Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 23 октября 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Никифоров С.Ю. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(57). URL: https://sibac.info/archive/social/10%2857%29.pdf (дата обращения: 24.11.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ

Никифоров Станислав Юрьевич

магистрант, кафедра гражданского права юридического факультета ПГНИУ,

РФ, г. Пермь

Вопрос о правовой природе мирового соглашения в деле о банкротстве является дискуссионным. Ответить на этот вопрос важно, поскольку от этого зависит, каким по содержанию должно быть правовое регулирование его заключения, утверждения (и отмены), исполнения, расторжения; а также, в каком законодательстве эти нормы должны содержаться – в материальном или процессуальном [5].

Мировое соглашение существенно отличается от иных процедур банкротства.

Во-первых, заключение мирового соглашения возможно в период осуществления других процедур.

Во-вторых, его исполнение происходит за рамками производства по делу о банкротстве, следовательно, оно не предполагает назначения специально уполномоченного на его исполнение лица – арбитражного управляющего.

В-третьих, мировое соглашение формально не имеет материально-правовой цели – ликвидации или восстановления платежеспособности должника, его цель имеет процессуальный характер – прекращение производства по делу.

При этом, говоря о специфике мирового соглашения, нельзя рассматривать его как меру по восстановлению платежеспособности: как справедливо отмечает Ю.П. Свит, несмотря на то, что мировое соглашение предполагает взаимные уступки со стороны должника и кредиторов, не исключается, что, произведя все необходимые расчеты, должник будет ликвидирован в силу отсутствия средств для продолжения деятельности [6].

Тем не менее, суды нередко рассматривают мировое соглашение как реабилитационную процедуру и отказывают в утверждении мировых соглашений, не направленных на восстановление платежеспособности должника [3].

В юридической литературе существует три основных точки зрения по поводу правовой природы мирового соглашения в деле о банкротстве.

По мнению одних авторов, указанное мировое соглашение по своей правовой природе является процессуальным действием [1].

С таким подходом можно согласиться лишь отчасти: несмотря на то, что мировое соглашение является процедурой банкротства, цель которой, как уже было указано, является процессуальной (прекращение производства по делу), и порядок его заключения регламентирован процессуальными нормами, нельзя забывать о том, что оно имеет материально-правовое содержание.

Согласно второй позиции, распространенной в юридической литературе, мировое соглашение имеет материально-правовую природу.

Если рассматривать мировое соглашение, заключаемое в деле о банкротстве, как гражданско-правовой договор, нельзя не заметить, что мировое соглашение не основывается в полной мере на принципе свободы договора.

Как отметил Конституционный Суд РФ, при заключении мирового соглашения в процессе банкротства доминирует публично-правовое начало, поскольку данные отношения базируются на установленном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством [4].

Отличием мирового соглашения в деле о банкротстве от классической гражданско-правовой сделки является, несомненно, и наличие публично-правового элемента: в мировом соглашении уполномоченные органы, перед которыми, как правило, практически у любого должника имеется задолженность по уплате обязательных платежей, участвуют наравне с конкурсными кредиторами.

Особенностью участия уполномоченных органов в мировом соглашении при банкротстве является то, что они защищают публично-правовой интерес, что влечет определенные ограничения.

Поскольку условия мирового соглашения не должны противоречить налоговому законодательству, отсутствует возможность снизить размер обязательных платежей или освободить должника от уплаты части из них; участие уполномоченных органов в мировом соглашении по сути сводится к предоставлению отсрочки или рассрочки уплаты обязательных платежей (также в пределах, установленных налоговым законодательством).

Таким образом, в мировом соглашении баланс смещен в пользу публичных интересов, которые зачастую удовлетворяются в ущерб требованиям конкурсных кредиторов.

Важным аргументом против квалификации мирового соглашения как гражданско-правового договора является следующее. Как отмечает С.О. Ласкина, если рассматривать мировое соглашение в качестве договора, действие мирового соглашения нельзя распространить на кредиторов, требования которых не включены в реестр [2].

Действительно, договор может действовать только в отношении тех лиц, которые являются его сторонами.

Однако видится более справедливым распространение действия мирового соглашения на всех кредиторов, требования которых возникли в период до возбуждения дела о банкротстве: это позволит предотвратить злоупотребления со стороны кредиторов, намеренно не заявляющих свои требования для включения в реестр с целью заявления их после заключения мирового соглашения и удовлетворения их в общем порядке, без предоставления должнику каких-либо уступок.

Итак, наиболее обоснованной представляется третья точка зрения: мировое соглашение имеет смешанную правовую природу. Как отмечает В.В. Ярков, мировое соглашение представляет собой одновременно юридический факт материального права (как гражданско-правовая сделка, устанавливающая права и обязанности сторон) и процессуального права (прекращение производства по делу) [7].

Таким образом, говоря о мировом соглашении, не следует рассматривать его правовую природу лишь с одной стороны (только как договор либо только как процессуальное действие либо только как особую процедуру банкротства). Представляется, что мировое соглашение в деле о банкротстве имеет комплексную правовую природу: являясь одной из процедур банкротства, оно сочетает в себе одновременно материальные и процессуальные элементы; его диспозитивный характер осложняется доминированием публично-правового начала.

 

Список литературы:

  1. Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Дисс. докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 371.
  2. Ласкина С.О. Проблемы защиты публичного интереса в процедуре заключения и утверждения мирового соглашения в деле о несостоятельности (банкротстве) // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2008. № 5. С 43 - 50.
  3. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве): Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 декабря 2005 № 97 // Вестник ВАС РФ. 2006. № 3.
  4. По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации "Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков" и жалобой ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июля 2002 г. N 14-П // СЗ РФ. 2002. № 31. Ст. 3161.
  5. Рахматуллин И. И. К вопросу о сущности мирового соглашения в деле о банкротстве // Юрист. 2014. № 3. С. 21 – 27.
  6. Свит Ю.П. Особенности заключения мирового соглашения при банкротстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 8.
  7. Ярков В.В. Мировое соглашение в конкурсном производстве // Юрист. 2002. № 11.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом