Статья опубликована в рамках: LXXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 18 апреля 2019 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Горелик С.В. ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ССЫЛЬНЫХ СИБИРИ НА СТРАНИЦАХ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(75). URL: https://sibac.info/archive/social/4(75).pdf (дата обращения: 19.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ССЫЛЬНЫХ СИБИРИ НА СТРАНИЦАХ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Горелик Софья Владиславовна

студент 4 курса, кафедра Истории России ФГАОУ ВО «СФУ»,

РФ, г. Красноярск

Каторга и ссылка в истории Российского государства занимают важное место, так как напрямую связаны с оформлением пенитенциарной системы и началом становления и развития уголовного законодательства. Изучение социально-правового положения ссыльных и каторжан в Сибири при анализе государственной политики формирует представление о взаимоотношениях с местным населением и исполнительной властью на местах. Наиболее качественно изменения, касающиеся эффективности ссыльной политики на территории Сибири видны на страницах газет и журналов, так как помимо фактов и статистики включают мнение общества, касающегося данного вопроса.

Начнём с того, что изучением ссылки, как наказанием карательного института власти, занималось много исследователей, что связано непосредственно с интересом к ссыльному населению, внёсшему свой вклад в историю и культуру данного района. Использование подневольного труда с целью отдаления от власти на дальние округа, освоения земель и исправления уголовных элементов посредством тяжёлых работ началось довольно давно. Законодательные акты, такие как Указ 1822 г., Уложение 1845 г., 1890 г., Закон от 1909 г., были приняты в разные периоды истории Российской империи и преследовали цель вовлечения осужденного населения в распространение государственной политики на разные районы Сибири. Примером служит штрафная колонизация государства, разработка добывающей и обрабатывающей промышленности края, создание сибирских городов и связывающей инфраструктуры. Начиная с первого Указа о ссыльных 1822 г., правительственный аппарат предпринимает попытку узаконить положение заключенного, изменить его социально-правовой статус, который является доминирующим фактором на пути нравственного исправления. Введение данного Устава было сделано благодаря инициативе графа Сперанского М.М., с целью упорядочивания ссылки. В дальнейшем главы основного Указа модернизировались, критиковались и дополнялись новыми разделами и статьями. Результаты законотворческих проектов отразились на образе жизни ссыльного и породили острые противоречия в обществе.

Целью данной статьи является проведение анализа периодической печати для выявления проблем социально-правового положения ссыльного на территории Сибири и отношения общества к данному виду уголовного наказания.

Основными источниками периодической печати в исследовании будут использованы газета «Сибирская жизнь» (изд. с 1894 г. под ред. П.И. Макушина), журнал «Тюремный вестник» (изд. 1893 г.), «Древняя и Новая Россия» (изд. 1875 г.), «Сибирская газета» (изд. 1881 г.), «Томский листок» (изд. 1895 г.), «Томские губернские ведомости» (изд. 1857 г.), «Сибирские вопросы» (изд. 1905 г.).

При анализе периодической печати можно выделить несколько концепций, касающихся ссылки и каторги в Сибири:

  1. ссыльные официально приписаны к земле, тем самым выполняя «колонизационную политику» государства. Создание кооператива сельские общества – ссыльные-поселенцы. Несмотря на переизбыток каторжных рабочих на заводах, ощущается нехватка квалифицированных кадров, что замедляет развитие экономики района [9, с. 13.];
  2. государство усиливает контроль за ссыльным населением, каторжными рабочими в связи с радикально настроенными элементами в отношении правительства и императора. Запрещаются народные собрания, увеселения. Прикрепление к губернии ссыльных, их нравственное разложение негативно отражается на сибирском обществе;
  3. правовой статус ссыльного не имеет значения для государства. Главная цель – отдаление неблагонадёжных элементов. Все попытки социальной адаптации осужденного среди местного населения встречает отпор, повышается количество побегов и разбоев.

Каждое из представленных мнений, является верным, так как отражает тенденции в государственной политике по отношению к ссылке в зависимости от выбранного периода времени. На первом этапе развития ссыльной политики, можно увидеть, что государство вводило некоторые послабления и поощрения в отношении нравственного воспитания ссыльных. Это позволяло им досрочно освободиться, закрепить права на землю и быть причисленными к крестьянскому, мещанскому сословию. Была введена система разрядов, что было немаловажно, так как напрямую влияло на распределение рабочих мест в среде ссыльных. После указа от 1822 г. Сибирский комитет разрешил ссыльным работать на предприятиях, селиться вблизи городов – в Енисейской губернии было выделено 479.000 руб. на строительство поселений [9, с. 19] Водворение ссыльных началось в 1829 г., тогда было создано 22 селения с ссыльными как одинокими, так и семейными по Канскому уезду, в Минусинске и Ачинске с сельскими смотрителями во главе. Факт наличия семьи у ссыльного важен, так как уровень жизни, как это наблюдалось за большинством всецело зависело от семейного состава и материальных средств [ГААК. Сведенья о семейном, имущественном и другом положении ссыльных. Ф. 595, оп. 41, д.91, л. 3]. В газете «Сибирская жизнь» в одной из статей о пользе прикрепления ссыльных к земле, редакция высказывается положительно о сосланных со своими семьями, намекая часто на их желание идти навстречу нравственному перевоспитанию и социально-правовому изменению, отмечая образованность в сфере сельского хозяйства, что в дальнейшем должно было принести положительные результаты для экономики района.

Касаясь темы организации ссыльной политики и положения осужденного в Сибири, стоит отметить факт злоупотребления властью в лице местной администрации, получившая свои отголоски в сибирском обществе. Дискриминация прав осужденного выявилась сразу же после принятия Указа от 1822 г. и стала по статистике за 1822-1839 г. частым явлением. В большинстве случаев многие злодеяния ссыльных по пространству края и недостатку местных полицейских способов остаются нераскрытыми. Исходя из этого, по мнению генерал-губернатора Горчакова, отчётность и архивные материалы губернских правлений не могут служить показателем нравственности ссыльного или же местной власти по отношению к ссыльному [6, с. 319]. Тоже самое касается числа преступлений, совершаемых по отношению к осужденному в тюрьмах, либо на местах причисления.

Проблема социально-правового положения осужденного в Сибирь начала активно освещаться в газетах и журналах, начиная с Указа 1857 г. Это связано с тем, что ужесточается контроль властей за осужденными на местах: «ссыльные прикрепляются к месту причисления, а если покажутся в другом городе, где есть возможность закупиться, то немедленно этапным порядком препровождаются назад» [10, с. 39]. Письма некоторых ссыльных вскрываются самими чиновниками, утраивается число стражников, местные власти пристально наблюдают за сосланным населением. Уже в 1882 г. местные начальники полиции и жандармы без прокуроров, не руководствуясь уголовными законами, могли совершать обыски, аресты и допросы. Так, например, звучит одна из новостей в газете «Сибирские вопросы»: «сделавшие попытку собраться в компании, ссыльные были разогнаны и арестованы исправником, явившимся во главе полусотни стражников» [10, с. 40]. Объясняется этот случай введением новых указаний для губернаторов и местной полицейской власти. Разрешение на сбор собраний и обсуждений важных вопросов было прекращено с началом 1881 г., в связи с участившимися революционными настроениями и частой организацией побегов: «губернаторы получали право контролировать сбор частных собраний и приказывать домовладельцам не принимать лиц, по мнению государства, вредных». [12, с. 2].

Несмотря на введения строгих мер правительства, продолжает расти число побегов, преступлений, что ещё раз подтверждает факт угловатости всей исправительной системы. Мнение общества по отношению к положению ссыльного в Сибири также кардинально меняется. По мнению местных обществ, ссылка с XX в. проявляет свой неэффективный характер, как своим содержанием, так и самим исправлением заключенных. Каждый год приводится статистика, показывающая растрату впустую денег на содержание поселенцев: в среднем на содержание 8 поселенцев сельские и городские общества тратят около 495 р. в год. При этом отмечается тот факт, что при отказе принимать в работники ссыльных, поселенцы могут угрожать убийствами и разбоем. Эта точка зрения всё больше стала отражаться в периодической печати в связи с возрастающим количеством убийств домовладельцев. Так, например, в той же газете «Сибирская жизнь» указывается ряд преступлений, связанных с ссыльнопоселенцами: в с. Черёмхово Иркутской губернии на праздниках произошло убийство. Работники нанятые из ссыльных, решили ограбить хозяина заимки, в ходе ограбления убив двух женщин [11, с. 2].

Как показывает анализ известий в «Томском листке», «Сибирской жизни» ссыльные совершали преступления с кражей имущества ещё более часто чем убийства и нанесение увечий. Газета «Томский листок»: «ссыльнопоселенец Яков Шадрин похитил одиннадцать пар руковиц, но был пойман» [14, с. 2], «крестьянин из ссыльных Макар Денисов обобрал прилично одетого господина, который имел нетрезвый вид» [15, с. 2]. В некоторых случаях каторжный, либо сосланный был первым виновным в списке лиц, совершивших убийство. Это определяется самим отношением власти к этой категории заключенных. Официальной причиной преступления являлась нехватка денег, безделье и пьянство осужденных. Однако, не стоит опять же винить только лишь одну из сторон, ведь власть применяла довольно жестокие допросы: побои, морение голодом и жаждой в натопленной бане, нанесение увечий в присутствии жены и детей. Примером из истории может служить приговор, приведённый в исполнение в 1828 г. в отношении двух каторжных Булатова, Петрова и 5 человек ссыльных с их жёнами обвиненными за грабёж у крестьянина Антипа Ускова имущества на сумму более 1000 руб. Статья была опубликована в журнале «Древняя и Новая Россия». В ходе совершенных допросов подозреваемые признали свою вину и понесли наказания в виде кнута и отправки из Томской губернии, хотя и являлись ложно обвиненными в преступлении. После этого вопиющего случая, Его Императорское Величество определяет взыскание в размере 200 руб. за каждый удар кнутом невинно данный осужденному [6, с. 321]. По статистике, составленной в Табеле о ссыльных, поступивших в Сибирь за период 1822–1839 г., можно увидеть, что невинно осужденных в смертоубийстве в Западной Сибири и Восточной исчислялось в количестве 667 чел. при ежегодном поступлении 3 тыс. чел. Касаясь темы занятости сосланного, можно сказать, что он имел право устроиться на работу, но заработок в Сибири на предприятиях редко превышал 30-35 руб. в месяц. Отсутствие других культурных занятий, общения и нормальных условий проживания приводил к тому, что арестант спивался, начинал бродяжничать. Как отмечает Чехов А.П. в своём произведении «Сахалин» деморализация ссыльных преобладала за счёт влияния на них сибирского населения, находящегося в состоянии культурного и физического застоя [16, с. 28].

Таким образом, с каждым годом возрастало количество преступлений, побегов сосланных, что явилось в конечном итоге основной причиной принятия новых законодательных актов, статьи которых продолжали нарушаться местными властями. Примером служит Сахалинская каторга, которая в газете «Сибирская жизнь» названа не иначе как «заброшенная каторга», где господствуют низшие чиновники, не давшие действовать закону [13, с. 3]. При анализе периодической печати было выявлено, что общество негативно воспринимало действие властей по отношению к ссыльным. Принятие жестоких мер исправления, приобщения к новому социальному статусу предопределило исход неэффективной политики государства, росла проблема, связанная с правовым положением сосланного в обществе. Общество ставит перед государством вопрос об отмене ссылки.

 

Список литературы:

  1. ГАКК. Ф.827 «Циркулярные письма департамента полиции о производстве арестов и обысков» Оп. 1. 1912-1914. Д. 165.
  2. ГАКК. Ф.827 «Циркулярные письма департамента полиции об оказании помощи ссыльнопоселенцам Енисейской губернии» Оп.3. 1912-1914. Д.35.
  3. ГАКК. Ф. 595 Сведенья о семейном, имущественнм и другом положении ссыльных. Оп. 41. 1898. д.91
  4. Дамешек И. Сибирь в составе Российской империи / И. Дамешек. М.: Наука. 2007. – 370 с.
  5. Дриль Д.А. Ссылка и каторга в России. Из личных наблюдений во время поездки в Приамурский край и Сибирь. / Д.А. Дриль. СПб., 1898. – 76 с.
  6. Древняя и Новая Россия: исторический сборник. 1875-1877 / СПб.: Хромолитография В. Грацианского. №8. 369 с.
  7. Кропоткин П.А. Тюрьмы, ссылка и каторга в России. / П.А. Кропоткин. – М.: Вече, 2016. – 173 с.
  8.  Максимов С.В. Сибирь и каторга. / С.В. Максимов. СПб.: Алетейя. 1871. – 392 с.
  9. Саломон А.П. Ссылка в Сибирь: очерк её истории и современного положения. СПб: Типография Санкт-Петербургской тюрьмы, 1900. 394 с.
  10. Сибирские вопросы: периодический сборник / изд. В.П. Сукачев. – СПб.: Альтшулера, 1908 г. №3-4. 88 с.
  11. Сибирские вопросы: периодический сборник / изд. В.П. Сукачев. – СПб.: Альтшулера, 1908 г. №6. 59 с.
  12. Сибирская газета: периодическое издание / изд. П.И. Макушин. – Томск, 1882. – №2 – 6 с.
  13. Сибирская жизнь: периодическое издание / изд. П.И. Макушин. – Томск, 1899. – №279 – 6 с.
  14. Томский листок: периодическое издание / изд. П.И. Макушин. – Томск, 1896. – №26 – 4 с.
  15. Томский листок: периодическое издание / изд. П.И. Макушин. – Томск, 1896. – №178 – 6 с.
  16.  Чехов, А. П. Из Сибири. Остров Сахалин. / А. П. Чехов. – М.: Наука, 1987. –924 с.
  17. Чиркина Г.Ф., Гаврилова Н.А. Вопросы колонизации. СПб.: Учебное дело, 1911. – 529 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий