  е.  в  их  антропологических  признаках.  Наряду  с  этим,  они  обращают  внимание  на  экономику,  то,  чем  народ  живет,  из  чего  извлекает  пищу,  как  он  «обык»  хозяйничать.  На  втором  плане,  они  ставят  народное  предание,  называя  его  «древней  повестью»,  а  также  религиозные  воззрения  и  обычаи  народа.

В  лингвистических  показателях  они  обращают  внимание  на  монгольские  примеси  в  якутском  языке,  выдвинув  этот  вопрос  как  программный  тезис  для  будущих  исследований.  У  Фишера,  например,  есть  ссылка  на  слово  «байкал»,  которое  в  якутском  языке  будто  бы  значит  «богатое  озеро».

Собственно  якутские  источники  они  дополняют  параллельным  изучением  известных  писаных  памятников  по  истории  центрально-азиатских  степных  народов,  придавая  им  более  решающее  значение. 

Бесспорная  научная  заслуга  Миллера  и  Фишера  заключается  в  том,  что  они  поставили  якутскую  проблему,  признав  в  якутах,  так  сказать,  чуждый  элемент  среди  коренных  обитателей  Сибири  и  завещав  позднейшим  исследователям  свое  убеждение,  что  они  в  прошлом  были  номадами-степняками. 

В  частности,  касаясь  заслуг  профессора  Миллера,  мы  должны  отметить,  что  именно  ему  мы  обязаны  первым  печатным  изданием  общего  остова  якутской  легенды  об  Омогое  и  Эллэе.

 

Список  литература: 

1.Ксенофонтов  Г.В.  Ураангхай  —  сахалар,  т.  1,  1-я  кн.,  Якутск:  Национальное  издательство  Республики  Саха  (Якутия),  1992.  

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий