Статья опубликована в рамках: LVIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 23 октября 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ядрина Ю.Ю. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LVIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(57). URL: https://sibac.info/archive/social/10%2857%29.pdf (дата обращения: 20.10.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

Ядрина Юлия Юрьевна

магистрант 2 курса, кафедра гражданского и международного частного права ВолГУ,

РФ, г. Волгоград

Банкротство кредитных организаций в свете последствий экономического кризиса и санкционной политики западных стран в отношении России стало в настоящее время довольно частым явлением, в связи с чем государство вынуждено предпринимать меры как по предупреждению банкротства кредитных организаций в рамках процедуры несостоятельности, так и реформированию данной процедуры.

Согласно Плану первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году (далее - Антикризисный план) предполагается повышение устойчивости банковской системы и создание механизма санации проблемных системообразующих организаций заявлено в качестве одного из приоритетных направлений.

Как отмечает Е.Б. Лаутс, одним из интересных и наиболее дискуссионных положений Антикризисного плана стало предложение о создании банка (агентства) «плохих долгов» в целях выкупа в порядке, установленном Правительством РФ, проблемных активов кредитных организаций, долгов организаций.

Представляется необходимым самым пристальным образом изучить рекомендации СФС в сфере правового регулирования санации российских системно значимых банков и оценить последствия их внедрения в российское банковское законодательство. В общей сложности можно выделить несколько рекомендаций СФС в сфере санации системно значимых банков:

1) усилить инструменты банковского регулирования и надзора, направленные на предупреждение банкротства банков еще до возникновения серьезных проблем с их финансовым положением. Для этого предлагается ввести и расширить оперативные корректирующие меры, применяемые со стороны регулятора и АСВ;

2) рассмотреть возможность расширения инструментов предупреждения банкротства системно значимых банков, а также пересмотра с точки зрения эффективности существующей процедуры санации с участием АСВ.

Таким образом, указанные рекомендации в целом следуют тенденции регулирования особо значимых банков: с одной стороны, усиление регулятивной и надзорной нагрузки на них, а с другой стороны, введение максимально возможного инструментария для предотвращения их банкротства. Однако с точки зрения рекомендаций по расширению перечня инструментов, используемых при санации системно значимых банков, можно предложить также внедрить в российскую правовую систему такие оздоровительные мероприятия, как бридж-банк, система bail-in, создание фонда или резерва на уровне всего рынка банковских услуг [1].

Бридж-банк предполагает создание некоего «промежуточного» банка, куда будут передаваться все «работающие» активы и обязательства проблемного банка, осуществляться соответствующие денежные вливания. Именно в отношении данного банка предполагается поиск инвестора-приобретателя. Процедура Bail-in предполагает принудительную конвертацию прав требований кредиторов проблемного банка в акции данной кредитной организации. Соответствующий опыт имеется у европейских стран, в частности, данный механизм был применен в период кризисной ситуации на Кипре. Все эти средства предполагают привлечение третьих лиц для покрытия обязательств банка на грани банкротства.

В рамках конкурсного производства конкурсный управляющий должен установить и учесть требования кредиторов, а также провести расчеты с ними.

И.Ю. Лепетикова, В.Ю. Супонев отмечают следующие механизмы защиты кредиторами своих прав и интересов [3, c. 89].

Во-первых, несостоятельность кредитной организации может признать только арбитражный суд. Отзыв Банком России лицензии у кредитной организации будет являться основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве.

Во-вторых, в делах о банкротстве кредитных организаций применяется только стадия конкурсного производства. Процедуры наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, а также мировое соглашение не используются.

В-третьих, в Законе о банкротстве не урегулированы требования должника к объему требований, удовлетворение которых невозможно. А также сокращено время неплатежеспособности с 3−ех месяцев до 14 дней.

В-четвертых, кредиторы кредитной организации имеют право предъявить свои требования в любой момент в ходе проведения конкурсного производства конкурсному управляющему, который не позднее 30 дней со дня получения таких требований либо вносит его в реестр требований кредиторов, либо отказывает в таком включении.

Следует отметить, что порядок очередности удовлетворения требований кредиторов должника является одним из дискуссионных вопросов.

Состав первой очереди кредиторов более обширен по сравнению с иными организациями, поскольку кредитная организация является специальным субъектом права. Так, в состав первой очереди включаются требования Агентства по страхованию вкладов, требования Банка России, перешедшие к нему в результате осуществления выплат по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, которые не участвовали в системе страхования вкладов [2]. По мнению И.В. Попрядухиной, такое увеличение кредиторов первой очереди противоречит принципам добросовестности, справедливости, а также разумности.

Следовательно, необходимо ограничить требования кредиторов первой очереди требованиями физических лиц, перед которыми кредитная организация непосредственно несет ответственность за причинение вреда жизни, здоровью, осуществляет компенсацию морального вреда, а также требованиями физических лиц о возврате суммы основного долга и процентов по договорам банковского вклада и счета. Данное ограничение позволило бы защитить права и интересы граждан РФ.

Процесс банкротства занимает довольно много времени. В связи с этим представляется целесообразным сокращение срока ведения конкурсного производства до шести месяцев с возможностью его продления, но не более чем на 6 месяцев. В настоящее время конкурсное производство вводится сроком на 1 год с возможностью его продления, но не более чем на шесть месяцев [4].

Определенные сложности вызывает разобщенность правовых норм, которые регламентируют процедуру банкротства кредитных организаций. К таким правоотношениям подлежат применению положения ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», АПК РФ, ФЗ «О центральном банке (Банке России)», ФЗ «О банках и банковской деятельности».

За последние 2 года отзывы лицензии у крупных банков свидетельствуют о работоспособности не только законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, которые были получены преступным путём, но и подзаконных актов Банка России. Однако в таких случаях вкладчик как экономически слабый субъект оказался незащищенным. Чаще всего физические лица держат все свои сбережения в одном банке. Таким образом, в случае ситуации отзыва у него лицензии на осуществление банковских операций, клиент рискует временно остаться без средств к существованию. К тому же абсолютно нет никаких гарантий возврата полностью суммы, которая находилась в банке на момент отзыва лицензии. Так, Агентство по страхованию вкладов гарантирует возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплату в размере, которая не превышает 1 400 000 рублей.

Приведем пример резонансного отзыва в 2013 году лицензии у одного из крупнейших банков России − «Мастер−банка». Банк России пошел на такие меры из-за нескольких причин: низкое качество кредиторов, утрата капитала, а также недостоверность отчетных данных. Помимо этого, в ходе проверки Банк России выяснил, что «Мастер−банк» не соблюдал требования законодательства в области противодействия отмыванию доходов, которые были получены преступных путем, а также был вовлечен в проведение масштабных сомнительных операций.

Отчетность банка на 1 ноября показала, что общий объём средств физических лиц в «Мастер−банке» составлял 47,4 млрд рублей, объем вкладов физических лиц − 28,9 млрд. рублей, на расчетных счетах физических лиц хранилось 18,4 млрд. рублей. Таким образом, средства физических лиц в банке составляли 73 от общей суммы обязательств «Мастер−банка».

В соответствии с реестром обязательств банка объём страховых выплат составил 31,2 млрд. рублей. Как известно, сумма, которая не компенсирована страховкой, погашается в ходе ликвидации банка в составе требований кредиторов в общем порядке.

Т.В. Кравченко полагает, что в данном случае наиболее эффективным и действенным рычагом воздействия было бы использование Банком России своего права направить наблюдателя для участия в общем собрании кредиторов. Такой метод применяется в том случае, если в банке объем достаточности капитала приближается к критической отметке. В таком случае с помощью проведения процедуры санации по рекомендации наблюдателя можно было бы спасти банк от отзыва лицензии. Однако в настоящее время Банк России бездействует до тех пор, пока объем достаточности капитала не упадет ниже 2 % при нормативе 10−11 %. После этого банк теряет лицензию.

В заключение следует отметить, что при регулировании банкротства кредитных организаций особое внимание следует уделять системно значимым банкам. Перечень инструментов, используемых при санации системно значимых банков, можно расширить, внедрив в российскую правовую систему такие оздоровительные мероприятия, как бридж-банк, система bail-in, создание определенного фонда или резерва на уровне всего рынка банковских услуг. Все эти средства предполагают привлечение третьих лиц для покрытия обязательств банка на грани банкротства.

В случае банкротства кредитной организации необходимо ограничить требования кредиторов первой очереди требованиями физических лиц, перед которыми кредитная организация непосредственно несет ответственность за причинение вреда жизни, здоровью, осуществляет компенсацию морального вреда, а также требованиями физических лиц о возврате суммы основного долга и процентов по договорам банковского вклада и счета.

 

Список литературы:

  1. Иншакова А.О. Позитивные уроки интеграции правового регулирования защиты прав участников хозяйственных обществ в РФ и ЕС. – М.: Юрист, 2012. – 204 с.
  2. Иншакова А.О., Беликова К.М. Роль правового механизма принудительного выкупа акций в эффективной системе защиты прав участников хозяйственных обществ РФ, ЕС и МЕРКОСУР // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. –2012. – № 1 (16). – С. 79–86.
  3. Лепетикова И. Ю., Супонев В. Ю. Проблемы защиты прав кредиторов при банкротстве юридических лиц // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2015. – № 2. – С. 87-90.
  4. Федеральный закон от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)» № 127 – ФЗ // Российская газета. – 2002. – № 3077.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий