Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 22 декабря 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Караев Р.Р. ПРАВОВОЙ СТАТУС ПОТРЕБИТЕЛЯ ПРИ ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ВСЛЕДСТВИЕ НЕДОСТАТКОВ ТОВАРА, РАБОТЫ ИЛИ УСЛУГИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(47). URL: https://sibac.info/archive/social/11(47).pdf (дата обращения: 22.09.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРАВОВОЙ СТАТУС ПОТРЕБИТЕЛЯ ПРИ ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ВСЛЕДСТВИЕ НЕДОСТАТКОВ ТОВАРА, РАБОТЫ ИЛИ УСЛУГИ

Караев Расул Русланович

магистрант кафедры гражданского и семейного права,

Саратовской Государственной Юридической Академии, г. Саратов

В последние годы весьма динамично стало развиваться Российское законодательство, регулирующее обязательства, возникающие вследствие нанесения ущерба и причинения вреда. Но, как показывает практика, процессы применения законодательства, в вышеуказанных отношениях, не до конца определены и нередко возникают сложные юридические вопросы, по-разному решаемые не только в современной науке, но и в судебной практике. Это связано, прежде всего, с неопределенностью, несогласованностью отдельных положений закона, а также неурегулированностью некоторых вопросов, что естественным образом негативно сказывается на обеспечении эффективной судебной защиты прав и свобод граждан.

В настоящее время в российском законодательстве отсутствует целостный и глубокий подход для развития правоотношений с участием потребителей, которая учитывала бы специфику определенного виды потребителей. Когда речь идет о гражданских правоотношениях, то  любое нарушение прав кого-либо из субъектов-это нарушение субъективных и объективных прав, а также это нарушение в сфере гражданского и коммерческого оборота [1, с. 135-142].

Ответственность за вред, причиненный недостатками товаров, работ или услуг имеет свои специфические цели, которые направлены на расширение круга ответственности продавца (изготовителя) с целью минимизации дисбаланса в экономических отношениях между потребителем и предпринимателем.

Несмотря на наличие данного института ответственности, далеко не всегда его механизм работает четко и справедливо. Несмотря на то, что вред возмещается независимо от вины продавца (изготовителя), лица оказывающего услуги или выполнявшего работы, это не слишком облегчает положение потерпевшей стороны, так как причиненный вред, противоправность действий и причинно-следственную связь должен доказать именно он. Учитывая быстро развивающиеся технологии производства товаров, оказания услуг, сложные и обширные технические стандарты производства и хранения, государственные стандарты, наличие массивной базы нормативных стандартов, для обычного гражданина доказать необходимые факты становится крайне сложно, и положения о деликтной ответственности уже не могут решить поставленную перед ними задачу.

Потребитель, в ряде случаев, не может обладать необходимыми знаниями и полной информации о приобретаемых товарах, работах или услугах. Что же касается предпринимателя, то, в силу его деятельности, он должен обладать необходимой информацией и контролировать весь коммерческий процесс. Учитывая это можно сделать вывод о целесообразности устранения данного дисбаланса тем, что предприниматель отвечает за вред причиненный недостатками товаров, работ или услуг независимо от своей вины. Это, вовсе, не означает неравенство участников коммерческого оборота, так как данное положение законодательства как раз и обеспечивает их юридическое равенство. Имущественная и организационная самостоятельность предпринимателя и потребителя остаются в статичном состоянии, меняется только лишь объем прав потребителя как экономически слабой и мало осведомленной стороны по отношению к предпринимателю. Исходя из этого можно сделать вывод о том, что данная дифференциация объема прав потребителя и предпринимателя не сказывается на нарушении основополагающего принципа гражданского права – принципа равенства сторон, так как данная дифференциация  обеспечивает реализацию этого принципа.

Задача обеспечения эффективной защиты потребителя может быть решена преимущественна предоставления ему приоритета в отношении с продавцами, производителями и исполнителями. Однако характерной особенностью товарно – денежных отношений является обладание их участниками самостоятельности по отношению друг к другу. Обеспечение эффективного действия норм, составляющих содержание института гражданско – правовой охраны потребителей, возможно не на путях отказа от принципа равенства сторон для создания системы дополнительных обременений производителей, продавцов и исполнителей, которые корреспондируются на права потребителей, с целью уравновесить их неравное экономическое положение на рынке [5, с. 56-57].

В соответствии с нормами ФЗ «О защите прав потребителей» потребителем признается гражданин, который:

- имеет намерение заказать или приобрести товары (работы, услуги);

- заказывает, приобретает товары (работы, услуги);

- использует товары (работы, услуги) [3, с. 22-24].

Однако указанных признаков недостаточно для того, чтобы персонализировать управомоченного субъекта в рамках правоотношения, урегулированного ст. 1095 ГК РФ. В п. 1 Постановления Пленума ВС РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» содержится указание на то, что при рассмотрение дел, возникших в связи с осуществлением и защитой прав потребителей, необходимо иметь в виду, что законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, с другой стороны [2].. Из этого следует, что статус потребителя неразрывно связан с личностью контрагента в гражданско-правовом договоре.

Если потерпевшим является потребитель, то в соответствии со ст. 15 Закона о защите прав потребителей он наряду с возмещением имущественного вреда также вправе требовать компенсации морального вреда [4]. При этом моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, возмещается причинителем вреда только при наличии вины.

Хотелось бы отметить, что определение потребителя в ФЗ «О защите прав потребителей», дано не совсем корректное, и , как часто бывает на практике, трактуется буквально. В законе говорится только о потребителе – гражданине, в то время как из смысла ст. 1095 ГК РФ  можно сделать вывод о том, что Гражданский кодекс РФ в роли потребителей ставит и юридические лица, которые также приобретали или заказывали товары (работы, услуги) исключительно в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Поэтому, по нашему мнению, следует данную норму права толковать не буквальным способом, а расширительным.

Имеются существенные проблемы на практике по возмещению вреда коммерческим юридическим лицам. Ст. 1095 ГК РФ говорит о том, то правила возмещения вреда применяются в случаях приобретения товаров (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Очень часто на практике коммерческие организации ссылаются в судах на п.1 ст. 1095 ГК РФ, и был выработан общий подход в арбитражных судах по решению этого вопроса. Согласно данному подходы, суды ссылаются на анализ п.2 ст.2 и п.1 и 2 ст. 50 ГК РФ, из которого следует, что все имущество, приобретаемое коммерческой организацией, приобретается для использования в предпринимательской деятельности. И в данном случае коммерческие организации могут взыскать вред только на общих основаниях, согласно ст. 1064 ГК РФ. Таким образом возникла коллизия между нормой права и судебной практикой, что приводит к необъективному и неполному понимаю данного вопроса. В данном случае суды придали норме права ограничительный характер. При этом, выработав подход к решению данного вопроса, они не дали официального толкования положения ст. 1095 ГК РФ о возмещении вреда юридическим лицам. Из этого следует вывод, что под юридическими лицами, при возмещении вреда причиненного недостатками товаров, работ или услуг, суды понимают только некоммерческие организации. Преодолеть данную коллизию можно путем изменения и конкретизации института возмещения вреда, причиненного недостатками товаров, работ или услуг юридическим лицам, а именно ограничением видов юридических лиц, которые имеют право на данное возмещение.

Таким образом, цель гражданских правоотношений с участием потребителя заключается в обеспечении повышенной правовой защиты потребителя как экономически уязвимой стороны в отношениях с участием предпринимателя. При этом остается открытым вопрос по поводу деликтных отношений в данной сфере с участием коммерческих юридических лиц, как участников гражданского оборота, приобретающих товары (работы, услуги) для целей не связанных с предпринимательской деятельностью. Можно сделать вывод, что, на сегодняшний день, законодательное положение потребителя на рынке товаров (работ, услуг) более выгодное по отношению к продавцам и изготовителям, что в свою очередь может привести к злоупотреблением правом со стороны потребителей.

 

Список литературы:

  1. Богдан В.В. Модернизация закона РФ «О защите прав потребителей» должна быть сбалансированной: к вопросу о необходимости внесения изменений и дополнений // Актуальные проблемы российского права. – 2013. - № 2. С. 135-142
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" // РГ РФ.2012. №156
  3. Райлян А.А. Гражданско – правовая защита прав потребителя: вопросы теории и судебной практики // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. - №10. – С. 22-24
  4. ФЗ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 03.07.2016) // РГ РФ.1992. № 15. Ст. 766; РГ РФ.2016. № 146.
  5. Шерстобитов А. Е. Гражданско – правовая охрана прав потребителей: дис. Д-ра юрид. наук. – М., 1992. – С. 56-57.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом