Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 26 ноября 2013 г.)

Наука: Философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Рысымбетова Д.А. ФИЛОСОФИЯ А. КУНАНБАЕВА О ПРИНЦИПИАЛЬНОМ ЗНАЧЕНИИ ДУХОВНОСТИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 14. URL: http://sibac.info/archive/social/8(11).pdf (дата обращения: 22.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

"За статью проголосовало 0 человек"

 

ФИЛОСОФИЯ  А.  КУНАНБАЕВА  О  ПРИНЦИПИАЛЬНОМ  ЗНАЧЕНИИ  ДУХОВНОСТИ

Рысымбетова  Диана  Армановна

студент  3  курса,  группа  ТОРО-311,  ПНГК,  Республика  Казахстан,  г.  Павлодар

E-mailprincessdiana@bk.ru

Демидов  Сергей  Валентинович

научный  руководитель,  преподаватель  ПНГК,  Республика  Казахстан,  г.  Павлодар

 

У  казахских  просветителей,  у  всего  казахского  народа  в  истории  культуры  значимое  место  занял  великий  писатель,  мыслитель-демократ,  композитор  —  Абай  Кунанбаев  (1845—1904).  Поэмы,  философские  прозы,  слова  назидания,  переводы  и  песни  —  все  это  его  творческое  наследие.  Абай  —  основоположник  реалистической  письменной  казахской  литературы.  Благодаря  своему  таланту,  глубине  мысли  и  состраданию  к  своему  народу  прославился  великий  Абай  Кунанбаев.  Его  важнейшее  произведение  философского  характера  —  «Слова  назидания».

Абай  —  является  квинтэссенцией  казахской  философии,  с  полным  правом  можно  назвать  философом,  мыслителем,  поднявшим  национальную  философию  к  новым  высотам  [3,  с.  138].  Он  размышлял  над  проблемой  человека,  который  на  Востоке  и  есть  главный  философский  вопрос,  развивал  учение  о  нравственных  качествах,  выдвигал  гуманистические  принципы  нравственного  совершенствования,  полагая,  что  без  духовного  роста  человека  любая  деятельность  в  этом  мире  теряет  свой  смысл.  Поэт-философ  изучал  эстетические  проблемы,  тесно  переплетенные  с  этическими,  рассматривал  вопросы  о  познавательных  способностях  человека  и  их  особенностях  в  казахском  национальном  образе  мира  [1,  с.  11].

Мировоззрение  Абая  многогранно  и  сложно.  Но,  на  наш  взгляд,  у  Абая  Кунанбаева  наиболее  очевидна  близость  к  деизму.  Например,  в  сорок  третям  слове  назидания  он  пишет  «слушая  ушами,  видя  глазами,  прикасаясь  руками,  пробуя  на  язык,  вдыхая  носом,  человек  получает  представление  о  внешнем  мире».  Но  и  параллельно  с  этим  в  тридцать  восьмом  назидательном  слове  пишет,  что  Аллах  сотворил  животных,  людей,  машины  и  даже  фабрики.  С  одной  стороны,  он  считает,  что  окружающий  мир  существует  объективно,  независимо  от  сознания  человека,  а  с  другой,  что  все  в  мире  сотворил  Аллах.  Он  превосходно  понимал  полную  несостоятельность  и  реакционную  сущность  религии.  Поэтому  он  подверг  ее  беспощадной  критике  и  развернул  непримиримую  борьбу  против  ее  проповедников  и  защитников,  всякого  рода  служителей  религиозного  культа  и  благочестивых  богословов  мусульманской  мечети  [1,  с.  25].

Отношения  Абая  к  религии  послужили  для  писателя  несколько  стихотворений,  где  отчетливо  проявлены  ирония  и  сарказм  по  отношению  к  формализму  и  фальши  в  вероисповедании,  к  фигурам  ханжествующих  священнослужителей.  Это  такие  стихотворения,  как  «Абралыға»,  «Көзiнен  басқа  ойы  жоқ».  Глубокая  боль  за  судьбу  женщины-казашки  в  условиях  неправильно  воспринятого  казахами  шариата  выражена  в  поэтическом  шедевре  «Қара  қатынға».  Однако  целенаправленный  анализ  всего  поэтического  наследия  Абая  приводит  нас  к  выводу,  что  в  действительности  он  был  весьма  далек  от  противостояния  исламу,  в  религиозной  тематической  сфере  мотивы  иронии  и  сарказма  крайне  редки  и  всегда  адресно  направлены  к  конкретным  личностям,  которые,  видимо,  представляли  для  поэта  наглядный  образец  ханжества  и  духовной  слепоты  [1,  с.  36]  .  Абай,  прекрасно  знавший  Коран,  историю  ислама,  культовую  специфику  и  содержательность  ритуала,  не  мог  не  откликнуться,  когда  видел  примеры  грубого  невежества  и  фанатизма  аульных  мулл.  Так,  в  стихотворении  «Абралыға»  поэт  иронически  восклицает:

«Мен  жасымнан  көп  көрдiм

Мұсылманды,  кәпiрдi

Абралыдай  көрмедiм

Намаз  бiлмес  пақырды.

Кира  әтiн,  оқытып

Көрiп  едiм,  шатылды.

Ниет  қыла  бiлмейдi,

Не  қылады  нәпiлдi»  [2,  с.  33].

Почти  в  каждом  втором  стихотворении  поэта  мы  находим  такие  слова,  как  «құдай»,  «тәңiр»,  «алла»,  то  есть  традиционные  имена  бога.  Функциональность  подобной  лексики,  ее  смысловая  нагрузка  свидетельствуют  о  нарастании  в  творчестве  поэта  тенденций  мировоззренческого  характера.  Абай,  получивший  религиозное  воспитание  и  образование,  учитывал  идею  сотворения  богом  мироздания. 

Человек  должен  в  этой  космической  «песчинке  —  на  земле»  найти  свое  место,  найти  себя  и  быть  самим  собой.  Он  пишет:

«В  душу  вглядись  глубже,  сам  собою  побудь:

Я  для  тебя  загадка,  я  и  мой  путь!

Знай,  потомок,  дорогу  я  тебе  открывал.

Против  тысяч  сражался,  не  обессудь!»  [2,  с.  87]

«Познай  сам  себя»  —  это  одно  из  древнейших  философских  направлений  всех  народов.  Познай  себя  —  и  ты  обретешь  Истину!  Данный  постулат  исходит  прежде  всего  из  религиозной  философии.  Цель  науки,  считает  Абай,  сводится  к  постижению  истины,  к  способности  отличать  полезное  от  вредного,  наука  должна  «очеловечивать  человека»,  учить  тому,  чтобы  человек  мог  осознавать  свои  поступки  и  меру  ответственности  за  них.

Абай  с  большой  симпатией  относился  к  своим  русским  друзьям  и  передовой  русской  культуре  [3,  с.  142].  Он  не  только  освоил  творчество  своего  народа,  но  и  классическое  наследие  Востока,  России  и  Европы.  Весь  свой  огромный  талант  и  опыт  он  отдал  священному  делу  борьбы  с  невежеством  народа,  с  его  экономической  и  духовной  отсталостью.  В  стихах  он  пишет:

«Эпохи  мрачной  молодежь...

У  ней  согласья  не  найдешь:

За  пазухою  держит  камень

И  друг  на  друга  точит  нож.

Не  зная  удержу,  живут

И  честь,  и  совесть  продают.

Лишь  на  словах  всего  достигли,

Бахвалясь,  презирают  труд»  [2,  с.  129].

Абай  убежден,  что  нравственность  человека  не  зависит  от  природы,  она  связана  с  воспитанием.  В  «Словах  назидания»  он  неоднократно  подчеркивает  эту  мысль,  а  в  стихах  пишет:

«Чтоб  человеком  ты  был,

Ты  пятерых  побори:

Злословье,  ложь,  хвастовство,

Безделье  и  мотовство  —

Вот  пять  врагов  твоих,  знай.

Разум  и  доброта,

Упорство,  скромность  и  труд,

Доверься  —  не  подведут»  [2,  с.  169].

Последний  интенсивный  период  творчества  Абая  связан  со  смертью  Абдрахмана.  Кончине  сына  поэт  посвятил  большой  цикл  произведений.  Пространство  стихотворения,  песни,  жоктау  —  это  особый  эстетический  мир,  где  измученная  душа  художника  получает  возможность  вновь  встретиться  с  гармонией.  За  многие  века  народная  мудрость  выработала  жанры  из  устности,  где  запечатлелись  ритмы  представлений  о  вечности,  связи  жизни  и  смерти.  Выходя  на  уровень  высоких  эпических  ритмов,  Абай  инстинктивно  ищет  спасения  для  своей  отчаявшейся  души.  Народный  голос,  живущий  в  метафорах,  олицетворениях,  изустных  форм  многовековой  мудрости,  утешает  и  поднимает  душу  поэта  на  высоту  сознания  мужества  и  спокойствия.  Почти  в  каждом  стихотворении,  жоктау,  посвященном  кончине  сына,  звучат  ноты  призыва  к  мужеству,  смирению.  В  согласии  с  традицией  эпоса  и  жоктау  Абай  воспевает  и  идеализирует  образ  сына  как  батыра,  поэта,  юноши  с  ангельской  душой.  В  этих  произведениях  навечно  запечатлевается  портрет  Абдрахмана,  тем  самым  одерживается  победа  над  тленом,  смертью.  Некоторые  из  них  небольшие,  всего  несколько  строк,  другие  крупные,  напоминающие  толгау  («Абдрах-манның  әйелi  Мағышка  Абайдың  айтқан  жұбатуы»,  «Абдрахманның  әйелi  Мағышка  шығарып  берген  жоқтау»).

Очевидно,  что  актуальнейшая  для  Абая  проблема  всей  его  жизни  –  поиск  смысла  существования  находит  дальнейшее  развитие.  Вполне  логичным  и  естественным  здесь  выглядит  обращение  к  идее  божественной  воли:

«Бермеген  құлға,  қайтесiң

Жұлынарлық  ерiктi,

Ажал  тура  келген  соң,

Шыдатпайды  берiктi.

Ғарiптiкке  көз  жеттi,

Алғаннан  соң  серiктi.

Өмiрiн  берген  құдайым,

Ажалын  да  берiп»  [2,  с.  229].

Охватывая  поэтическим  взором  масштабное  историческое  пространство  от  Александра  Македонского  до  современности,  до  дня  своей  скорби  и  плача,  Абай  воспринимает  череду  событий  как  непрерывный  уход  в  небытие  множества  поколений  людей,  никто  не  избежал  смерти,  ни  гений,  ни  раб.  Поэт  свидетельствует:  пучина  времени  поглотила  и  его  отца,  паломника,  совершившего  хадж  в  Мекку  и  Медину,  этот  закон  действовал,  действует  —  так  будет  и  впредь,  ничто  не  сможет  поколебать  абсолютную  волю  Аллаха,  так  не  лучше  ли  исполниться  мужества  и  отрешиться  от  безысходной  тоски.  Поэт  усматривает  предопределяющую  волю  Аллаха  не  только  в  превратностях  судьбы  отдельного  человека,  но  и  в  направленности  истории  всего  человечества.  Таким  образом,  тема  судьбы  отдельной  личности,  глобальной  истории  всего  человечества  и  идея  абсолютной  космической  обусловленности  всех  событий  мира  оказываются  взаимосвязанными,  психологически  окрашенными  в  тона  переживаний  и  личных  откровений  человека.

Трагическим  эпическим  плачем  звучит  жоктау  Магиш,  созданый  Абаем.  Ритуальный  жоктау,  семантически  связанный  с  полем  смыслов  национальных  погребальных  обрядов,  жанров,  обусловленных  ими,  возвышает  оплакиваемого,  воспевает  как  славного  героя,  любимца  народа,  голос  молитвенно  взлетает  к  небу,  взывая  к  высшей  воле,  покоряясь  ему  и  упрекая  его:

«Кез  келтiрдi,  құдайым,

Құтылмас  маған  дараны.

Қалқамды  алып,  құдайым,

Басыма  салдың  қараны,

Өзi  түгiл  көрмедiм,

Iзi  жоқ  басқан  табаны.

Күйдiрiп,  кұдай  алмады,

Бенденiң  құрыр  амалы»  [2,  с.  269]  .

Можно  констатировать:  великие  смотрят  на  суть  духовности,  а  не  на  догмы  определенной  религии.  А  духовность  –  одно  целое,  неделимое  свойство  выражающее  суть  человека  независимо  от  нации  и  религии.  Поэтому  по  своей  духовной  наполненности  Абай  не  может  принадлежать  к  какой-то  определенной  религии.  Его  духовность  —  это  выражение  Вселенского  мироздания  Души.  И  чтобы  постигнуть  ее,  нам  еще  очень  много  надо  работать  над  собой.

Возможно  множество  параллелей  между  казахской  и  русской  философией.  И  это  понятно,  так  как  и  Россия  и  Казахстан  являются  представителями  евразийской  мысли.  Здесь  стираются  границы  Востока  и  Запада,  рождая  своеобразную  культуру  и  философскую  мысль.  Абай  считал,  что  первое  достоинство  философа  —  мудрость,  которая  и  завтра  будет  озарять,  греть  своими  лучами  людей.

 

Список  литературы:

1.Абай.  Слова  Назидания.  Алма-ата:  Жарын,  1961.  —  135  с.

2.Абай.  Стихи.  Алматы:  Жарын,  1994.  —  320  с. 

3.Боженов  А.З.  Основы  философии:  учебное  пособие.  Астана:  Фолиант,  2009.  —  264  с.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий