Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XLVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 ноября 2016 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гусева А.В. СЕМЬЯ АРХИТЕКТОРА А.Н. КЛЕПИНИНА В ЭМИГРАЦИИСЕМЬЯ АРХИТЕКТОРА А.Н. КЛЕПИНИНА В ЭМИГРАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XLVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(46). URL: https://sibac.info/archive/social/10(46).pdf (дата обращения: 25.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 10 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СЕМЬЯ АРХИТЕКТОРА А.Н. КЛЕПИНИНА В ЭМИГРАЦИИСЕМЬЯ АРХИТЕКТОРА А.Н. КЛЕПИНИНА В ЭМИГРАЦИИ

Гусева Алиса Валерьевна

студент, факультет архитектуры, Академия архитектуры и искусств ЮФУ, г. Ростов-на-Дону

Научный руководитель Кравец Виктория Сергеевна

кандидат исторических наук, доцент кафедры исторической политологии института истории и международных отношений ЮФУ, г. Ростов-на-Дону

Революция в России положила начало огромной эмиграции, в течение 1917 -1920 годов их страны уехали тысячи образованных, одаренных людей, не принявших Советскую власть и всех событий, связанных с ней. Среди эмигрантов были не только деятели науки и культуры, верхушка армии, представители высшего света, но и купцы, чиновники, духовенство, мелкая и крупная буржуазия, интеллигенция в разнообразных отраслях политической, научной, технической и культурной деятельности. Людей сгонял с обжитых мест ужас Гражданской войны, многочисленные эвакуации с частями белых армий охватили Западную Украину (зима 1919 г.), Одессу (март 1919 г), Крым (ноябрь 1920 г.), Сибирь и Приморье (конец 1920 г.- 1921 гг.). По информации, собранной в 1922 году в болгарском порту Варна, на основании опросных листов, заполняемых беженцами, среди эмигрантов были русские(95,2%), мужчины (73,3%), в возрасте от 17-55 лет (85,5%), образованные (54,2%)[9]. У каждого эмигранта сложилась своя судьба, некоторые смогли достичь успеха и признания, многие погрязли в нищете и забвении.

Актуальность темы эмиграции из России связана с тем, что в наше время с учетом сохраняющейся социально-экономической нестабильности продолжающийся выезд россиян за рубеж дает определенные опасения для дальнейшего развития Российской Федерации как мировой державы. Эмиграцию из России необходимо рассматривать не только с поведенческой, но и с этической точки зрения. Другими словами, в данной статье российская эмиграция рассматривается не только как способ противостояния отдельного индивидуума государству, но и как этический поступок.

Целью данной статьи является попытка определить, что есть эмиграция с учетом этической точки зрения, предательство Родины или попытка сохранить истинную культуру и духовность России.

Иллюстрацией к выше изложенному может быть история семьи Клепининых.

У каждого города есть своя визитная карточка: место, которое узнают с первого взгляда. В Париже это Эйфелева башня, в Москве – Кремль. Есть такое и в небольшом курортном Кисловодске. Это здание Главных нарзанных ванн на Курортном бульваре. Особенное здание, прекрасное и запоминающееся. Построено оно в начале XX века гражданским архитектором Андреем Клепининым, человеком с непростой судьбой. В его жизни были общественной признание и безызвестность, семейное счастье и потеря близких , любовь к Родине и эмиграция. Сегодня  имя его почти забыто, только на памятной доске у входа в Главные нарзанные ванны написано: «Проектировалъ и построилъ инженеръ А. Н. Клепининъ. 1901 - 1903 гг.» [5. c. 91].

Родился Андрей Николаевич в октябре 1871 года. После окончания гимназии учился в Петербургском Институте гражданских инженеров в 1891-1896 годах. В ноябре 1896 года был определен на службу в Технико-строительный комитет Министерства внутренних дел, а в 1898 года поступил в распоряжения Администрации Кавказских Минеральных Вод. Был гражданским архитектором, работал в Кисловодске и Пятигорске, проектировал здания, храмы и жилые дома. В 1900 году Клепинин берется за создание проекта новых ванн. Первый вариант проекта включал в себя два здания для гидропатических процедур. Этот проект не был одобрен, и в 1901 году архитектор создает второй проект, который был представлен общественности в августе 1901 года в «Прибавлении к сезонному листку КМВ». Согласно этому проекту построили знаменитое здание Главных нарзанных ванн [2, c. 24]. Именно это строение архитектор Клепинин считал своим самым выдающимся достижением. В 1911 году он обратится к директору КМВ Тиличееву С. В. с просьбой установить на здании памятную доску[4, c. 8]. Просьба Андрея Николаевича была удовлетворена, доску разместили слева на стене у главного входа. Существует она и сегодня.

Архитектор Клепинин был переведен на службу в г. Одесса, на должность руководителя строительной части Русского общества пароходства и торговли. Во время Гражданской войны в 1920 году вместе с армией Врангеля эмигрировал сначала в Константинополь, затем в Сербию. В предместьях Белграда к 1921 году уже жили семьи  русских эмигрантов: Лопухины, Трояновы, Зерновы. Клепинины поселяются в небольшом поселке Бора, где Андрей Николаевич работает инженером на руднике Французcкой компании  FDBR. По проектам Клепинина в Бора построено несколько объектов (больница, церковь, дом Сокольского). Однако, в те времена в Югославии иностранцам запрещалось подписывать свои проекты, поэтому имени А. Н. Клепинина официально нет ни в одном документе. В конце жизни переехал в предместье Парижа, в семью дочери, где и умер в 1952 г., пережив любимую жену Софью Александровну и двух сыновей.

У Андрея Николаевича было трое детей: сыновья Николай и Дмитрий и дочь Татьяна. Семья Клепининых была религиозна, оба сына Андрея Николаевича еще в начале эмиграции принимали активное участие в организации Русского Студенческого Христианского движения (РСХД). Идея создания православного братства объединила многих эмигрантов, таких как семьи Оболенских, Клепининых, Зерновых, Лопухиных, священника Сергия Булгакова и многих других. Именно православие стало для них источником духовной силы. Несмотря на тяготы эмиграции, строились новые храмы и монастыри. Там, где не было возможности построить новые, под храмы приспосабливались различные помещения, открывались духовные школы.

Николай был активным сторонником евразийства, важнейшего течения русской эмиграции. Теория евразийства основывалась на двойственной природе России, евразийцы считали, что у нашей страны должен быть свой собственный, отличный от европейского, путь развития. Н. Клепинин писал о двух линиях преемственности России. Первая – духовная, наследство Византии. Ко второй можно отнести державно -государственную, идущую от Чингисхана и монголо-татарского ига [7]. Полный крах Российского государства после революции, устойчивость и величие которого казались вечными, разрушение «старого мира», прежнего уклада жизни, переворот системы ценностей – все это отразилось в философии евразийства.

Основой государственной жизни новой России должны стать духовные, а не материальные ценности, а главной идеей правящей власти - православие. У власти должны быть лучшие люди, с общим мировоззрением, патриоты, верные своей родине. Евразийцы считали равноправие людей утопией, они настаивали на «праве на привилегии», сильной власти и государственном принуждении. Один из критиков евразийства, Николай Бердяев, писал в статье «Утопический этатизм евразийства» (1927 г.) о ценности многих идей этой теории, при этом ставя евразийство и коммунизм рядом. Он считал СССР религиозным государством, где господствующей религией был атеизм «коммунистической секты»[3]. Другие религии были отвергнуты. Был установлен строй, где идеалы евразийства достигались насилием и террором. Евразийцев обвиняли в приспособленчестве к советской власти. Вследствие этого к середине двадцатых годов, из общества евразийцев выделилась группа, которую назвали «левые». И если для большинства евразийцев государственный строй в СССР был неприемлем, для «левых» коммунизм не был помехой, они надеялись со временем заменить коммунизм православной верой и христианскими идеалами. Утопия? Несомненно. Однако, многие эмигранты верили в это, примкнув к «левым» евразийцам. Возможно эта вера, возможно трудности эмиграции, заставили таких как С. Эфрон, генерал Скоблин и его жена Н. Плевицкая, и других стать платными агентами советского ГПУ. Платным агентом стал и Николай Клепинин.

Николай был близко знаком с Сергеем Эфроном и его женой Мариной Цветаевой, они общались семьями, снимали рядом жилье. Эфрон в то время был редактором еженедельника «Евразия» и возглавлял «Союз возвращения на Родину», который представлял собой центр НКВД в Париже.

Помимо вербовки и сбора информации, они были замешаны в ряде «идеологических» убийств и похищений. В начале сентябре 1937 г. был убит невозвращенец, бывший сотрудник ГПУ Игнасий Рейсс, спустя несколько дней был похищен генерал-лейтенант Миллер, бывший представителем белой армии и председателем Русского обще-воинского союза (РОВС). Миллер был тайно вывезен в СССР на корабле, посажен в тюрьму и расстрелян в мае 1939 года. В связи с тем, что полицией было возбуждено уголовное дело по факту убийства чешского гражданина Эберхартда ( под этим именем жил Игнасий Рейсс), было принято решение о немедленной «заморозке» агентурной сети и ее немедленному вывозу в Советский Союз. Эфрон и чета Клепининых в октябре 1937 года приезжает в СССР. Через два года все они были арестованы, Эфрон в августе 1939 года, Клепинины – в ноябре [7]. Допросы продолжали два года, ведущим было дело Эфрона. Все дали признательные показания, сознавшись в том, что были агентами французской разведки. Летом 1941 года в пересыльной тюрьме Орла супруги Клепинины были расстреляны. Так закончилась жизнь Николая Клепинина, белого офицера лейб-гвардии конно-гренадерского полка Добровольческой армии, историка, талантливого писателя.

Младший брат Николая, Дмитрий Клепинин, вместе со старшим братом участвовал в работе Русского Студенческого Христианского движения (РСХД). Учился в Богословском институте в Париже. После окончания института получил стипендию и продолжил обучение в нью-йоркской Епископальной богословской семинарии. В 1930 году вернулся к отцу А. Н. Клепинину в г. Бор в Югославии, 1931 году переехал в Париж. После женитьбы был рукоположен в сан диакона и священника. С 1939 года являлся настоятелем домового храма Покрова пресвятой Богородицы при общежитии для обедневших русских эмигрантов. Главным организатором этих приютов была мать Мария (Скобцова). Она была вдохновителем организации «Православное дело», собирала денежные средства у богатых людей по всей Франции, разыскивала нуждающихся русских эмигрантов и помогала им. Во время Второй мировой войны мать Мария заботилась о советских военнопленных, спасала евреев.

Отец Димитрий также состоял в «Православном деле». После оккупации Парижа, стал участником Сопротивления. В июле 1942 года, после массового ареста евреев, крестил их, что спасти от ареста. Тем, кто отказывался перейти в православную веру, он выдавал фиктивные справки о крещении. Сотни справок. Благодаря отцу Димитрию многие евреи смогли выехать из оккупированной зоны в другие страны и спастись. Деятельностью «Православного дела» заинтересовались фашисты, в феврале 1943 года отец Димитрий был арестован вместе с матерью Марией. По воспоминаниям офицера гестапо Гофмана, на допросе с арестованным были вежливы, даже готовы отпустить под обещание священника больше не выдавать фиктивных справок евреям. Но отец Димитрий показал свой наперсный крест с изображением Распятия и спросил: «А этого еврея вы знаете?»[8].

Одиннадцать месяцев его содержали в французском лагере Компьень, где отец Димитрий смог организовать церковь. Жена прислала облачение и церковную утварь, священник мог служить литургию. Отец Димитрий помогал всем как мог : исповедовал, крестил, причащал. Словом Божьим давал надежду и утешение несчастным узникам. В декабре 1943 года Клепинина отправили в Германию, в Бухенвальд. Он и здесь поддерживал отчаявшихся, делился с ними последней едой, присланной из дома. В этом лагере в основном были советские военнопленные, с которыми обращались намного хуже, чем с остальными. Отец Димитрий спорол в рукава букву «F», что означало «француз» или поменялся с кем-то одеждой, и стал носить советский знак. В январе его переводят в лагерь «Дора» на подземный завод по изготовлению ракет. Там он прожил всего три недели и умер в бараке «Шонунг». Так сложились судьбы Клепининых, которые эмигрировали из России.

Таким образом, эмиграция для архитектора А. Н. Клепинина и его сыновей была скорее злом, чем благом. Конечно, неизвестно, как они прожили бы свои жизни, оставшись в Советском Союзе. Возможно, они подверглись бы репрессиям, но , возможно, их таланты получили признание в новой России. Примером этого может быть брат А. Н. Клепинина, Николай Николаевич, который, несмотря на свое дворянское происхождение, стал известным ученым-почвоведом, не был репрессирован, имел государственные награды и общественное признание. Сколько замечательных архитектурных объектов мог построить Андрей Клепинин, не под чужим именем, как в эмиграции, а под своим. И оставить их в памяти потомков как Главные нарзанные ванны в Кисловодске. Какие книги еще мог написать Николай Клепинин, какие евразийские идеи государственного устройства воплотить в жизнь? Теперь об этом можно только предполагать. Имя талантливого архитектора А. Н. Клепинина почти забыто, после эмиграции ему не удалось построить ни одного значительного объекта, ставшего памятником архитектуры. Николай Клепинин фактически предал своих единомышленников, став платным агентом ГПУ, изменил православным заповедям и нормам христианской морали, был расстрелян как шпион и изменник Родины. Дмитрий Клепинин положил свою жизнь на алтарь борьбы с фашизмом, спасая невинных людей от смерти.

Проблема эмиграции из России остается актуальной и сегодня. Волна эмиграции россиян характеризуется большим числом представителей интеллектуальной элиты страны. По данным Центра миграционных исследований, наиболее востребованными являются физики (33%) и биологи (22%) в возрасте 30-50 лет. С учетом того, что расходы на образование снизились с 4,7% ВВП до 3,6% за период с 2012 по 2016 годы, существует тенденция к упадку российской науки [10.c.131]. Эмиграция была и остается политическим вызовом для безопасности государства. Российская эмиграция вскрывает внутренние проблемы в стране. Очевидно, что при такой значительной эмиграции Россия не сможет претендовать на ведущую роль в мировой политике.

 

Список литературы:

  1. Андреев М. Фантазия зодчего// Кавказ.здравница-1978-29 апр.- С.3
  2. Архитектура КМВ-21 век/сост. Бригиневич Е.Е.- Кисловодск,2005-24 с.
  3. Бердяев Н. «Утопический этатизм евразийства»//Сборник статей: http:// rumagic.com›Авторы и книги›religion_rel/berdyaev/0.htm ( дата обращения 15.11.16)
  4. Большаков А. Мелодия его жизни// Кислов.газ.-2013.-26 июня.-С.8.
  5. Гочияева Р. Главные нарзанные ванны//Кавказские минеральные воды. Волшебный Кисловодск.-М.: НИИЦентр,2003.С.91-94.
  6. Дилигенский Г.Г. «Запад» в российском общественном сознании// Общественные науки и современность.2000.№5
  7. Клепинин Н.А. «Святой и благоверный Великий князь Александр Невский»: http:// krotov.info›lib_sec/11_k/kle/pinin_1.htm ( дата обращения 14.11.16)
  8. Отец Дмитрий Клепинин: http://  yar.kp.ru›daily/26378/3257830/.htm ( дата обращения 17.11.16)
  9. Российская послеоктябрьская эмиграция.: http://biofile.ru/История/29200.html ( дата обращения 11.11.16)
  10. Ушкалов И. Интеллектуальная эмиграция и безопасность // Миграция и безопасность в России. М.,2000. С.131
  11. Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. Изд.3-е.М., 1987.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 10 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом