Статья опубликована в рамках: LXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 25 июня 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Алехина А.А. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И ИХ ВИДЫ В СИСТЕМЕ СЛУЖЕБНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 6(65). URL: https://sibac.info/archive/social/6(65).pdf (дата обращения: 20.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И ИХ ВИДЫ В СИСТЕМЕ СЛУЖЕБНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

Алехина Анастасия Алексеевна

студент, Юридический институт НИУ «БелГУ»,

РФ, г. Белгород

Научный руководитель Безуглый Сергей Николаевич

канд. юрид. наук., ассистент кафедры уголовного права и процесса Юридического института НИУ «БелГУ»,

РФ, г. Белгород

О преступлениях против военной службы говорится в одноименной главе 33 УК РФ, включающей двадцать две статьи. Общая их дефиниция закреплена законодателем в ст. 331 УК РФ, а признаки составов воинских преступлений содержатся в ст. 332–352 УК РФ.

«Данный комплекс норм обычно не включается в охват структуры служебных преступлений при их изучении, что смотрится странно» [1, с. 117].

Во-первых, их критерии разделены по главам и разделам Особенной части УК РФ, хоть и имеют ряд специфических качеств, но такие же, как и у прочих служебных преступлений – объект, способ и субъект посягательства. Объект посягательства здесь также – интересы конкретного вида службы. Способ посягательства представляет собой осуществление или превышение полномочий, а равно неисполнение обязанностей по службе, хотя, конечно, в случае воинских преступлений они имеют особенности, связанные, например, с большими послаблениями в регламентации использования оружия или мер принуждения в отношении подчиненных. Субъект воинского посягательства в общем однороден с субъектом прочих служебных посягательств – это лицо, наделенное полномочиями по отправлению интересов службы.

Во-вторых, служебные преступления в целом традиционно представляют собой особо опасные случаи дисциплинарных проступков, корпоративных правонарушений, административных и иных правонарушений служащих. Это в немалой степени касается и преступлений против интересов военной службы. Последние тесно граничат с воинскими дисциплинарными проступками. Воинское законодательство различает просто дисциплинарные проступки и грубые дисциплинарные проступки. Дисциплинарный устав Вооруженных Сил, который утвержден Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. № 1495 раскрывает определение дисциплинарного проступка, согласно п. 47 [6] – дисциплинарный проступок – это «противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности» [2]. Предусмотреть все их виды невозможно, поэтому исчерпывающего законодательного перечня их составов нет.

В то же время законодатель предусмотрел в п. 1 перечня грубых дисциплинарных проступков, в большинстве случаев, коррелирующих преступлениям, описанных в главах 30 (в отношении воинских должностных лиц) и 33 (в отношении всех военнослужащих) УК РФ.

Например, самовольное прекращение службы пограничным нарядом может быть грубым дисциплинарным проступком «Нарушение правил несения пограничной службы». Однако при наличии общественно опасных последствий оно перерастает в преступление «Нарушение правил несения пограничной службы» (ч. 1 ст. 341 УК РФ) [6, с. 39].

Законодатель, описав только признаки воинских преступлений, но не воинских грубых дисциплинарных проступков, тем самым перенес на нормы уголовного закона тяжесть разграничения воинских преступлений и проступков.

Критерий расположения норм о служебных преступлениях в статьях внутри главы 33 УК РФ всего один – непосредственный объект посягательств, который представляет собой несколько сфер военно-служебной деятельности.

Заострим внимание на опровержении принципиальной невозможности существования иных критериев расположения норм о воинских служебных преступлениях в статьях внутри главы 33 УК РФ, выявленных для норм в главах 23 и 30 УК РФ.

Так, весьма трудно утверждать, что есть закономерности, относящиеся к расположению норм о воинских преступлениях, описанных в ч.ч. 1 статей главы 33 УК РФ, по форме вины.

Общественно опасное деяние, а именно его содержание, как объективный признак состава преступления по службе также не может являться критерием расположения норм о воинских преступлениях в статьях главы 33 УК РФ. При группировке норм в соответствии с социально опасной формой преступления непременно происходит дезорганизация размещения норм по единству непосредственных объектов служебных преступлений. К примеру, в главе 30 УК РФ сначала происходит описание преступления, которое посягает на общественные отношения по реализации интересов публичной службы (ст. 285), потом – преступления, которые посягают на интересы некоторых отраслей публичной службы (ст. 286) и т.д. Нормы о нарушении специальных видов службы предшествуют нормам о посягательствах на военное имущество, имеют производный характер. Данная «закономерность» - следствие группировки по непосредственному объекту, но не причина.

Итак, в юридической литературе отмечено, что в главе 33 УК РФ налицо четкая структура, в которой существует группировка норм, основой которых является объект воинских преступлений. Касаемо типа объекта и числа групп возникают разногласия.

В теории описаны пять групп норм о преступлениях, основанием которых является объект «вид объекта не указан» [1, с. 18-128]: «преступления против порядка пребывания на военной службе в ст. 332-336 УК РФ, преступления против порядка пребывания на военной службе в ст. 337-339 УК РФ, преступления против порядка несения специальных видов военной службы в ст. ст. 340-344 УК РФ, преступления против порядка сбережения военного имущества ст. 345-348 УК РФ, преступления против нарушения правил безопасности использования военно-технических средств ст. 349-352 УК РФ» [2, с. 88].

П.Г. Пономарев определил по основному непосредственному объекту: «преступления против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими (ст. 332-336 УК РФ), преступления против порядка прохождения воинской службы (ст. 337-339 УК РФ), преступления против порядка несения специальных служб (ст. 340-344 УК РФ), преступления против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники (ст. 345-352 УК РФ)» [3, с. 658-659].

Таким образом, выдающиеся ученые военно-юридической науки приходят к тому, что критерием расположения норм о преступных деяниях в статьях внутри главы 33 УК РФ будет являться все же основной непосредственный объект и, следовательно, детерминированные его своеобразностью определенные формы преступлений против военной службы.

Иерархия объектов преступлений против военной службы имеет ценностный характер. Этим и можно объяснить, почему, к примеру, нормы об общевоинских посягательствах на порядок обеспечения военного имущества (ст. 346-348 УК РФ) не расположены сразу после норм о порядке пребывания на военной службе (ст. 337-339 УК РФ).

Преступления против порядка уставных взаимоотношений в ст. 332-336 УК РФ – это преступления, сопряженные с дезорганизацией вертикальных отношений военнослужащих «начальник-подчиненный», так и нарушением уставных взаимоотношений по горизонтали между равнозначными по служебному положению военнослужащими. Подрыв воинской дисциплины, связанный с несоблюдением устава, носит критический характер, подрывает идеологическую основу военной организации в виде «жесткой иерархии». Поэтому определенные случаи таких нарушений законодатель счел необходимым криминализировать.

Преступления против порядка пребывания на военной службе ст. 337-339 УК РФ считаются традиционно опасными формами уклонения от прохождении военной службы. Интересы военной службы заключаются в построении такой военной организации, которая была бы способна немедленно решать задачи обороны государства. Поэтому противоправное уклонение от прохождения службы даже одного военнослужащего имеет повышенные характер и степень общественной опасности.

Нарушение сферы военнослужебной деятельности образуют преступления портив несения специальных (охранных) видов военной службы в ст. 340-345 УК РФ. Эти преступления отличаются тем, что они олицетворяют собой материальные составы преступления или деликты опасности. В противном случае они переводятся в разряд грубых дисциплинарных проступков. Эти преступления относятся к специальным воинским преступлениям. Например, пограничники Т. и З. противозаконно проставили штампы в 10 миграционных картах, оформленных на граждан Украины. По мнению суда, это могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства, и они были привлечены к уголовной ответственности за нарушения правил несения пограничной службы (ч. 1 ст. 341 УК РФ) [7].

Следующая группа воинских деликтов – это преступления против порядка сбережения военного имущества в ст. 346-348 УК РФ. Такие преступления, как и те, что описаны в ст. 332-339 УК РФ, также относятся к общим видам военной службы. Не имеет значения принадлежность военного имущества, звание и место службы виновного. Например, А., утратил по неосторожности пистолет и патроны к нему. Последствием стало убийство двух человек, самоубийство и причинение тяжкого вреда здоровью человека. А осужден по ст. 348 УК РФ [8].

Наконец, замыкают группу норм о военнослужебных преступлениях нормы о преступлениях против порядка эксплуатации военно-технических средств. Такие преступления опасны в силу того, что техника военной организации априори дороже в силу сложности ее производства и обслуживания и ее наличие (подчас в единственном экземпляре) напрямую влияет на состояние обороноспособности. Ввиду этого обращение с ней требует особой осмотрительности. Поэтому в ст. 349-352 УК РФ устанавливается ответственность за нарушение правил вождения и эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины, правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, правил вождения и эксплуатации военных кораблей. Например, С., осужден по ст. 351 «Нарушение правил полетов или подготовки к ним» УК РФ. Он, обнаружив, что летное поле не в полной мере подготовлено к полетам, не предпринял соответствующих служебных мероприятий. В результате разбился зашедший на посадку истребитель. Причиненный ущерб оценен в 86 696 850 рублей [9].

Обращение к возможным классификациям преступлений против военной службы сопряжено с одним нюансом. Как следует из обзора классификаций воинских преступлений автора Н.Н. Маршаковой, критерий систематизации норм «объект посягательства» в подавляющем большинстве случаев называется и как «классификационный критерий» [5, с. 35-37]. Посему охарактеризованные выше группы преступлений являются и классификационными группами. Действительно, одна и та же юридическая категория способна выступать в разных правовых ипостасях, в том числе как критерий систематизации норм и критерий классификации преступлений. В то же время следует полагать, что для упорядочения правового материала в главе 33 УК РФ, упрощения его для интересов и оперативной и точной квалификации можно сказать о двух классификациях по критериям, не связанным с объектом преступления.

1. По классификационному критерию специального субъекта уместно говорить о преступлениях, совершаемых всеми военнослужащими, и преступлениях, совершаемых конкретными видами военнослужащих.

Любыми категориями военнослужащих совершаются преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 333 (не в части сопротивления начальнику), ст. 335, ч. 1 ст. 336, ст. 338, ст. 339, ст. 346, ст. 347, ст. 349 УК РФ.

В прочих преступлениях фигурируют только отдельные разновидности военнослужащих – «подчиненный» (ст. 332, ст. 333 УК РФ в части «сопротивления начальнику», ст. 334, ч. 2 ст. 336 УК РФ в части «оскорбления подчиненным начальника»), «начальник» (ч. 2 ст. 336 УК РФ в части «оскорбления начальником подчиненного»), «военнослужащий, проходящий военную службу по призыву» (ч. 1 и ч. 3 ст. 337 УК РФ) и другие.

2. По классификационному критерию состава преступления в основных нормах, посвященным воинским служебным преступлениям, можно выделить:

- преступления с формальным составом (ч. 1 ст. 333, ч. 1 ст. 334, ч. 1 ст. 335, ст. 336, ст. 337, ст. 338, ч. 1 ст. 339, ст. 345 УК РФ);

- преступления с материальным составом (ч. 1 ст. 340, ч. 1 ст. 341, ч. 1 ст. 342, ч. 1 ст. 343, ч. 1 ст. 344, ч. 1 ст. 347, ст. 348, ч. 1 ст. 349, ч. 1 ст. 350, ст. 351, ст. 352 УК РФ);

- преступления, описанные как деликты опасности (ч. 1 ст. 340 УК РФ в части, если деяние могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства, ч. 1 ст. 341 УК РФ, если деяние могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства).

Подводя итог рассуждениям, следует подчеркнуть, что подсистема преступлений против военной службы по УК РФ – это устойчивое нормативно-правовое образование как составная часть системы служебных преступлений, где нормы систематизированы в статьях главы 33 УК РФ на основании сходства в объекте, способе и субъекте преступного посягательства, а равно расположены в главе 33 УК РФ в соответствии с критерием непосредственного объекта посягательства, представляющего собой несколько сфер военно-служебной деятельности. В них излагаются признаки общественно опасных действий, выполняемых посредством осуществления или превышения военнослужебных полномочий, общественно опасного бездействия в виде неисполнения обязанностей по военной службе, виновно совершаемых военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов, направленных на нарушение интересов военной (публичной) службы и запрещенных уголовным законом под угрозой наказания.

 

Список литературы:

  1. Преступления против военной службы: учебник для вузов / под ред. М. А. Петухова. М., 2002. – 208 с.
  2. Военно-уголовное право: Учебник. Серия «Право в. Вооруженных Силах. — консультант». — М.: «За права военнослужащих», 2008. — Вып. 93. — 384.
  3. Уголовное право России. Особенная часть / под ред. А. И. Рарога. М., 2009. – 704 с.
  4. Коростелев В. С. Система служебных преступлений по уголовному праву России: вопросы истории, теории и практики: монография / отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А. Г. Безверхов. – М.: Юрлитинформ, 2015. – 216 с.
  5. Маршакова Н. Н. Классификация преступлений против военной службы // Бизнес в законе. 2007 №2
  6. Военная служба по призыву. М., 2012. С. 39//URL: http:// www.upchmosobl.ru/upload/iblock/8dd/7444_blok.pdf
  7. См.: Приговор курского гарнизонного военного суда по делу №16-2011 // URL: https:// rospravosudie/ com/court-kurskjj-garnisonnyj-voennyj-sud-kurskaya-oblast-s/akt-106075518
  8. См.: Приговор Свободненского гарнизонного военного суда по делу № 1-4/2013// URL: https:// rospravosudie/ com/court-svobodnenskij-garnisonnyj-voennyj-sud-amurskauya--oblast-s/akt-422307309
  9. См.: Приговор Архангельского гарнизонного военного суда по делу № 1-11/2011// URL: https: // rospravosudie/ com/court-arxangelskjj-garnisonnyj-voennyj-sud-arxangelskaya-oblast-s/akt-106701846
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий