Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 ноября 2017 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Хоршева Е.С. СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОВОСПРИЯТИЯ ЯПОНИИ И КИТАЯ В НАЧАЛЕ XX В // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 11(58). URL: https://sibac.info/archive/social/11(58).pdf (дата обращения: 28.02.2024)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

СТЕРЕОТИПЫ ВЗАИМОВОСПРИЯТИЯ ЯПОНИИ И КИТАЯ В НАЧАЛЕ XX В

Хоршева Елена Сергеевна

Хоршева Елена Сергеевна

студент историко-филологического факультета, Благовещенский государственный педагогический университет,

РФ, г. Благовещенск

Буяров Дмитрий Владимирович

научный руководитель,

канд. филос. наук, доцент Благовещенского педагогического университета,

РФ, г. Благовещенск

Первая половина XX века стала непростым этапом для отношений Китая и Японии, а особенно сложным это время стало для Китая. В мае 1900 года в Китае вспыхнуло боксерское или Ихэтаньское восстание. Императрица Цы Си поддержала это движение и объявила войну Великобритании, Германии, Австро-Венгрии, Франции, Италии, Японии, США и России, которые создали союз для совместных действий против восставших. В итоге этого восстания Китай был поделен на сферы влияния, в частности, России досталась Маньчжурия - Северо-Восток Китая, а также аренда на 50 лет Порт-Артура, что послужило поводом к Русско-японской войне [3].

Японские войска также приняли участие в подавлении так называемого боксерского восстания 1900 года, по итогам которого китайцы были вынуждены выплатить огромную компенсацию Японии [6].

После подавления восстания ихэтуаней Япония стала готовиться к войне с Россией, выступала в Китае с широкой проповедью идей «братства двух народов» увязывая ее с антирусской пропагандой. В годы политики «паназиатизма» был сформулирован «принцип» жизненной важности для судеб Японии всего, что происходит в Китае и вокруг него. Победа Японии в русско-японской войне была воспринята в Китае так, словно война с Россией велась за интересы Китая, как чуть ли не победа самого Китая. Тысячи Китайских студентов устремились в японские университеты, в Китае стали раскупаться японские книги, японских преподавателей стали приглашать в открывавшиеся колледжи, техникумы. Но на смену проповеди «братства» азиатских народов в Японии пришла трактовка слова «китаец» как синонима слабости, неискренности, эгоизма и трусости. Реализуя условия Портсмутского договора, Япония навязала Китаю Пекинский договор, по которому не только заставила передать ей все права в Южной Манчжурии, принадлежавшие ранее России. В сентябре 1909 года Китай подписал с Японией еще более расширенное соглашение, закреплявшее ее контроль над экономикой Южной Манчжурии, оно устанавливало монополию Японии в железнодорожном строительстве и широкие привилегии по эксплуатации недр этого района. Кроме того, японский капитал расширял свое влияние в Северной Маньчжурии, Центральном и Южном Китае. Ограбление Китая экономическими и внеэкономическими методами позволило Японии к началу первой мировой войны стать в одну линию с мировыми державами. Во время войны Япония, воспользовавшись обстановкой в Европе, высадила в Шаньдуне 30-тысячную армию, захватила Цзяочжоу, железнодорожную линию Циндао-Цзинань и установила фактический контроль над провинцией, присоединив бывшие колониальные владения Германии. Это было сделано с целью недопустить, чтобы Китай воспользовался ситуацией для ликвидации неравноправного договора с Германией, и вернул себе Шаньдун, но японцы мотивировали свои действия в отношении германских владений желанием в будущем вернуть их Китаю. В китайском сознании Шаньдун был связан с именами Конфуция и Мэн-цзы, колыбелью древнекитайской традиции, что углубляло негативную реакцию на действия японцев [1, с. 410-413].

В январе 1915 г. японское правительство предприняло дальнейшие шаги по реализации своей экспансионистской политике в Китае, в ультимативной форме предъявив правительству Юань Шикая «21 требование», которое делилось на пять групп. Первая группа касалась территории провинции Шаньдун, так, согласно статье 2 «Китайское правительство обязуется не уступать или сдавать в аренду никакой части территории или островов в пределах провинции Шаньдун или вдоль ее берега никакой третьей державы под каким бы то ни было предлогом», то есть по существу этой статьей Япония закрепила свои позиции в провинции Шаньдун.  Вторая группа требований определяла соглашения сторон по поводу территории Южной Манчжурии и Внутренней Монголии, третья касалась требований японцев о передаче под совместное японо-китайское управление Ханьепинского угольно-металлургического комбината, четвертая содержала требование не предоставлять другим державам, кроме Японии, в аренду порты, острова и территории на китайском побережье. Наиболее унизительной для китайцев была пятая группа условий, которая заключала в себе общеполитические постановления, так статья 1 гласила: «Китайское центральное правительство будет приглашать влиятельных японцев в качестве советников по политическим, финансовым и военным делам», кроме того статья 2 предоставляла японским школам, госпиталям и храмам право владения землей на началах собственности [4]. Таким образом, с помощью статей двадцать одного требования Япония могла контролировать практически все сферы жизни Китая.

Японский посланник мотивировал ультиматум желанием своего правительства наладить с Китаем «тесные дружественные отношения», кроме того существовала угроза применения силы. 9 мая 1915 г. правительство Юань Шикая капитулировало и подписало унизительные соглашения [2].

Расширение японской экспансии в Китае в период Первой мировой войны повлияло на самосознание китайцев. 7 и 9 мая стали отмечаться в Китае как «дни национального позора», Япония стала восприниматься теперь как главный враг Китая. На «21 требование» Китай ответил всплеском национальной активности, одной из форм протеста был бойкот японских товаров, в ряде мест японские товары конфисковались и сжигались, расклеивались антияпонские плакаты, карикатуры, это было первое антияпонское выступление [5, с. 131-133].

Китай пытался вернуть Шаньдун, добиться признания незаконности и отмены «Двадцать одного требования» и заключенных на их основе соглашений на Парижской мирной конференции, но успехом эта попытка не увенчалась. Несмотря на поддержку политики Японии мировыми державами под влиянием победы пролетарской революции в соседней России, происходит мощный подъем антиимпериалистической борьбы в Китае, и Китайская делегация отказывается подписать Версальский договор, по которому Шаньдун передавался Японии. В 1921 г. в обстановке антияпонского подъема в стране китайская дипломатия сумела добиться ликвидации соглашений, заключенных в 1918−1919 гг. с Японией, ставивших своей целью захват контроля над вооруженными силами страны. В том же 1921 г. Китай вынес вопрос о характере навязанных ему Японией отношений на Вашингтонскую конференцию, где статьи Версальского договора о Шаньдуне были пересмотрены и провинция возвращена Китаю, но от требования о безоговорочном возвращении Шаньдуна Китай был вынужден отказаться. Китаю пришлось выплатить Японии крупную компенсацию, помимо этого Япония сохраняла в Шаньдуне значительные позиции, а железнодорожное строительство в провинции перешло под контроль американского капитала.

Антиимпериалистическая борьба в Китае переросла в 1925 г. в общенациональную революцию. Япония, пользуясь ситуацией меняет свою политику и снова прибегает к политике «паназиатизма», экспансионистская деятельность Японии в Китае возобновляется с новой силой. В мае 1927 г. Япония продемонстрировала, что не допустит разгрома пекинского реакционного режима и объединения страны. Япония была последней из капиталистических держав, признавших новый гоминьдановский режим после номинального объединения Китая под его началом. Япония также была последней из них в урегулировании «нанкинского инцидента» (май 1929 г.) и признании тарифной автономии Китая (6 мая1930 г.) [1, c. 415-423].

Следовательно, даже на таком, казалось бы, небольшом промежутке времени, а именно 1900−1930 г. взаимоотношения между Китаем и Японией изменялись, а вместе с ними и стереотипы взаимовосприятия. Так к началу XX в. изменяется отношение Китая к Японии, в большинстве своем это происходит из-за активной политики «паназиатизма» проводимой Японией. Китай уже не смотрит на Японию как на варвара, а видит в ней собрата, который не равнодушен к ее судьбе, но этот взгляд затем снова претерпевает изменения в результате проводимой Японией экспансионистской политики на территории Китая. Япония в конце 1930 г. воспринимается Китаем как главным враг, впервые в истории взаимоотношений двух стран возникают антияпонские настроения. Так изменилось отношение Китая к японцам, взгляды же японцев по отношению к китайцам изменяются не кардинально. Япония стремится превратить Китай в объект колониальной экспансии, лишить его самостоятельности, и чтобы отвлечь Китай от своих истинных целей активно проводила политику «паназиатизма». В эти годы слово «китаец» ассоциируется у японцев со словом слабость, что говорит о презрительном отношении японцев. Такими были стереотипы взаимовосприятия Японии и Китая в 1900-1930 гг.

 

Список литературы:

  1. Бурлингас И.Я., Китай и Япония // Китай и соседи в новое и новейшее время // Отв. ред. Тихвинский С.Л. – М.: «Наука», 1982. С. 396-452.
  2. Дипломатический словарь [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://enc-dic.com/diplomat/Dvadcat-Odno-Trebovanie-JAponii-13.html (дата обращения: 11.11.2017).
  3. История Японии в XX веке [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://hrono.ru/1900jpan.php (дата обращения: 10.11.2017).
  4. Киреев А.А., Буяров Д.В., Хрестоматия по новейшей истории зарубежных стран 1900-1945 гг. // Двадцать одно требование, предъявленное японским правительством президенту Китайской Республики Юань Шикаю // Издательство БГПУ, 2010. С. 85-89.
  5. Чудодеев Ю.В., Каткова З.Д. Китай – Япония: любовь или ненависть? – М.: РАН, 1995. – 234 с.
  6. Японо-китайские отношения [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://leit.ru/modules.php?name=Pages&pa=showpage&pid=1327&page=1 (дата обращения: 11.11.2017).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.