Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 23 мая 2019 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Никифоров С.Ю. К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИЗНАНИЯ ВНУТРИИГРОВЫХ ОБЪЕКТОВ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ОБЪЕКТАМИ АВТОРСКИХ ПРАВ НА ЧАСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(76). URL: https://sibac.info/archive/social/5(76).pdf (дата обращения: 20.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 8 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИЗНАНИЯ ВНУТРИИГРОВЫХ ОБЪЕКТОВ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ОБЪЕКТАМИ АВТОРСКИХ ПРАВ НА ЧАСТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Никифоров Станислав Юрьевич

магистрант, кафедра гражданского права юридического факультета ПГНИУ,

РФ, г. Пермь

Согласно п. 10 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом ВС РФ 23.09.2015, незаконное использование части произведения, его названия или персонажа следует рассматривать как нарушение исключительного права на произведение в целом, если не доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом охраны.

Возникает вопрос о том, могут ли внутриигровые объекты рассматриваться в качестве самостоятельных объектов авторских прав на часть видеоигры как произведения. Для решения данного вопроса следует проанализировать внутриигровые объекты на соответствие условиям охраноспособности части произведения. При этом следует учитывать, что для рассмотрения части произведения как самостоятельного объекта авторского права она должна обладать признаками целого [1, с. 65].

Из п. 7 ст. 1259 ГК РФ следует, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и выражены в объективной форме.

Согласно п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» к объектам авторского права могут относиться части произведения, которые могут использоваться самостоятельно, являются творческими и оригинальными.

Следовательно, условиями признания части произведения самостоятельным объектом авторского права являются: 1) возможность признания самостоятельным результатом творческого труда автора; 2) выраженность в объективной форме; 3) возможность использования независимо от самого произведения в целом.

Во-первых, проанализируем возможность признания части произведения самостоятельным результатом творческого труда автора. Согласно п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части 4 ГК РФ», объектом авторского права по смыслу статей 1228, 1257 и 1259 ГК РФ является только тот результат, который создан творческим трудом. При этом действует презумпция творчества: соответствующие результаты предполагаются созданными творческим трудом. На практике творческий характер того или иного объекта зачастую подтверждается договорами авторского заказа на создание соответствующего объекта, заключенными с его авторами [2].

Судебной практикой также сформулированы такие критерии, позволяющие отнести часть произведения, его название или персонаж к самостоятельным объектам авторского права, как отличимость и узнаваемость. Так, в решении Арбитражного суда республики Мордовия от 19 марта 2018 г. по делу № А39-1246/2017 о нарушении исключительных прав на персонажей мультипликационного сериала «Маша и Медведь» в качестве обоснования творческого характера персонажа «Маша» суд указал, что данный персонаж обладает рядом отличительных и узнаваемых признаков, к которым относятся, в частности, специфические черты лица – необычный разрез глаз, маленький нос, выпуклые розовые щеки; определенная стилистическая направленность в одежде (длинный розовый сарафан, на голове розовый платок, белая рубашка). Кроме того, данный персонаж обладает узнаваемыми чертами характера: непоседливость, любознательность, любопытство, упрямство, настойчивость [3].

По мнению В.С. Ивашова, творческий характер присущ и внутриигровым объектам. В качестве примера им приводится абстрактный меч внутри игры, который представляет собой результат творческой деятельности художника и ряда иных специалистов [4, с. 75].

Безусловно, внутриигровые объекты во многих случаях являются результатом творческого труда автора или ряда авторов. Однако, нередко подобные объекты все же не имеют творческого характера, поскольку составлены из стандартных элементов и лишены какой-либо оригинальности. В связи с этим можно сделать вывод, что творческий характер свойственен лишь некоторым из внутриигровых объектов.

Во-вторых, проанализируем внутриигровые объекты на соответствие такому критерию, как выраженность в объективной форме.

В ГК РФ не предусмотрено конкретного исчерпывающего перечня возможных носителей произведений, однако исходя из закрепленного в ст. 1259 ГК РФ перечня видов произведений можно сделать вывод о многообразии возможных форм выражения произведения [5, с. 87]. В частности, это может быть и электронная (цифровая) форма, именно в которой и выражены внутриигровые объекты, описываемые при помощи программного кода [6, с. 58].

Как правило, внутриигровые объекты выражены визуально в качестве каких-либо осязаемых объектов в игре. Однако, внутриигровые объекты могут и не иметь полноценного визуального отображения (например, в случае, если пользователем приобретается улучшение каких-либо способностей для игрового персонажа, не влияющее на его внешний вид). Таким образом, условию выраженности в объективной форме также соответствуют не все внутриигровые объекты.

В-третьих, для признания части произведения самостоятельным результатом творческого труда автора должна присутствовать возможность использования такой части независимо от самого произведения в целом. Данный признак напрямую не закреплен в ГК РФ, но вытекает из двух других признаков и следует из судебной практики.

Так, в упомянутом выше решении Арбитражного суда республики Мордовия от 19 марта 2018 г. по делу № А39-1246/2017 суд указал, что каждый персонаж является самостоятельным объектом авторского права в силу того, что создан автором (либо разными авторами) обособленно и может использоваться, в том числе отчуждаться, отдельно от других персонажей или произведения в целом, то есть является отдельным объектом гражданского оборота. Данному признаку внутриигровые объекты также могут соответствовать, но не во всех случаях, а только при условии, что в видеоигре предусмотрена возможность для отчуждения соответствующих внутриигровых объектов между пользователями.

Таким образом, в то время как некоторые внутриигровые объекты соответствуют признакам части произведения, подлежащей самостоятельной авторско-правовой охране, значительная часть внутриигровых объектов таким признакам не соответствует. В связи с этим полагаем, что определение внутриигровых объектов как самостоятельных объектов авторских прав на часть произведения носит случайный характер и не может удовлетворить целям исследования, поскольку не все внутриигровые объекты соответствуют этим признакам: необходимо определить правовую природу всех внутриигровых объектов в целом, а не некоторых из них.

 

Список литературы:

  1. Савицкая К.Д. Персонаж компьютерной игры как охраняемый объект авторского права // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2016. № 10. С. 65.
  2. Решение АС Республики Мордовия от 8 сентября 2017 г. по делу № А39-133/2017 [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/arbitral/doc/3ZwbXXtbJ9Wm/ (дата обращения: 02.05.2019).
  3. Решение АС Республики Мордовия от 19 марта 2018 г. по делу № А39-1246/2017 [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru/arbitral/doc/ftAGKYUvlTgP/ (дата обращения: 02.04.2019).
  4. Ивашов В.С. Право виртуальных миров: проблемы определения правовой природы внутриигровых объектов и применения законодательства РФ к правоотношениям с их участием // Вестник молодых ученых и специалистов Самарского государственного университета. 2016. № 2 (9). С. 75.
  5. Максимов В.А. Условия охраноспособности произведений в авторском праве // Ленинградский юридический журнал. 2017. № 3. С. 87.
  6. Дементьева Е.С. Проблемы правового регулирования цифровой формы произведения // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2016. № 7. С. 58.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 8 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий