Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XCIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 октября 2020 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Курицын И.Д. ПРИМЕНЕНИЕ СУДЕБНОГО СЕКВЕСТРА В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XCIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(93). URL: https://sibac.info/archive/social/10(93).pdf (дата обращения: 22.10.2020)
Проголосовать за статью
Готовится к изданию
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРИМЕНЕНИЕ СУДЕБНОГО СЕКВЕСТРА В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ

Курицын Илья Дмитриевич

магистрант, Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России),

РФ, гМосква

APPLICATION OF THE JUDICIAL SEQUEST IN CASES OF BANKRUPTCY

 

Ilya Kuritsyn

undergraduate, Russian national university of justice (Russian Law Academy of the Ministry of Justice),

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается правовая природа судебного секвестра, как специального вида хранения, предусмотренного гражданским законодательством, а также как одной из обеспечительных мер. Анализируются вопросы применения механизма судебного секвестра в делах о банкротстве на примерах судебной практики по данной категории дел. Выявляются требования и особенности для применения судебного секвестра в делах о банкротстве.

ABSTRACT

The article discusses the legal nature of judicial sequestration, as a special type of storage provided for by civil law, as well as one of the interim measures. The author analyzes the issues of applying the mechanism of judicial sequestration in bankruptcy cases using examples of judicial practice in this category of cases. The requirements and features for the application of judicial sequestration in bankruptcy cases are identified.

 

Ключевые слова: судебный секвестр, хранение, банкротство, гражданский кодекс, судебная практика.

Keywords: judicial sequestration, custody, bankruptcy, civil code, judicial practice.

 

Хранение является одним из наиболее популярных соглашений в гражданском праве. Закон достаточно подробно регламентирует данный договор, при этом выделяя отдельные его разновидности. Так, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) различает два вида хранения имущества, являющегося предметом спора:

  1. Договорное (добровольное);
  2. Судебное (принудительное) [1].

Договор о секвестре представляет собой соглашение сторон о хранении, по которому двое или более лиц, между которыми возник спор о праве на вещь, передают данную вещь третьему лицу, принимающему на себя обязанность по разрешении спора возвратить вещь тому лицу, которому она будет присуждена по решению суда либо по соглашению сторон [8, с. 298].

Судебное же хранение (судебный секвестр) вещей, которые являются предметом спора, возникает, когда вещь передают на хранение на основании судебного акта. В соответствии с положениями о судебном секвестре, содержащимися в п. 2 ст. 926 ГК РФ, хранителем предмета спора может быть как лицо, назначенное судом по собственному усмотрению, так и лицо, кандидатуре которого предложена лицами участвующими в деле. В обоих случаях подразумевается наличие согласие хранителя, если закон не установил другие правила.

Объектом договора в данном случае будут являться вещи, в отношении которых имеется спор о праве между двумя или более лицами. В силу прямого указания закона на хранение в порядке секвестра могут быть переданы как движимые, так и недвижимые вещи.

Так же стоит отметить, что заключается соответствующий договор на срок, в течение которого будет разрешен спор. Хранитель обязан по окончании рассмотрения дела передать вещь лицу, право которого на вещь будет установлено судом.

Особенно актуальным представляется применение судебного секвестра в делах о банкротстве в качестве обеспечительной меры, позволяющей сохранить и гарантировать возможность возврата в конкурсную массу спорного имущества.  Подтверждением этому являются положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в котором разъясняется, что в целях обеспечения нахождения имущества во владении ответчика в период судебного спора о праве на это имущество суд по ходатайству истца может принять обеспечительные меры, в частности, запретить ответчику распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом (арест), запретить государственному регистратору изменять запись в ЕГРП о праве на это имущество, передать спорное имущество на хранение другому лицу в соответствии с пунктом 2 статьи 926 ГК РФ (судебный секвестр) (п. 33) [2].

Несмотря на то, что положения о судебном секвестре не являются новыми в гражданском законодательстве, в реальном правоприменении данный механизм используется достаточно редко, а критерии его применения остаются мало определёнными, о чем свидетельствует, в частности, наличие прямо противоположных подходов в судебной практике.  

Как уже было указано, судебный секвестр в настоящий момент не находит широкого применения в правоприменении, поэтому особую ценность имеют позиции судов, связанных с применением данного механизма отраженные в крайне небольшом количестве судебной практики.

Так, по одному из дел о банкротстве конкурсный управляющий оспаривал сделку по отчуждению недвижимого имущества должника. Судом первой инстанции было удовлетворено заявление о применении в отношении недвижимого имущества обеспечительных мер в виде ареста, запрета текущему собственнику отчуждать недвижимое имущество, обременять его правами третьих лиц, пользоваться им, производить его ремонт, реконструкцию, перепланировку, переустройство.

Впоследствии конкурсный управляющий обратился с заявлением, в котором просил принять дополнительные обеспечительные меры: изъять спорное имущество у текущего собственника и передать его на хранение конкурсному управляющему, ссылаясь на то, что текущий собственник продолжает пользоваться спорным имуществом, препятствует проведению экспертизы, не обеспечивает доступ экспертов к объектам оценки. Данное ходатайство было признано обоснованным судами первой и апелляционной инстанции.

Однако суд кассационной инстанции указал, что дополнительные обеспечительные меры в виде передачи спорных объектов недвижимости на хранение конкурсному управляющему истца несоразмерны заявленному требованию и нарушают баланс интересов сторон с учетом уже принятых мер. В материалы дела не представило доказательств того, непринятие таких дополнительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта либо причинить значительный ущерб истцу, что текущий собственник разрушает или уничтожает спорное имущество. Не может служить основанием для принятия указанных дополнительных обеспечительных мер довод истца о том, что ответчик не обеспечивает доступ экспертов к спорным объектам. Для обязания ответчика обеспечить доступ экспертам к объектам экспертизы имеются иные способы, предусмотренные законодательством. [4]. Таким образом, можно сделать вывод, что применение судебного секвестра рассматривается судом в качестве крайней меры, которая может применяться лишь в том случае, когда существует реальная угроза утраты предмета спора, в материалы дела представлены соответствующие доказательства и не существует иного правового механизма способного предотвратить данные негативные последствия.

Однако в судебной практике все же случаются примеры, когда механизмы судебного секвестра все же применяется в рамках дел о нестоятельности.  В частности, Арбитражный суд Кемеровской области в рамках дело о банкротстве физического лица удовлетворил требование финансового управляющего о передаче на ответственное хранение автотранспортных средств, которые должник без согласования с финансовым управляющим продал третьим лицам. Удовлетворяя заявленное ходатайство, суд первой инстанции исходил из того, что истребуемые финансовым управляющим обеспечительные меры отвечают целям процедуры банкротства - реализации имущества должника и обеспечивают соблюдение баланса интересов должника и его кредиторов. Суд апелляционной инстанции оставил судебный акт без изменений, указав, что Суд первой инстанции, исследовав представленные в дело доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что заявленные обеспечительные меры служат препятствием для отчуждения имущества должника и направлены на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами, законно и обосновано удовлетворил ходатайство финансового управляющего. [5]

Более того, в судебной практике встречаются даже случаи передачи судом на хранение третьим лицам имущества компаний, находящихся в процедуре конкурсного производства. В частности, в рамках процедуры банкротства сельскохозяйственного предприятия Арбитражный суд Красноярского края рассмотрел и удовлетворил заявление контрагента должника об изъятии ряда движимого и недвижимого имущества у конкурсного управляющего должника и передаче их на хранение третьему лицу на период рассмотрения в рамках другого дела требования об обязании передать указанное имущество, ранее приобретенное по договору купли-продажи. Соответствующее требование заявителя, в частности, было мотивировано тем, что конкурсным управляющим осуществляется разукомплектование имущественного комплекса должника и предпринимаются попытки его частичной продажи.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и указал, что указанные обеспечительные меры направлены на защиту имущественных интересов должника и кредиторов должника, обеспечение сохранности предмета спора, а также на обеспечение баланса интереса сторон при рассмотрении спора. [6].

Когда в делах о банкротстве речь идет о недействительности какой-либо сделки и применении судебного секвестра, суду следует руководствоваться пунктом 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63, в котором указывается на то, что доводы о наличии у сделки признаков оснований недействительности, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, могут быть учтены судом при рассмотрении ходатайства временного или административного управляющего, конкурсных кредиторов или уполномоченных органов о принятии обеспечительных мер (пункт 1 статьи 46 и абзац пятый пункта 1 статьи 66 данного Закона), направленных на обеспечение имущественных интересов кредиторов, связанных с будущим оспариванием соответствующей сделки по правилам главы III.1 названного Федерального закона [3]. Суд имеет право наложить арест на имущество, отчужденное должником по этой сделке другой ее стороне; в подобных случаях другая сторона сделки в части рассмотрения ходатайства о принятии обеспечительной меры пользуется правами и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве.

Подводя итог вышеизложенному следует отметить, что из анализа правовых норм, регулирующих порядок и основания применения обеспечительных мер, а также судебной практики, вытекает, что отмена обеспечительных мер производится в случаях, когда основания, послужившие причиной их принятия, отпали, либо появились новые обстоятельства, обосновывающие необходимость отмены обеспечительных мер. 

Кроме того, при рассмотрении ходатайств и принятии обеспечительных мер, суд на основании представленных доказательств должен установить, в том числе и следующие обстоятельства: предпринимаются ли должником реальные действия по отчуждению, сокрытию либо уничтожению имущества, а также правомерность таких действий должника.

Таким образом, рассматривая заявление о применении обеспечительных мер, в том числе и судебного секвестра, суд должен оценить насколько истребуемая заявителем конкретная обеспечительная мера связана с предметом заявленного требования, соразмерна ему и каким образом она обеспечит фактическую реализацию целей обеспечительных мер, определенных ст.  90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Список литературы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 18.03.2019, с изм. от 03.07.2019) // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. N 5. Ст. 410.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 7. июль. 2010.
  3. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 (ред. от 30.07.2013) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. N 3. март. 2011.
  4. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 февраля 2012 г. по делу № А13-7086/2010
  5. Постановление Седьмого Арбитражного апелляционного суда от 21 августа 2018 г. по делу № А27-11761/2017;
  6. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2015 г. по делу N А33-21259/2011;
  7. Кулик Т.Ю. Новые способы осуществления государственных закупок // Интеллектуальные ресурсы - региональному развитию. 2016. Т. 2. № 1. С. 63-67.
  8. Лагутина А.С. Секвестр как особый вид хранения // Интеллектуальные ресурсы - региональному развитию. 2017. № 1-2. С. 297-300.
Проголосовать за статью
Готовится к изданию
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом