Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LXXII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 декабря 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шамина Л.А. ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXXII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(71). URL: https://sibac.info/archive/social/12(71).pdf (дата обращения: 28.09.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Шамина Людмила Александровна

магистрант 2 курса юридического факультета Хабаровского государственного университета экономики и права,

Россия, г. Хабаровск

Никитина Анна Васильевна

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доцент заведующая кафедрой конституционного, административного и финансового права юридического факультета ФГБОУ ВО «Хабаровский государственный университет экономики и права»,

Россия, г. Хабаровск

Аннотация. Настоящая статья посвящена вопросам исполнения решений Европейского Суда по правам человека, в которых констатировано нарушение Российской Федерацией прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Автором проанализированы основные субъективные и объективные причины, препятствующие эффективной реализации указанных постановлений в нашем государстве, а также сформулирован ряд предложений по устранению данных причин.

Abstract. This article is devoted to the implementation of the decisions of the European Court of human rights, which stated the violation by the Russian Federation of the rights guaranteed by the Convention for the protection of human rights and fundamental freedoms. The author analyzes the main subjective and objective reasons that prevent the effective implementation of these decisions in our country, and formulated a number of proposals to address these reasons.

 

Ключевые слова: Российская Федерация, Европейский суд по правам человека, Верховный Суд РФ, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, причины неисполнения постановлений ЕСПЧ.

Keywords: The Russian Federation, the European court of human rights, the Supreme Court of the Russian Federation, the Convention for the protection of human rights and fundamental freedoms, the reasons of non-execution of ECHR judgments.

 

В настоящее время Российская Федерация занимает одно из лидирующих мест [10, с. 4] среди государств-участников Совета Европы, против которых поданы жалобы о нарушении ими прав и свобод человека, установленных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее - Конвенция, ЕКПЧ) [2].

При этом в нашем государстве существует проблема исполнения решений, вынесенных как национальными, так и межгосударственными судебными органами. Что касается реализации Российской Федерации итоговых решений Европейского Суда по правам человека (далее - Европейский Суд, ЕСПЧ), то сложность возникает с исполнением как мер общего характера, вытекающих из решений, вынесенных по индивидуальным жалобам, так и пилотных постановлений.

К причинам неисполнения решений Европейского Суда, по нашему мнению, следует отнести:

1. Отсутствие определенности в вопросе о том, какова их юридическая природа и какое место они занимают в системе источников российского права. Несмотря на то, что наше государство относится к семье континентального права, сложно отрицать тот факт, что в настоящее время судебная практика выступает самостоятельным источником права в России. Ярким примером является деятельность высших судебных инстанций нашего государства — Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

Ратифицировав Конвенцию, Российская Федерация ipso facto признала обязательной юрисдикцию Европейского Суда по толкованию и применению Конвенции и протоколов к ней в случае возможного нарушения ею положений указанных актов. В силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ Конвенция и принятые к ней протоколы являются составной частью российской правовой системы и обладают большей юридической силой, чем национальные законы [1]. Однако если в отношении Конвенции и протоколов к ней вопрос об их юридической природе понятен, то относительно постановлений ЕСПЧ, их места и роли в нашей правовой системе не все так однозначно. В итоге это приводит к тому, что в деятельности правоприменительных органов (особенно судебных) они используются редко. Нельзя не упомянуть и о неоднозначной позиции Верховного Суда РФ по данному вопросу. Так, он разъяснил нижестоящим судам вопрос об обязательности правовых позиций Европейского Суда, принятых в отношении нашего государства, а также рекомендовал учитывать правовые позиции, сформулированные в постановлениях Европейского Суда, принятых в отношении других государств-участников Конвенции, если обстоятельства рассматриваемого судом дела аналогичны обстоятельствам дела, рассмотренного Европейским Судом [8, п. 2]. Однако в своем более раннем разъяснении Верховный Суд РФ отметил, что в судебном решении обязательно указание на закон, которым руководствовался суд при разрешении спора, кроме того, судам следует учитывать постановления Европейского Суда, в которых приведено толкование положений Конвенции, подлежащих применению в деле [9, п. 4]. Исходя из смысла указанных разъяснений, суды не обязаны указывать в своих решениях постановления ЕСПЧ, даже в том случае, если они их используют.

Полагаем, что такой подход нельзя считать правильным. Европейский Суд, являясь контрольным механизмом Конвенции, наделен полномочиями по толкованию её положений. В результате указанной деятельности данным органом вырабатываются правовые позиции, которым присущ нормативный характер, а, следовательно, они обязательны для всех правоприменителей и должны быть не только учтены ими при принятии решений, но и отражены в принимаемых ими актах.

2. Следующей причиной неисполнения решений Европейского Суда выступает своего рода пренебрежительное отношение к ним правоприменителей, полагающих допустимым не учитывать содержащиеся в них правовые позиции при принятии решений, входящих в их компетенцию. Для наглядности хотелось бы проиллюстрировать это на конкретном примере.

В настоящее время Федеральная служба безопасности РФ (далее — ФСБ РФ) наделена дискреционными полномочиями при решении ею вопросов о согласовании правового статуса иностранных граждан в России. Это выражается в том, что указанный орган довольно часто ссылается на невозможность принятия иностранных граждан в российское гражданство или выдачи им вида на жительство в РФ по причине того, что данные лица выступают за насильственное изменение основ конституционного строя РФ, иными своими действиями создают угрозу безопасности нашего государства, его граждан. При этом на основании каких данных было принято такое решение, иностранным гражданам не сообщается. Попытки последних отстоять свои нарушенные права в судебных органах не приносят успеха, поскольку сотрудники ФСБ РФ ссылаются на то, что информация, на основании которой было принято решение, является государственной тайной, полученной в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Российские суды рассматривают подобные дела сугубо формально и даже не пытаются устанавливать, какие действия вменяются в вину иностранным гражданам, и действительно ли они были совершены ими. Также суды не обеспечивают необходимые процессуальные гарантии заявителям, поскольку отказывают в удовлетворении ходатайств последних об истребовании документов, допросе свидетелей и т.п.

Довольно известны два постановления Европейского Суда, принятые в 2007 и в 2011 годах по жалобам семьи Лю, во-первых, на отказ государственных органов РФ выдать разрешение иностранному гражданину на временное проживание в Российской Федерации по той причине, что он представляет угрозу национальной безопасности, во-вторых, на принятие решения о нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории нашего государства [3; 4]. Рассматривая жалобы семьи Лю, Европейский Суд указал на то, что государство должно так осуществлять свои функции, чтобы соблюдать баланс интересов между обеспечением национальной безопасности и защитой прав, гарантированных Конвенцией (например, гарантированного ст. 8 права на уважение частной и семейной жизни). Однако российские суды не принимают во внимание выводы Европейского Суда, сделанные им при рассмотрении подобных категорий дел, и отказываются признавать действия ФСБ РФ незаконными.

Постановления Европейского Суда, принятые по жалобам семьи Лю против Российской Федерации, до сих пор указаны в перечне неисполненных [7, с. 37 приложения № 5]. Принятые меры по реализации указанных постановлений (например, принятие в 2015 году Кодекса административного судопроизводства РФ, предусматривающего возможность проведения закрытых судебных заседаний и т.д.) не приносят должного эффекта. Это подтверждается тем, что ситуации, связанные с отказом ФСБ РФ иностранным гражданам в оформлении их правового статуса в РФ по мотивам их угрозы национальной безопасности, продолжают повторяться. В качестве свежих примеров следует назвать постановления ЕСПЧ по делу "Зезев против РФ" и по делу "Каменов против РФ" [5; 6].

Неприятно "удивляет", что российские суды, рассматривая данные категории дел, встают на сторону органов безопасности.  При этом ссылки на правовые позиции ЕСПЧ судьи оставляют без внимания и даже не упоминают о них в своих решениях. И это несмотря на разъяснения Верховного Суда РФ об обязательности правовых позиций Европейского Суда при рассмотрении всех аналогичных дел! Однако такое отношение нижестоящих судов к указанным разъяснениям вполне объяснимо, поскольку сами судьи Верховного Суда РФ, рассматривающие такие дела в качестве апелляционной инстанции, признают действия ФСБ РФ законными и обоснованными. О каком уважении судов к правовым позициям ЕСПЧ можно вести речь, если высший суд страны не учитывает в своей деятельности свои же разъяснения и попросту их игнорирует?

Необходимо принимать во внимание и введенный законодателем в конце 2015 года механизм, который позволяет Конституционному Суду РФ санкционировать неисполнение решений Европейского Суда. Несмотря на то, что это возможно в "исключительных" случаях, никаких четких критериев, позволяющих определить наличие либо отсутствие данной исключительности в законодательстве не сформулировано и остается на усмотрение органа конституционного контроля.

Таким образом, до тех пор, пока у правоприменителей не изменится скептическое отношение к постановлениям Европейского Суда, говорить об их эффективной реализации в нашем государстве преждевременно.

3. Еще одной причиной неисполнения постановлений Европейского Суда является отсутствие их официального перевода на русский язык.

Как известно, все принятые данным межгосударственным органом решения публикуются на английском и французском языках. В свою очередь, в Российской Федерации нет государственного органа (должностного лица), в компетенцию которого входит обязанность по переводу итоговых решений, принятых Европейским Судом в отношении нашего государства. Полагаю, что для исполнения содержащихся в них правовых позиций, для понимания содержания каждого права, гарантированного Конвенцией, а также для исключения повторности нарушений её положений, необходим качественный официальный перевод постановлений Европейского Суда.

В России к полномочиям различных органов отнесены обеспечение, охрана и защита прав, свобод человека, однако более правильным будет возложение указанной обязанности либо на Уполномоченного РФ при ЕСПЧ — заместителя Министра юстиции РФ как на должностное лицо, представляющее наше государство в данном межгосударственном органе, либо на Уполномоченного по правам человека в РФ с созданием в аппарате указанных органов соответствующей штатной единицы.

Естественно, что для правильного применения положений Конвенции на территории нашего государства значение имеют не только решения Европейского Суда, принятые в отношении Российской Федерации, но и в отношении других государств-членов Совета Европы. Однако, учитывая значительный объем прецедентной практики данного органа, для осуществления перевода всех итоговых решений ЕСПЧ потребуется создать значительный аппарат сотрудников, что, в свою очередь, неизбежно повлечет значительные расходы из федерального бюджета. Полагаем, что в первую очередь необходимо организовать официальный перевод постановлений, принятых в отношении РФ, а в дальнейшем, также и постановлений, принятых в отношении иных государств-участников Совета Европы, которые повлияли на развитие прецедентной практики Европейского Суда. Кроме того, полагаем необходимым опубликование переводов постановлений ЕСПЧ как в сети Интернет на специально созданном государством для этих целей сайте или в официальных изданиях (например, в "Российской газете").

Таким образом, осуществление официального перевода постановлений Европейского Суда и их дальнейшее опубликование в официальном источнике является необходимым условием не только для их эффективного исполнения, но также и для совершенствования правоприменительной практики в целом.

 

Список литературы:

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года (в ред. Законов РФ о поправке к Конституции РФ (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СЗ РФ. - 2014. - № 31. - Ст. 4398.
  2. Конвенция о защите права человека и основных свобод ETS N 005 (заключена в Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. - 2001. - № 2. - Ст. 163.
  3. Лю и Лю (Liu and Liu) против Российской Федерации (жалоба N 42086/05) (Первая Секция): постановление Европейского Суда по правам человека от 6 декабря 2007 года // [Электронный ресурс]. Доступ из СПС "Гарант".
  4. Лю (Liu) против Российской Федерации (N 2)" (жалоба N 29157/09) (Первая секция): постановление Европейского Суда по правам человека от 26 июля 2011 года // [Электронный ресурс]. Доступ из СПС "Гарант".
  5. Зезев (Zezev) против Российской Федерации" (жалоба N 47781/10): постановление Европейского Суда по правам человека от 12 июня 2018 года // [Электронный ресурс]. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  6. Каменов (Kamenov) против Российской Федерации" (жалоба N 17570/15): постановление Европейского Суда по правам человека от 7 марта 2017 года // [Электронный ресурс]. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  7. Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2017 год: подготовлен Министерством юстиции РФ // [Электронный ресурс]. Доступ из СПС "КонсультантПлюс".
  8. О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 № 21 // Российская газета. - 2013. - 5 июля.
  9. О судебном решении: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 // Российская газета. - 2003. - 26 декабря.
  10. The European Court of human rights in facts & figures. 2017. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.echr.coe.int/Documents/Facts_Figures_2017_ENG.pdf
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом