Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 26 ноября 2013 г.)

Наука: Философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
ИССЛЕДОВАНИЕ Х. ОРТЕГОЙ-И-ГАССЕТОМ ПРОБЛЕМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 14. URL: http://sibac.info/archive/social/8(11).pdf (дата обращения: 22.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

"За статью проголосовало 9 человек"

 

ИССЛЕДОВАНИЕ  Х.  ОРТЕГОЙ-И-ГАССЕТОМ  ПРОБЛЕМ  ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ  ЧЕЛОВЕКА  И  ОБЩЕСТВА

Татаринова  Мария  Витальевна

студент  2  курса,  кафедра  информационных  технологий,  Оренбургского  государственного  университета,  РФ,  г.  Оренбург

Е-mail: 

Завьялова  Галина  Ивановна

научный  руководитель,  доцент  Оренбургского  государственного  университета,  РФ,  г.  Оренбург

 

В  решении  X.  Ортегой-и-Гассетом  вопроса  индивид-общество,  с  чрезвычайной  наглядностью  отразилась  реальная  ситуация  индивида  в  современном  буржуазном  обществе,  восприятие  им  общества  как  образования,  в  достаточной  мере  ему  чуждого  и  противостоящего.

«В  исследовании  этого  вопроса  X.  Ортега-и-Гассет  ставил  задачу  определить  принципы  реализации  индивидом  своей  «жизни»,  своего  подлинного  человеческого  бытия  в  условиях  социального  мира,  следовательно,  выяснить  возможность  самореализации  индивида,  сферу  этой  самореализации,  ее  пределы,  формы  и  т.  д.  Этим  частично  вычерчивалась  задача,  реально  встающая  перед  индивидом  в  условиях  кризиса  буржуазного  общества,  но  не  решалась  проблема  взаимодействия  индивида  и  общества»  [1,  c.  141].

Выступая  против  социологии,  X.  Ортега-и-Гассет  имеет  в  виду,  прежде  всего  позицию  Э.  Дюркгейма.  Именно  Дюркгейм  наиболее  последовательно  выразил  особенности  социологического  подхода  к  проблеме  взаимодействия  индивида  и  общества,  и  из  его  позитивистской  трактовки  во  многом  исходила  возникшая  позже  так  называемая  функциональная  социология,  которая  рассматривала  индивида  как  простейший  элемент  общества  и  тем  самым  способствовала  возникновению  социальной  инженерии  и  всей  практики  социального  манипулирования.

X.  Ортега-и-Гассет  прежде  всего  поставил  перед  собой  задачу  проанализировать  то,  чем  является  социальное  отношение  в  его  наиболее  элементарной,  абстрактной  и  основной  структуре.  Большинство  социологов,  отмечал  он,  в  качестве  простейшего  социального  отношения  рассматривают  отношение  реагирующих  друг  на  друга  индивидов.  X.  Ортега-и-Гассет  считает  это  отношение  реальностью  не  социальной,  а  межиндивидуальной.  Межиндивидуальное  отношение  определяется  X.  Ортегой-и-Гассетом  авторством  вступающего  в  это  отношение  индивида:  здесь  речь  всегда  идет  о  двух  или  нескольких  индивидах,  каждый  из  которых  действует,  исходя  из  своей  личной  индивидуальности,  т.  е.  сам  по  себе  и  имея  в  виду  свои  собственные  цели.

Межиндивидуальное  отношение  —  это,  таким  образом,  отношение  личностное,  авторское.  Большинство  отношений  в  человеческом  мире  определяются  X.  Ортегой-и-Гассетом  как  различные  варианты  межиндивидуальных  отношений.  К  ним  X.  Ортега-и-Гассет  относит  и  отношения,  имеющие  совсем  иную  социальную  природу,  например  между  предпринимателями,  которые  таким  образом  приравниваются  к  личностным  отношениям.

X.  Ортега-и-Гассет  «отвергает  содержащееся  в  социологической  теории  утверждение,  согласно  которому,  «социальное»  впервые  возникает  именно  в  межиндивидуальных  отношениях.  «Социальное»  для  X.  Ортеги-и-Гассета  здесь  еще  отсутствует»  [3,  c.  20].

Основной  характеристикой  социального  факта  X.  Ортега-и-Гассет  считал,  прежде  всего,  его  внешнее  по  отношению  к  индивиду  существование.  X.  Ортега-и-Гассет  неоднократно  подчеркивал  связь  человека  с  его  миром,  в  том  числе  и  социальным.  Человек  живет  в  определенном  мире,  проникаясь  его  идеями  и  обычаями.  Но  возникновение  «социального»  понимается  им  следующим  образом.  Индивид  в  процессе  своей  жизнедеятельности  создает  какое-либо  социально  значимое  новшество,  оно  подхватывается  другими,  становится  другими,  становится  общим  достоянием,  отрывается  от  своего  автора,  постепенно  перестает  быть  живым  элементом  жизни,  закостеневает  в  своих  формах.  С  тех  пор  как  оно  оторвалось  от  индивида,  став  общим  достоянием,  «социальное»  существует  само  по  себе  и  ни  от  кого  не  зависит,  за  «социальным»  никто  не  стоит,  «социальное»  практикуется  всеми,  за  «социальное»  никто  не  в  ответе.  Порок  всей  предшествующей  социологической  мысли,  говорит  X.  Ортега-и-Гассет,  в  том  и  состоит,  что  она(мысль)  межиндивидуальное  отношение  принимала  за  отношение  социальное,  поскольку  с  самого  начала  спутала  социальное  и  межиндивидуальное.  В  утверждении  внешнего  по  отношению  к  человеку  существования  «социального  факта»  X.  Ортега-и-Гассет  видел  отличие  своей  позиции  от  социологической.

Для  X.  Ортеги-и-Гассета  внешний  характер  «социального  факта»  означает  не  только  его  надындивидуальную  природу,  но  и  чуждость,  противостояние  его  индивиду.  Подчеркивая  чуждость  «социального  факта»  индивиду,  X.  Ортега-и-Гассет  рассматривал  это  качество  как  определяющую  характеристику  «социального»  как  такового.

В  противопоставлении  индивида  и  общества  выразилась  реакция  X.  Ортеги-и-Гассета  на  реально  существующее  явление  отчуждения  личности  в  буржуазном  обществе.

«Особенность  позиции  X.  Ортеги-и-Гассета  в  понимании  проблемы  индивид-общество  наиболее  ярко  раскрывается  тогда,  когда  он  пытается  проанализировать,  как  «социальный  факт»  выступает  на  уровень  сознания»  [2,  c.  4].

X.  Ортега-и-Гассет  относит  «социальный  факт»  к  области  коллективного  сознания.  Для  него  отсюда  следует  вывод,  что  для  отдельного  индивида  «социальный  факт»  всегда  выступает  как  иррациональный.  Иррациональность  «социального  факта»  X.  Ортега-и-Гассет  усматривает  в  его  принципиальной  неосмысляемости  каждым  индивидом.  Основное  условие  жизни  человека,  состоящее  в  необходимости  осмысления  каждой  ситуации  и  принятия  решения,  вытекающего  из  свободного  выбора  и  влекущего  за  собой  индивидуальную  ответственность,  природой  «социального  факта»  отвергается.  Поэтому  социальное  действие  человек  совершает  автоматически;  он  не  понимает,  не  осознает  его.  Поэтому  оно  иррационально.

Замысел  учения  X.  Ортеги-и-Гассета  о  человеке  направлен  на  утверждение  значимости  его  индивидуальных  проявлений.  X.  Ортега-и-Гассет  воспринимает  любой  социальный  феномен,  прежде  всего,  как  противостоящий  индивиду,  самой  его  природе,  требующей  от  индивида  свободного  и  сознательного  действия.  X.  Ортега-и-Гассет  фиксирует,  таким  образом,  непреодолимое  противоречие:  надиндивидуальность  и  принудительность  «социального  факта»,  с  одной  стороны,  и  специфика  человеческой  жизни,  предполагающая  авторство  в  действиях  индивида  —  с  другой,  сталкиваясь,  приводят  к  тому,  что  индивид  и  общество  оказываются  фактически  в  постоянном  конфликте.

В  соответствии  со  своим  пониманием  природы  социального  X.  Ортега-и-Гассет  анализировал  и  способ  социальной  регуляции  человеческого  поведения.

«Простейшим  и  основным  элементом  такой  регуляции  он  считал  обычай.  Социальный  мир  —  это  мир  обычаев.  Обычай  действительно  служит  одним  из  важнейших  способов  регуляции  социального  бытия  человека.  На  ранних  стадиях  цивилизации,  в  рамках  традиционных  обществ,  «он  был  одним  из  основных  регуляторов  социального  поведения  людей  и  одним  из  способов  хранения  и  передачи  социального  опыта»  [3,  c.  6].  По  мере  развития  общества  наряду  с  обычаем  возникли  и  иные  нормы  социальной  регуляции,  например  государственно-правовое  регулирование,  т.  е.  классовое  регулирование  жизни  общества.

X.  Ортега-и-Гассет  разделяет  все  обычаи  на  «сильные»  и  «слабые».  «Сильными»  он  называет  обычаи  правовые,  социально-экономические  и  другие,  связанные  с  государственной  и  институциональной  регуляцией,  т.  е.  такие  способы  регуляции,  которые  уже  не  являются  обычаями  в  строгом  понимании  этого  слова.  К  обычаям  «слабым»  X.  Ортега-и-Гассет  относит  те  формы  регуляции,  которые  веками  бытуют  в  обществе  или  общности  людей  и,  во-первых,  осуществляются  всей  совокупностью  общества  или  общности,  во-вторых,  осуществляются  фактически  незаметно  для  индивида.  К  таким  способам  общественной  регуляции  X.  Ортега-и-Гассет  относит  мораль,  и  обычаи  в  формах  приветствия  или  в  одежде,  и  язык.  Объединяет  «сильные»  и  «слабые»  обычаи  то,  что  и  те  и  другие  представляют  собой  форму  принуждения.

Наибольшую  безотказность  воздействия  социального  на  человека  и  возможность  принуждения  со  стороны  этого  социального  X.  Ортега-и-Гассет  усматривает  именно  в  «слабых»  обычаях.  Воздействие  «сильных»  обычаев  человек  и  ощущает  и  осознает;  «слабые»  же  обычаи  формируют  его  в  каждодневной  жизни,  причем  таким  образом,  что  он  не  только  не  осознает  их  воздействия,  но  и  не  ощущает  его.  Поэтому  именно  «слабые»  обычаи  X.  Ортега-и-Гассет  рассматривает  как  классическое  выражение  социального.

X.  Ортега-и-Гассет  констатирует,  что  индивид,  ни  в  каких  случаях  не  может  «убежать  от  общества»  [3,  c.  22],  избежать  его  воздействия.  Природа  социального  неизменна.  Отсюда  следует  вывод  X.  Ортеги-и-Гассета  о  бесполезности  социальной  борьбы  и  радикального  преобразования  социального  мира.  Однако  психологическое  состояние  индивида,  связанное  с  его  ощущением  давления  со  стороны  общества,  порождается  действием  не  «слабых»  обычаев,  а  именно  тех  форм  социальной  регуляции,  которые  никак  не  могут  быть  сведены  к  обычаю  и  которые  X.  Ортега-и-Гассет  выносит  за  пределы  своих  исследований  «социального».

«Классическим  примером  «слабого»  обычая  X.  Ортега-и-Гассет  считает  язык  и  именно  потому,  что  принудительное  воздействие,  оказываемое  через  него  обществом  на  индивида,  последним  почти  не  ощущается.  Именно  в  сфере  языка  он  пытается  проследить  взаимодействие  индивидуального  бытия  и  жизни  человека.

Исследование  X.  Ортегой-и-Гассетом  проблемы  взаимодействия  человека  и  общества  явилось  его  ответом  на  ситуацию  индивида  в  буржуазном  обществе,  которая  все  больше  ощущалась  самой  буржуазной  философией.  Искания  X.  Ортеги-и-Гассета  отразили  тот  момент  ее  развития,  когда  доверие  к  буржуазному  социальному  миру  оказалось  потерянным,  когда  этот  мир  воспринимался  как  чуждый  человеку  и,  более  того,  как  таящий  в  себе  постоянную  угрозу  насилия.

 

Список  литературы:

1.Зыкова  А.Б.  Учение  о  человеке  в  философии  X.  Ортеги-и-Гассета:  критические  очерки  /  А.Б.  Зыкова.  М.:  Наука,  1978.  —  160  с.

2.Капитанова  Л.С.  X.  Ортега-и-Гассет  и  И.  Хейзинга  о  жизни  благородной  и  жизни  «заурядной»/  Л.С.  Капитанова.  СПб.:  2001.  —  226  c.

3.Соколов  Э.В.  Ортега-и-Гассет:  искусство  и  массовая  культура  в  XX  веке  /  Э.В.  Соколов.  М.:  Наука,  2003.  —  32  c.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий