Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 21 мая 2013 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Марков А.С., Маркова А.С. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЕКРЕТНЫХ СЛУЖБ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРЕДНЕЙ И СРЕДНЕЙ АЗИИ В 30—40-Е ГГ. XIX В. // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11. URL: https://sibac.info//archive/social/11.pdf (дата обращения: 31.03.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ  СЕКРЕТНЫХ  СЛУЖБ  БРИТАНСКОЙ  ИМПЕРИИ  В  ПЕРЕДНЕЙ  И  СРЕДНЕЙ  АЗИИ  В  30—40-Е  ГГ.  XIX  В.

Марков  Андрей  Сергеевич

студент  4  курса,  кафедра  всеобщей  и  отечественной  истории

ЕИ  К(П)ФУ,  в  г.  Елабуга

E-mailamarkov@live.ru

Маркова  Анна  Сергеевна

студент  4  курса,  кафедра  всеобщей  и  отечественной  истории

ЕИ  К(П)ФУ,  в  г.  Елабуга

E-mail: 

Галлямова  Земфира  Виленовна

научный  руководитель,  канд.  ист.  наук,  доцент,  ЕИ  К(П)ФУ,  в  г.  Елабуга

 

Британская  разведка  —  эта  одна  из  старейших  спецслужб  в  мире.  Она  имеет  богатые  традиции  и  разносторонний  опыт  работы  с  секретными  агентами,  как  на  территории  самой  Англии,  так  и  за  рубежом.  Вся  разведывательная  деятельность  разведслужбы  и  ее  операции  непосредственно  контролировались  и  руководились  правительством  страны,  поэтому  информация  об  английской  разведке  была  засекречена,  тем  самым  это  привело  к  недостаточности  письменных  источников.  В  настоящее  время,  когда  в  Афганистане,  Таджикистане,  Киргизии,  Иране  столкнулись  интересы  англо-саксонского  мира  с  одной  стороны  и  России  с  другой  стороны,  изучение  истории  противостояния  спецслужб  крупнейших  истории  своего  времени,  методов  работы  английской  разведки  на  Востоке  весьма  актуальны.

В  XVIII  столетии  в  политическом  плане  территория  Средней  Азии  делилась  на  ряд  обособленных  государственных  образований  и  независимых  племен.  В  результате  этого  сложились  три  государства,  это  Бухарский  эмират,  Хивинское  и  Кокандское  ханство.  Наиболее  развитым  из  них  был  Бухарский  эмират,  имевший  несколько  крупных  городов,  в  которых  сосредоточивалась  торговля  и  ремесло.  Самарканд  и  Бухара  были  важнейшими  торговыми  центрами  Средней  Азии  еще  в  первой  половине  XIX  века  [4]. 

В  первой  половине  XIX  века  была  организована  под  руководством  У.  Муркфорда  английская  экспедиция  в  Среднюю  Азию  и  в  феврале  1825  г.  она  прибыла  в  Бухару,  в  составе  70  человек.  В  результате  этой  экспедиции  англичанам  удалось  всесторонне  изучить  Бухарское  ханство,  сформировать  среди  местных  правителей  лояльную  группу  [3].

В  начале  XIX  века  английское  правительство  стремилось  всячески  расширить  свое  политическое  влияние  не  только  в  Передней  и  Средней  Азии,  но  и  в  частности  в  Афганистане.  К  этому  времени  империя  Дуррани  —  символ  наивысшего  могущества  Афганистана,  расцвета  его  политических  успехов  распалось  на  части  —  Гератское,  Кабульское,  Кандагарское  и  Пешаварское  ханство.  Необходимо  отметить,  что  через  горные  районы  Афганистана  и  Правобережье  р.  Инд,  где  проживало  большинство  пуштунских  племен,  проходил  наиболее  удобный  маршрут  до  Индии.  Путь  простирался  через  горные  ущелья  в  отрогах  Гиндукуша.  Для  проникновения  на  Индостан,  англичане  использовали  морские  пути,  но  они  также  хорошо  понимали  стратегическое  значение  Афганистана.  В  связи  с  этим  в  XIX  веке  в  Лондоне  сделали  ставку  на  установление  британского  контроля  над  этим  регионом,  т.к.  это  был  удобный  плацдарм  для  торгового  и  военно-политического  вторжения  в  соседние  земли,  в  особенности  в  Средней  Азии.  В  результате  почти  на  столетие  Англия  была  втянута  в  перманентную  войну  с  пуштунскими  племенами,  большинство  из  которых  ей  так  и  не  удалось  покорить. 

Таким  образом,  в  начале  XIX  века  Афганистан  являлся  объектом  пристального  внимания  Англии  не  только  как  страна,  лежащая  на  подступах  к  северо-западной  границе  Индии,  но  и  как  удобный  плацдарм  для  продвижения  в  сторону  Ирана  и  Средней  Азии.  Подготавливая  захват  этого  плацдарма,  Англия  усиленно  изучала  Афганистан  и  пути,  ведущие  через  эту  страну  в  Иран  и  Туркестан.  В  Афганистане  появились  многочисленные  английские  разведчики  и  агенты,  например,  Ч.  Кристи,  Муркрофт,  Требек,  Фрезер,  Стирлинг,  Конолли,  Ч.  Мессон,  А.  Бернс  и  другие  [5,  с.  11].

В  1831—1832  гг.  англичане  направили  своего  посла  в  Среднюю  Азию.  Посольскую  делегацию  возглавил  лейтенант  английской  армии  Александр  Бернс.  Он  был  агентом  англо-индийской  военной  разведки,  которая  его  командировала  из  Индии  в  Кабул  и  Бухару.  Главной  причиной,  побудившей  Англию  принять  это  решение,  было  не  обращение  эмира  к  англичанам  и  не  экономические  вопросы,  связанные  с  судоходством  по  реке  Инд,  а  то,  что  Россия  толкала  иранского  шаха  на  захват  Герата.  Именно  последнее  обстоятельство  встревожило  британское  правительство,  и  оно  решило  установить  прямой  контакт  с  Афганистаном,  чтобы  не  допустить  объединения  Дост  Мухаммед-хана  и  кандагарских  сардаров  с  иранских  шахом  в  деле  захвата  Герата,  т.  к.  «Герат  являлся  местом,  которое  в  руках  сильной  державы  может  стать  командным  пунктом  над  Ираном  и  Туркестаном»  [2,  с.  147].  Чтобы  установить  прямой  путь  в  Афганистан  и,  особенно  в  Кандагар,  англичане  усилили  нажим  на  эмиров  Синда,  обязав  их  в  нужный  момент  пропустить  английские  войска  через  Синд  в  Кандагар,  откуда  они  могли  двинуться  на  Герат  и  сорвать  поход  иранцев  на  этот  город,  не  допустив  участия  Баракзаев  в  этом  походе.  Когда  Бернс  выехал  в  Кабул,  кандагарские  сардары  были  заняты  сепаратными  переговорами  с  Ираном  и  составлением  проекта  договора,  согласно  которому  иранский  шах  брал  на  себя  обязательство  отнять  у  Камрана  Герат  и  передать  этот  город  им.

Таким  образом,  главной  задачей  Александра  Бернса  —  собрать  подробные  топографические  и  военно-географические  сведения,  а  также  наладить  политические  связи  при  бухарском  и  кабульском  дворах.  Поездка  А.  Бернса  была  только  предварительным  зондированием  почвы  (т.  е.  изучение  местности);  по  возвращению  в  Индию  он  был  направлен  в  Великобританию,  где  доложил  о  собранных  материалах  королю  Вильяму  IV  и  премьер-министру  лорду  Грэю,  а  также  А.  Бернс  доложил,  что  считает  военный  союз  с  Дост  Мухаммедом  вполне  возможным  и  выгодным.  В  1836  г.  вице-король  Индии  Оклэнд  отправил  А.  Бернса  с  новой  дипломатической  и  разведывательной  миссией  в  Афганистан,  Пенджаб  и  Синд.  К  этому  времени,  англичане  захватили  в  свои  сети  гератского  хана  Камран-Мирзу  и  его  визиря  Яр  Мухаммед-хана.  Герат  в  30-х  гг.  XIX  в.  стал  оплотом  английского  влияния  в  Средней  Азии  [9].  Поэтому  английская  агентура  в  свою  очередь  предприняла  ряд  шагов,  чтобы  завязать  прочные  отношения  с  эмиром  Кабула,  а  также  с  властителями  прочих  среднеазиатских  ханств.

Англия  считала,  что  усиление  Дост  Мухаммед-хана  (он  был  основателем  афганского  государства)  представляет  угрозу  ее  планам  расширения  границы  английской  колониальной  империи  на  Среднем  Востоке.  Чтобы  ослабить  Афганистан,  английское  правительство  содействовало  захвату  Пешавара  Ранджит  Сингхом,  махараджей  Пенджаба. 

Тем  временем  английским  офицерам,  было  поручено  выполнить  для  генерала  Малкольма  секретную  разведывательную  миссию  в  диких  регионах,  где  не  существовало  никаких  законов  и  в  которые  никогда  до  того  не  ступала  нога  исследователя.

Капитан  Чарльз  Кристи  и  лейтенант  Генри  Поттинджер  из  пятого  Бомбейского  пехотного  полка  были  готовы  приступить  к  самой  миссии.  Во  время  путешествия  им  удалось  собрать  достаточно  сведений  о  здешних  племенах  и  вождях,  а  так  же  они  тщательно  отмечали  все  данные  относительно  оборонных  возможностей  тех  территорий,  по  которым  путешествовали  [8,  c.  24—25].

Маленький  отряд  Кристи  приближался  в  то  же  самое  время  к  афганской  границе.  Ему  оставалось  4  дня  пути  до  цели  его  путешествия  —  таинственного  г.  Герат.  Этот  город  лежал  на  границе  Афганистана  с  Восточной  Персией  по  обе  стороны  широкого  трансазиатского  караванного  пути.  Но  для  англичан  в  Индии,  опасавшихся  вторжения  с  запада,  Герат  имел  более  зловещее  значение.  Он  стоял  на  одном  из  традиционных  путей  завоевателей  Индии,  по  которому  вражеские  войска  могли  достичь  любого  из  двух  главных  проходов  —  Боланского  или  Хайберского  перевалов.  Хуже  того,  в  регионе  обширных  пустынь  и  непроходимых  горных  массивов  он  стоял  в  плодородной  и  богатой  долине,  которая,  как  полагали  в  Индии,  была  способна  напоить  и  накормить  целую  армию.  Таким  образом,  основная  задача,  которая  стояла  пред  Ч.  Кристи  заключалась  в  том,  чтобы  выяснить,  так  ли  это  на  самом  деле  [8,  c.  24—25].

Незадолго  до  начала  английской  военной  интервенции  в  Афганистан,  в  Герате  скрытно  был  основан  центр  по  подготовке  агентов,  шпионов  и  разведчиков  в  Бухару,  Коканд  и  Хиву,  который  возглавил  майор  д’Арси  Тодд  [1,  c.  432].

В  декабре  1839  г.  (в  январе  1840  г.)  майор  д’Арси  Тодд,  английский  посланник  при  Камран-Шахе,  послал  из  Герата  в  Хиву  одного  капитана  —  Джемса  Аббота,  не  знавшего  ни  языка,  ни  нравов  жителей,  целью  которого  было  подготовить  договор  о  союзе  между  Хивой  и  Великобританией.  Английский  эмиссар  пытался  запугать  хивинцев  угрозой  и  убеждал  их,  что  могущество  Англии  превосходит  все  другие  страны.  Возражая  одному  из  хивинских  придворных,  отмечавшего,  что  «судя  по  карте,  Россия  больше  Англии»,  Аббот  отвечал:  «Вы  ошибаетесь!  Этот  вопрос  обсуждался  английской  и  русской  миссиями  в  Тегеране;  после  детального  изучения  он  был  решен  в  пользу  Англии.  Она  имеет,  безусловно,  большую  территорию  и  впятеро  больше  подданных.  Но  это  не  все:  взглянув  на  карту,  вы  увидите,  что  воды  втрое  больше  чем  суши  и  всюду,  где  течет  океан,  моя  королева  не  имеет  соперников»  [7,  c.  91—92].

Активизация  британских  разведчиков  в  среднеазиатских  ханствах  вызывала  обеспокоенность  со  стороны  царского  правительства.  Вскоре,  после  появления  Аббота  в  Хиве,  информация  об  этом  была  доставлена  в  Оренбург  В.А.  Перовскому,  который  не  замедлил  сообщить  об  этом  министру  иностранных  дел  К.В.  Нессельроде  [7,  c.  92].

Дж.  Аббот  не  только  накапливал  информацию  о  политическом  положении  в  среднеазиатских  ханствах,  но  и  собирал  разведывательные  данные  о  русской  пограничной  полосе.  С  этой  целью  он  часто  выезжал  в  степь  в  сопровождении  хивинского  конвоя. 

Дж.  Аббот  продолжал  утверждать,  что  направляется  из  Хивы  в  Россию.  Через  некоторое  время  в  Герате  уже  было  известно,  что  Аббот  уехал  из  Хивы,  это  было  связано  с  тем,  что  миссия  Джемса  Аббота  не  достигла  поставленной  цели,  которая  заключалась  в  том,  чтобы  столкнуть  Хиву  с  Россией  и  вызвать  между  ними  конфликт.  В  конце  мая  английский  агент  был  доставлен  в  Оренбург,  а  затем  отправлен  в  российскую  столицу.  В  Петербурге  отказались  признать  его  полномочия  и  выслали  в  Англию.

Однако  англичане  не  оставляли  своих  попыток  проникновения  в  среднеазиатские  ханства.  Вскоре  после  Аббота  в  Хиву  был  направлен,  по  приказанию  английского  резидента  в  Герате  д’Арси  Тодда,  новый  английский  эмиссар  —  Ричмонд  Шекспир.  Он  также  пытался  представить  себя  в  качестве  посредника  между  Хивой  и  Россией  и,  посетив  Хиву,  в  которой  он  пробыл  два  месяца,  в  сентябре  1840  г.  прибыл  в  Оренбург.  Но  российские  власти  не  признали  и  этого  английского  агента.  Он  был  взят  под  надзор  и  через  Петербург  выслан  в  Англию  [10,  p.  62].

Необходимо  упомянуть  о  том,  что  во  время  миссии  Дж.  Аббота  в  Хиву,  Англия  параллельно  отправила  своих  агентов  в  Туркестан,  для  того  чтобы  подтолкнуть  пекинское  правительство  к  скорейшему  заключению  мира,  выгодного  для  Великобритании.  Для  этих  целей  избраны  были  офицеры  Стоддарт  и  Конолли. 

17  декабря  1838  г.  полковник  Чарльз  Стоддарт  прибыл  в  Бухару,  где  в  своем  путешествии  совершил  чрезвычайно  досадную  оплошность.  К  удивлению  народа,  он  отправился  во  дворец  эмира  вручать  верительные  грамоты  в  полном  воинском  обмундировании  и  с  эскортом,  отнюдь  не  демонстрируя  общепринятого  в  Бухаре  смирения  на  грани  самоунижения.

К  несчастью,  в  тот  момент,  когда  полковник  со  свитой  пересекал  главную  городскую  площадь,  во  дворец  возвращался  эмир  Насрулла.  Оставаясь,  в  соответствии  с  английской  военной  традицией,  в  седле,  Чарльз  Стоддарт  приветствовал  владыку  Бухары.  Во  время  беседы  Ч.  Стоддарта  с  эмиром  полковник  допустил  еще  несколько  оплошностей  —  и  в  результате  чего  попал  в  кишащую  крысами  темницу.  Когда  индийское  правительство,  узнала  о  несчастии  своего  агента,  тут  же  послало  к  хану  с  некоторыми  туземцами  дружественное,  но  вместе  довольно  строгое  письмо.  В  результате  после  этого  письма  со  Ч.  Стоддартом  снова  стали  обходиться  с  величайшим  уважением,  и  полковник  опять  поверил  расположению  Назир-Аллаха.  Но  дружелюбное  расположение  хана  было  вынужденное,  было  следствием  страха.  Едва  только  получена  была  в  Бухаре  весть  о  действиях  афганских  патриотов  против  неверных  инглисов,  как  Чарльза  Стоддорта  тут  же  бросили  снова  в  темницу  [7,  c.  107—111].

Необходимо  отметить,  что  Артур  Конолли  находившийся  раньше  в  дружественной  связи  со  Стоддартом,  получил  из  Бухары  от  повелителя  приглашение,  которое  по  неосторожности  было  принято  тотчас  же.  Но  едва  А.  Конолли  приехал  во  владения  Бухарского  ханства,  как  в  ту  же  минуту  был  схвачен  и  брошен  в  ту  самую  темницу,  куда  уже  заключен  был  Ч.  Стоддорт. 

Таким  образом,  оба  офицера  А.  Конолли  и  Ч.  Стоддорт,  которые  находились  в  темнице  сто  двадцать  дней  от  жары  и  удушливой  атмосферы  в  яме,  наполненной  всякого  рода  насекомыми,  где  им  не  дали  даже  не  раз  поменять  белье,  были  убиты.  Не  смотря  на  то,  что  были  предприняты  попытки  вернуть  английских  офицеров  из  рук  Назир-Аллаха,  так,  например,  генерал-губернатор  Индии,  России,  Порты  и  Хивы  не  раз  ходатательствовали  за  офицеров,  даже  было  написано  письмо  английской  королевой,  но  на  это  не  обратили,  ни  какого  внимания.

В  результате,  этих  событий  переход  Бухары,  Хивы,  Афганистана,  туркменской  степи  под  английский  контроль  угрожал  прекратить  или,  во  всяком  случае,  предельно  затруднить  русскую  торговлю  со  Средней  Азией  и  восточным  Ираном,  которая  в  то  время  уже  достигла  значительных  размеров;  кроме  того,  Англия  приобрела  бы  выгодный  плацдарм  для  дальнейшего  наступательного  движения  —  к  Закавказью  и  Каспийскому  бассейну.  Но,  к  сожалению,  происки  англичан  против  России  не  увенчались  успехом  [6,  c.  215]. 

Таким  образом,  40-е  гг.  XIX  века  характеризуются  дальнейшим  усилением  соперничества  Англии  и  России  в  Передней  и  Средней  Азии.  Утвердившись  в  Афганистане,  Иране  и  превратив  Герат  в  базу  для  расширения  своего  влияния  в  среднеазиатском  регионе,  Великобритания  начинает  интенсивно  отправлять  в  ханства  Средней  Азии  своих  эмиссаров.  Не  желая  уступать  приоритета  англичанам,  утвердить  свое  влияние  в  среднеазиатском  регионе  пытается  и  Россия.  В  результате  этого  англо-русское  соперничество  начинает  превращаться  во  все  более  значимый  фактор  международных  отношений  в  этом  регионе.

 

Список  литературы:

  1. Бартольд  В.В.  Работы  по  истории  ислама  и  Арабского  халифата.  —  М.:  Восточная  литература,  2002.  —  784  с.
  2. Иванов  М.С.  Очерк  Истории  Ирана.  —  М.:  Политическая  литература,  1952.  —  467  с.
  3. История  Узбекистана  и  Средней  Азии  во  второй  половине  XIX  —  начале  XX  вв.  /  Английская  экспедиция  в  Среднюю  Азию  в  первой  половине  XIX  в.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://testhistory.ru/  history.php?id=his_2_151  (дата  обращения:  12.05.2013)
  4. Присоединение  Средней  Азии  к  России.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://historyrusedu.ru/bilety-i-otvety-po-otechestvennoj-istorii/  171-prisoedinenie-srednej-azii-k-rossii-socialno-ekonomicheskie.html  (дата  обращения:  12.05.2013)
  5. Риштия  С.К.  Афганистан  в  XIX  веке.  —  М.:  Иностранная  литература,  1958.  —  487  с.
  6. Терентьев  М.А.  Россия  и  Англия  в  Средней  Азии.  —  СПб.:  Типография  П.П.  Меркульева,  1875.  —  362  с.
  7. Тимченко  С.В.  Англо-русское  соперничество  в  Средней  Азии  в  40-е  гг.  XIX  века.  —  Алматы.  —  120  с.
  8. Хопкирк  П.  Большая  Игра  против  России:  Азиатский  синдром.  —  М.:  Рипол  классик,  2004.  —  266  с.
  9. Штейнберг  Е.Л.  История  британской  агрессии  на  Среднем  Востоке.  Глава  IV.  —  М.:  Воениздат,  1951.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://militera.lib.ru/h/shteynberg_el/04.html  (дата  обращения:  12.05.2013).
  10. Major-General  Augustus  Abbott  «The  Afghan  war  1838—1842».  —  London:  Richard  Bentley  and  Son,  1879.  —  P.  62.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 5 апреля работает в обычном режиме