Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 23 августа 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Некрасова Н.И. ПРОБЛЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХУЛИГАНСТВА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(67). URL: https://sibac.info/archive/social/8(67).pdf (дата обращения: 30.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

ПРОБЛЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХУЛИГАНСТВА

Некрасова Наталья Игоревна

магистрант, юридический факультет, УлГУ,

РФ, г. Ульяновск

Научный руководитель Медведев Евгений Валентинович

канд. юрид. наук, доцент, УлГУ,

РФ, г. Ульяновск

Хулиганство в России как жизненное явление существует с древних времен. Несмотря на это впервые, определение «хулиганство» было закреплено в Постановлении Кассационного отдела ВЦИК от 6 октября 1918 г.  «О подсудности революционным трибуналам». [7, c. 172].

С развитием уголовного законодательства в советский период формулировка термина «хулиганство» претерпевает изменения. Так, в УК РСФСР 1922 г. появилась ст.176, в которой хулиганство определяется как озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам и обществу в целом действия. Даная формулировка, по мнению Бельчикова С.П. позволяла более квалифицированно отграничить хулиганство от других составов преступлений. Однако, как отмечает Агаджанян М.А., данное понятие не было достаточно полным и не могло обеспечить целей уголовного наказания. [1, с. 5] Комментируя норму ст. 176 С.П. Мокринский отмечал, что данная статья в УК РСФСР 1922 г. является наименее ясной. В связи с этим, в рубрике хулиганства можно встретить правонарушения, целиком укладывающиеся в другие статьи УК. Проделки хулиганов всегда отвечают составу какого-либо уже имеющегося в УК преступления.

В УК РСФСР 1960 г. в ст. 206 хулиганство определялось как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу». Согласно этой норме, по мнению Иванова Н.Г., состав представлял собой такое же аморфное образование, состоящее исключительно из оценочных признаков, как и предыдущие редакции нормы о хулиганстве. Н. Иванцова отмечает, что неконкретность признаков основного состава хулиганства не могла не привести к разнобою в следственной и судебной практике, так как большинство умышленных преступлений грубо нарушают общественный порядок и представляют собой явное неуважение к обществу (к примеру, убийство, разбой и т. п.). Исследователи феномена хулиганства обоснованно отмечали, ссылаясь на практику применения ст. 206 УК РСФСР, что в случае если правоприменители испытывали затруднения в точной юридической оценке деяния как посягающего на личность или собственность, деяние квалифицировалось как хулиганство, «поскольку разграничить данные составы было затруднительно, если вообще возможно». [5, с. 24]

УК РФ 1996 г. меняет формулировку хулиганства, дополняя ее новыми признаками. Согласно первоначальной редакции хулиганство «есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». По мнению Ерзикова А.П., данная формулировка решает проблему избыточности оценочных понятий в описании объективной стороны. [4, с. 29]

Однако, после изменений, внесенных в УК РФ в 2003 г. законодатель, как отмечает Ерзиков А.П., возвращается к оценочным признакам, что снова приводит к проблеме квалификации и отграничения данного деяния от иных составов. [4, с. 30]

В теории уголовного права до сих пор, продолжается полемика, посвященная определению сущности данного состава, оценке признаков, составляющих хулиганство как преступное деяние.

Как отмечает Аистова Л.С., при конструировании диспозиции рассматриваемой статьи допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Так, кроме того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. [2, с. 8]

Как отмечает Иванов Н.Г., у хулиганства нет специфических действий, которые могли бы характеризовать именно данное преступление, так как все действия, которые совершает хулиган, имеют собственную нормативную основу, регламентирующую ответственность за их совершение. По его мнению, частые ошибки в квалификации деяния и расплывчатость формулировок дают основания усомниться приводят к вопросу о практической целесообразности выделения в уголовном законодательстве отдельного состава, предусматривающего уголовную ответственность за хулиганство. [3, с. 10] Данной позиции придерживаются и другие специалисты: Агаджанян М.А., Манна А.А.К., Ерзиков А.П. и другие.

По мнению Чинякова О.Е., сложности в квалификации соответствующего деяния происходят из-за наличия в норме оценочных признаков и отсутствия в доктрине уголовного права единого мнения по поводу содержания понятия «грубое нарушение общественного порядка». [5, с. 35]

И.И. Косарев понимает под общественным порядком систему установленных в обществе взаимоотношений между гражданами, которые регламентируются как нормами права, так и моральными нормативными установками. [5, с. 15] Данного подхода придерживается большинство специалистов.

Однако, определение грубого нарушения общественного порядка до сих пор вызывает дискуссии. А.А. Рождествина и А.Б. Смушкин считают, что признаками грубого нарушения общественного порядка являются место, время, способ, характер наступивших последствий и продолжительность деяния. [7, с. 172]

Однако, названные авторы лишь перечисляют соответствующие признаки, не раскрывая их содержания. По мнению Пономарева С.С. грубым признается такое нарушение общественного порядка, которое, как правило, связано с причинением правам и законным интересам граждан, предприятий, организаций существенного вреда, а также действия, связанные с нарушением не только культурного, религиозного или иного общественного мероприятия, но и нарушение покоя граждан в ночное время. [9, с. 376]

Нет единого мнения среди специалистов и по поводу определения «явное неуважение к обществу». Грибков А.В. предлагает следующую формулировку: явное неуважение к обществу, что означает открытое, демонстративно-пренебрежительное игнорирование лицом общепринятых норм поведения человека в обществе. [5, с. 48] По мнению Кемовой Н.Н. понятие «явное неуважение к обществу» означает очевидное для каждого (с точки зрения общепринятых норм нравственности) пренебрежение общественными интересами, следовательно, понятное для всех противопоставление правонарушителем своего поведения, своей личности обществу и его интересам. [6, с. 88]

Таким образом, проанализировав представленные определения, можно сделать вывод, что норма ст. 213 УК РФ отличается аморфностью признаков, не позволяющих справедливо оценить конкретное деяние. Признаки объективной стороны хулиганства, такие как явное неуважение к обществу, грубое нарушение общественного порядка, присущи всем правонарушениям, а то обстоятельство, что хулиганство не наделено законодателем спецификой конкретных действий, лишает данный состав определенности.

В связи с вышесказанным, возникает вопрос о том, как можно изменить норму УК РФ, чтобы избежать сложностей и ошибок в квалификации деяний, подпадающих под эту норму.

Ответ на этот вопрос порождает многочисленные дискуссии. Так, ряд авторов считает, что из-за отсутствия присущего именно данному преступлению непосредственного объекта, специфической объективной стороны, позволяющей отграничивать данное деяние от иных составов преступления, возникает необходимость декриминализации ст. 213. [3, с. 11] Некоторые специалисты предлагают по примеру дальнего зарубежья предусмотреть ответственность за конкретные нарушения общественного порядка, совершенные конкретными действиями, что будет являться гарантией справедливой квалификации. [5, с. 51]

Однако, нельзя не согласиться с мнением тех юристов, которые выступают за конкретизацию понятия хулиганства, указывая на то, что данное понятие требует более четкой правовой регламентации с целью исключения произвольного толкования правоприменителями действий нарушителей общественного порядка. При этом, по мнению А.С. Соболева, определяющим фактором при квалификации хулиганства должны стать именно хулиганские побуждения, а не какие-либо иные обстоятельства. [10, с. 249]

Из предложенных в литературе возможных понятий наиболее оптимальным выглядит понятие, предлагаемое Д.В. Шебановым: «Хулиганство, т.е. деяние, грубо нарушающее общественный порядок и общественную нравственность, совершенное из хулиганских побуждений либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». [10, с. 250] Однако, данное понятие также не отражает специфические действия, которые могли бы характеризовать именно данное преступление.

Наиболее оптимальным было бы включить в понятие перечень конкретных действий, отражающих суть хулиганства как самостоятельного состава преступления. Так, например, оскорбительное приставание, под которым понимается приставание, выраженное в грубой словесной форме с использованием обсценной лексики, или в виде дерзких, унижающих человеческое достоинство действий. В качестве оскорбительного приставания расцениваются следующие цели общения: ведение разговоров непристойного характера; обращение к гражданам с циничными предложениями. [8, с. 108]

Таким образом, можно предложить следующую формулировку: хулиганство – то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, выражающееся в оскорбительном приставанием к гражданам, а равно в уничтожении или повреждении чужого имущества с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении кокой-либо социальной группы.

Таким образом, понятие хулиганства, закрепленное в действующем УК РФ, требует доработки, более детального раскрытия и закрепления самого деяния.

 

Список литературы:

  1. Агажданян, М. А., Манна, А. А. К. Проблемы квалификации хулиганства // Современная наука, 2014. - № 4. - С. 5-7.
  2. Аистова Л. С. Проблемные вопросы определения сущности хулиганства // Уголовный закон России: пути развития и проблемы применения, 2013. - № 1. - С. 7-9.
  3. Векленко, С. В., Рагозина И. Г. Уголовная ответственность за хулиганство: учебно-практическое пособие. Омск: Омский юридический институт, 2007. – 60 с.
  4. Ерзиков, А. П. К вопросу о совершенствовании законодательства об ответственности за хулиганство // Научные основы повышения квалификации сотрудников ОВД, 2013. -№ 1. - С. 29-31.
  5. Иванов, Н. Г. Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен: монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. – 119 с.
  6. Кемова Н. Н. Объективная и субъективная составляющие хулиганских действий // Юридическая мысль, 2015. - № 5. – С. 87-90.
  7. Марков, А. М. Хулиганство: проблемы теории и истории // Вестник Владимирского юридического института, 2015. - № 1. - С. 171-175.
  8. Орлов, В. А. Понятие и виды хулиганства в современном Российском законодательстве // Наука и образование: право и управление, 2011. - № 5. – С. 106-109.
  9. Пономарев С. С. Оценочные признаки хулиганства в уголовном праве // Молодой ученый, 2015. - № 20. - С. 376-379.
  10. Соболев А. С. О проблемах квалификации хулиганства в Российском уголовном и административно-деликтном законодательстве // Достижение вузовской науки, 2014. - № 10. – С. 248-253.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом