Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 13 декабря 2012 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Беспятова И.Е. ТЕОРИЯ ФРОНТИРА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ПРЕЗИДЕНТА ВУДРО ВИЛЬСОНА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. VI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6. URL: https://sibac.info//archive/social/6.pdf (дата обращения: 17.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ТЕОРИЯ ФРОНТИРА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ПРЕЗИДЕНТА ВУДРО ВИЛЬСОНА

Беспятова Ирина Евгеньевна

магистрант второго года обучения, исторический факультет ТГУ, г. Томск

E-mail: irina.bespiatova@gmail.com

Румянцев Владимир Петрович

научный руководитель, д-р ист. наук, доцент ТГУ, г. Томск

 

В 1893 г. профессор истории Университета штата Висконсин Фредерик Джексон Тёрнер впервые явил в свет концепцию «фронтира» (от frontier — граница, рубеж) в американской истории, выступив с докладом на заседании Американской исторической ассоциации в Чикаго во время Всемирной выставки. Термин «фронтир», прежде всего, обозначал приграничную полосу либо область так называемых «свободных земель» во внутренних районах североамериканского континента, которая вплоть до конца XIX в. осваивалась белыми поселенцами и постепенно перемещалась в ходе территориальной экспансии на Запад, достигнув Тихоокеанского побережья. То есть, обобщая, фронтир представлял собой место столкновения дикости и варварства с цивилизованным обществом. На рубеже XIX—ХХ вв. фронтир достиг своего естественного географического предела — освоение североамериканского континента было закончено. Но его цивилизационное значение не было исчерпано, ибо он сохранился в качестве социокультурного архетипа в американской национальной ментальности [4, с. 5].

Томас Вудро Вильсон стал 28-м президентом Соединённых Штатов Америки. Второй срок его президентства был отмечен вступлением США в Первую мировую войну и активными дипломатическими усилиями президента по мирному урегулированию, выраженными в «Четырнадцати пунктах». Лауреат Нобелевской премии мира 1919 года, присуждённой ему за миротворческие усилия, Вильсон стал первым президентом США, посетившим с официальным визитом Европу, участвуя в работе Парижской мирной конференции. Предложения Вильсона были положены в основу Версальского договора.

Во время президентства Вудро Вильсона произошла окончательная смена акцентов во внешнеполитической доктрине государства. К 1900 году Соединенные Штаты предстали перед глазами Европы промышленно-аграрным гигантом, опережающим по основным показателям Англию и все другие индустриальные страны. И этот феноменальный рывок базировался на технологической революции, чей потенциал был беспределен и нуждался в систематических и неуклонно расширяющихся рынках сбыта и сферах приложения капитала, внутренних и внешних.

Синтез экономических потребностей государства и его идеологических основ, построенных на идее мессианства и избранности нации, вытеснили политику изоляционизма с авансцены международных отношений. На смену ей пришла политика открытости. Точнее агрессивной открытости. США перестали быть только убежищем для гонимых со всех континентов: они превратились в убежденного в своей «созидательно-полицейской функции главного зодчего нового мироздания» [1, с. 7], где все нации и страны на равных и, если нужно, под давлением будут приобщены к достойному существованию в условиях мира, стабильности, законопослушания и благополучия.

Смене внешнеполитической парадигмы Соединенные Штаты во многом обязаны дестабилизации Европы, расшатанной революциями, распространением леворадикальных идей и, в конечном счете, Первой мировой войне. Старый Свет перестал быть в глазах американского руководства источником гуманизма, просвещения, моральных и духовных ценностей. Т. е. перестал быть цивилизацией и стал ее антиподом — дикостью и варварством. Таким образом, произошло закономерное расширение американского фронтира, как места столкновения цивилизации с варварством, в сторону европейских стран.

А за тем и не только европейских: государства Старого Света, по сути, владели большей частью остального мира, как колониями. Но, если они не могут позаботиться о своей собственной судьбе, разжигая огонь войны, то как же они тогда могут решать судьбу подчиненных им стран? Европа шла к распаду, в то время как Америка оставалась верной себе и своим идейным основам. Более того, по твердому убеждению Вильсона, она являлась единственной в мире страной, которая переживала процесс постоянного возрождения, а значит, лишь она одна могла по праву и по справедливости вытянуть этот мир из пучины войн: «Перед нами — новая эра, в которой мы, очевидно, будем руководить миром» [3, с. 195].

Таким образом, американский фронтир испытал еще одно расширение — в плоть до европейских колоний. Закономерно, конечной целью американской экспансии теперь становиться распространение идей и ценностей демократии буквально на весь земной шар.

Соединение возвышенных идеалов с почти мистической верой в то, что именно на Америку Провидение возложило бремя забот в их осуществлении, нашло свое наиболее полное воплощение в понимании особой роли Америки, объединяющей расколотый мир в эпоху конфликтов, раздоров и международных кризисов начала XXвека. Вильсоном был выдвинут тезис: ««Мы пришли спасти мир, дав ему свободу и справедливость» [2, с. 136]. Именно Вудро Вильсон придал этому видению планетарной цивилизующей миссии США максимальную цельность и стратегическую осмысленность. Миссия эта предполагала строительство универсальной мировой системы, одушевленной идеалами американской демократии и американскими моральными нормами.

Поскольку Америка «имеет перед собой великую цель, не ограниченную только Американским континентом», постольку она не может отказать себе в использовании силы в любо точке земного шара, где это будет признано целесообразным. Великое предназначение Америки — защищать естественные чаяния людей, их неотъемлемые права, «единственным поборником» которых она является. Все это нашло свое отражение в знаменитых «14 пунктах» Вудро Вильсона, основным лозунгом которых стало: «Свобода и самоопределение» [3, с. 193—195].

После окончания мировой войны Вильсон категорически высказался за строительство нового мирового порядка по образу и подобию американской системы, т. е. соблюдая те принципы, которые положены в основу американской демократии. Ибо лишь только у этой страны «…совесть чиста, а побуждения лишены малейших признаков корыстолюбия и лукавства». «Мы пойдем туда, куда поведет нас наше знамя, так как мы знаем, что рука, которая несет его, — это незримая рука Бога» [3, с. 200].

Идея Лиги наций так же должна была служить целям возрождения человечества, а, самое главное, быть основным инструментом в распространении американского фронтира. Основным принципом Лиги наций должен был стать принцип совместного принятия решений, в противовес традиционным, скомпрометированным, приемам европейской дипломатии — сколачиванию военных блоков, тайные сговоры, принцип равновесия сил, который ни чуть не учитывал интересы «малых», зависимых стран. Иными словами — на лицо торжество демократии, несшей с собой открытость, гласность, свободу. США, как страна, лучше других народов знающая, что для них хорошо, должна была стать гарантом нового взаимопонимания между народами, «отлитого» в уставе Лиги Наций.

Однако, хоть в конце концов Лига наций и была создана, но сами США в нее не вошли — сенат отказал президенту в реализации этой идеи, фактически обвинив его в излишнем идеализме, возникшая реакция цинизма привела к всеобщему отрицанию идей Вудро Вильсона. Разочарование, распространение концепции «крайнего индивидуализма» на фоне стремительного погружения «спасенной» Европы в тоталитарные эксперименты, привели Америку к закономерному результату — стремлению замкнуться в себя, изолироваться от внешнего мира.

В конце XIX — начале XX веков США впервые столкнулись с необходимостью определения новой глобальной стратегии. Практически была завершена экспансия в пределах континента, т. е. был закрыт первый фронтир. Подходы президента к решению сложнейших проблем своего времени оказались значительнее, чем простой американский «ответ» на первую мировую войну и революции. Распространение американского влияния на другие страны требовало идеологического обоснования. Тезисы президента Вудро Вильсона о строительстве нового мирового порядка по американскому образцу, об избранности народа Соединенных штатов, о мире, безопасном для демократии, несли мощный потенциальный заряд, внедряя в мировое общественное мнение представление о необходимости постоянного расширения американской цивилизации, неотвратимости и благотворности распространения американской демократии.

 

Список литературы:

  1. Американские исследования в Сибири: Материалы Всероссийской научной конференции «Американский и сибирский фронтир» —Томск: Изд-во Том. Ун-та, 2001. —Вып. 5. —230 с.
  2. Мальков В.Л. Американская мечта как символ веры и внешнеполитическая стратагема // Американский ежегодник 1999. М, 2001. С. 122—154.
  3. Романов В.В. Истоки внешнеполитической философии В. Вильсона // Американский ежегодник. 2000. М, 2002. С. 178—204
  4. Тернер Фредерик Дж. Фронтир в американской истории — М: Весь мир, 2009 — 303 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом