Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 29 мая 2017 г.)

Наука: Социология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пильщиков А.И. ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ПЕРЕМЕННАЯ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(52). URL: https://sibac.info/archive/social/5(52).pdf (дата обращения: 22.09.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ПЕРЕМЕННАЯ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ

Пильщиков Алексей Игоревич

магистрант 2 курса, Социологический факультет, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева,

РФ, г. Самара

За последние несколько десятилетий мы можем констатировать повышенный научный интерес к эмоциям в таких науках, как нейробиология, философия, история, и примерно последние 30 лет в социологии [10]. В рамках этой темы различают два тематических поля. Первое направлено на решение так называемых цивилизационных процессов, т.е. возможности изменения значения эмоциональности и рациональности для человеческой деятельности в ходе процесса модернизации. В то же время второе направление связано с осуществлением анализа эмоций человека в контексте его поведения. Большинство авторов рассматривают эмоции в пределах второго поля, даже если в отношении первого поля они убеждены в возрастающей рационализации процесса в современной постиндустриальной эпохе. При составлении исследовательских программ в области социологии эмоций, опубликованных в 1990 году, Теодор Д. Кемпер указал на общее преобладание рациональной концепции человека в науках, начиная с 1930-х годов [13]. Это преобладание, как считает Т.Д. Кемпер, способно предотвратить любое интенсивное обсуждение эмоций в социологии. Наступает такой возраст, когда организация деятельности, характеризующей жизнь людей, требует от них ориентированности на формирование будущего образа жизни. То есть такого образа, который должен принять на себя человек при осуществлении планирования своих действий, и который в конечном итоге приведет его к концепции рационального поведения в обществе, не отличающегося от других людей [2]. В мире современных, рациональных эмоций, преобладающих в нашем обществе, такое явление как иррациональность эмоций может показаться достаточно странным явлением. Именно поэтому Барбалет описывает период между 1930 и 1970 годами как когнитивный период, когда все социологические исследования занимались преимущественно когнитивными достижения субъектов в контексте планирования и организации их действий [1]. Тем не менее, даже в этот период тема эмоций не была полностью исключена из науки. Кемпер считает 1975 год поворотным моментом повторного открытия «эмоциональной социологии», таким годом, когда ряд известных авторов провели ряд значимых для науки исследований, в которых эмоциям придавалось большое значение [6]. Однако тот период не предоставил возможности многим авторам осуществить совместное обсуждение этой темы (Джордж Хоманс, С. Райт Миллс, Смелзер, Элвин Гоулднер, И. Гофман). Именно поэтому Барбалет высказался в пользу пересмотра истории социологии, когда на «обочине» науки оказались ученые, проводившие исследования в рамках темы эмоций.

Лишь обсуждение темы рациональной концепции поведения человека различными социальными движениями в 1960-е годы заставило науку вновь обратить свое внимание на эмоциональные аспекты человеческой деятельности. Многочисленные движения того времени, такие как Женское движение, Черное движение и Движение мира в процессе обсуждения вопросов идентичности сделали переоценку значимости эмоциональной составляющей жизнедеятельности человека [3]. Одним из важных решений этой дискуссии было решение о пересмотре результатов исследовательских работ, изучающих эмоциональную составляющую человеческой деятельности.

Помимо духа времени, а также структуры сложившейся научной системы, необходимо было найти объяснение столь явной заинтересованности социологов этой темой. Так же, как и в других науках, социология сталкивается с проблемой, что эмоции, как правило, рассматривались в других естественнонаучных направлениях. С самого начала, такие объекты социологии, как методы познания, были отчасти и в других научных дисциплинах. В частности, в академических контекстах наук, имеющих давние традиции, в то время как социология была создана в качестве самостоятельного субъекта в университетах значительно позже. В этот период времени такие тематические поля, как эмоции, относящиеся традиционно к психологии, избегались в качестве предмета изучения в социологии. Когда академическая дисциплина попадает в поле научной деятельности, возникает необходимость поиска новых областей анализа и задач, в которых нуждается растущее число ученых. Сейчас такие смежные области науки, которые раньше считались несущественными или сознательно избегались, в свете междисциплинарных знаний могут быть проанализированы более подробно.

С этой точки зрения, эмоции снова могут стать темой социологии, в современной литературе по социологии эмоций мы находим множество конкурирующих точек зрения и многочисленных исследовательских программ. Помимо этого, уже обозначены самые разнообразные смежные темы и методы изучения и установлен междисциплинарный консенсус. Обращение социологии к эмоциям привело к основанию соответствующих организаций, целью которых является дальнейшее исследование этой области. В качестве примера можно привести следующие организации: Международное общество по изучению эмоций (ISRE), основанное в 1984 году, Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1986 году, а также исследовательская группа Британская социологическая ассоциации эмоций (BCA), созданная в 1989 году. Совсем недавно была основана исследовательская сеть Европейской социологической ассоциации (ESA). Научные труды Арли Хохшильда, Рэндалла Коллинза и Нормана К. Дензина, а также многих других авторов выступили в качестве отправной точки для более поздних научных исследований по теме социологии эмоций. Кроме того, понятие «социология эмоций» уже было соответствующим образом закреплено за социологией.

Можно выделить следующие аспекты эмоционального: во-первых, физиологический аспект, который относится ко всем физиологичным процессам, связанным с эмоциями (от нейронов, до эндокринологических процессов) [5]. Во-вторых, аспект выражения, который относится к телесным проявлениям эмоций, видимым для других людей. В-третьих, аспект опыта, который включает в себя сознательный опыт (а отчасти и его вербализации) от влияния эмоции на человека. В-четвертых, оценочный аспект, который устанавливает отношения с окружающей средой путем классификации внешних раздражителей. Оценка может относиться и к человеку, а именно к его субъективным переживаниям, то есть, эмоции могут быть дополнительно эмоционально оценены. Сторонники теории оценки эмоций в психологии (например, Магда Арнольд или Ричард С. Лазарус) предположили, что функция оценки является главной особенностью эмоций [12]. И, наконец, в-пятых, существует аспект действия, который определяет мотивацию или тенденции к определенному образу поведения в будущем.

Эти пять аспектов по-разному соединены друг с другом, в то время как мнения в литературе расходятся по вопросу о том, где существуют определяющие отношения между ними, или существуют ли они вообще. Естественно - из-за телесной природы человека - физиологический аспект связан со всеми другими проявлениями человека. Конечно, выражение эмоций (например, мимика) основано на физиологических процессах (например, работе лицевых мышц и их контроле нейронными и эндокринными процессами). Тем не менее, исследование с использованием обратной связи, проведенное с мышцами лица, показало, что мы можем наблюдать мимику лица при полном отсутствии каких-либо эмоций. Действие, то есть тенденция к определенному поведению, провоцируется с помощью триггера физиологических механизмов, а иногда и переживаниями, так называемых ассоциированных эмоций. Кроме того, объем опыта, то есть субъективного переживания эмоции, может оказывать влияние на физиологические механизмы, как это было доказано исследованиями по психонейроиммунологии. С другой стороны, качество выражения и объем опыта не обязательно должны быть конгруэнтны, это было доказано исследованиями по манипуляции выражением эмоций в соответствии с культурными или социальными нормами эмоций. Размеры и оценка опыта, с другой стороны, тесно связаны друг с другом. Тем не менее, также известно, что эмоциональная оценка окружающей среды в итоге не дает субъективного эмоционального опыта. Опыт может прийти вместе с сознательно испытываемой эмоцией, или, как показано в исследованиях Джозефа Ленокса, с причиной этой эмоции. Однако такого рода эмоции могут привести к серьезным последствиям, как для самого человека, так и для его социальной среды [7].

Реакции на условные раздражители могут происходить на бессознательном уровне. Подобно телесному аспекту, социальный аспект жизни человека должен также быть принят во внимание. Физиология экспрессии и эмоционального опыта, по существу, образуются под влиянием наших социальных переживаний и процессов обучения. Мы реагируем на нашу социальную среду, эмоционально оценивая ее, и в этой среде мы действуем, основываясь на наших эмоциональных состояниях, в контексте известных нам социальных и культурных норм [1]. Например, нас сильно раздражает несправедливость, которую мы можем наблюдать, и ее нарушение заставляет нас чувствовать раздражение. Можем ли мы открыто выразить эту досаду или мы вынуждены подавить ее, это зависит от времени и общества, в котором мы живем. Таким образом, социология эмоций может иметь дело со всеми указанными выше пятью измерениями. Помимо них, эмоции обладают также временными характеристиками; они могут быть краткосрочными, относящимися к конкретной ситуации, а также более длительными. Согласно предыдущим исследованиям по теме социологии эмоций, телесный аспект играет незначительную роль. Принимая, тем временем, во внимание, психологию (эксперимент-ориентированному подход которой всегда была более близок к естественно-научным дисциплинам) и нейро-науки, в рамках которых был проведен ряд известных исследований, направленных на изучение природы эмоций, исследовательское поле эмоций в социологии до сих пор можно назвать terra incognita.

На данный момент, работы лишь очень немногих исследователей социологии эмоций подвергались био-научным дискуссиям (Теодор Кемпер или Дж. Барбалет) [4]. До сих пор не было каких-либо дебатов среди социологов и представителей биологических наук по эмоциям с точки зрения междисциплинарного подхода. Мы можем лишь надеяться на то, что нынешнее время, время постиндустриального общества, вынудит ряд ученых вплотную заняться разработкой современных представлений в сфере эмоций [8].

Учитывая существующее количество теоретических и эмпирических исследований в области социологии эмоций (например, в областях исследований социальных движений, интимных отношений, средств массовой информации и организации досуговой деятельности), трудно обеспечить систематический обзор этой темы. Основными же направлениями, на наш взгляд являются два главных вектора развития этой темы. Во-первых, исследований, направленных на социальное развитие эмоций, и, во-вторых, исследований, анализирующих социальные последствия эмоций [9].

На наш взгляд, путем проведения целенаправленных исследований, необходимо, работая на гранях нескольких наук, таких как биология и психология, выработать соответствующий классификатор эмоциональной сферы деятельности выявить перспективные направления исследования «белых пятен». На сегодняшний день существуют некоторые классификации социологии эмоций, как, например, классификация Тернера, разработанная с точки зрения оказываемого влиянием социальной и культурной среды [11]. Мы считаем, что рассмотрение эмоций с этой точки зрения необходимо осуществить в контексте всех вышеперечисленные пяти аспектов эмоциональных процессов. Также значимым вопросом современности является вопрос о природе эмоций, то есть об их основных характеристиках и способах появления.

В области социологии эмоций мы также можем обнаружить исследования, анализирующие влияние эмоций на социальные ситуации. Согласно этому подходу, предполагаемые эмоции рассматривались как данность (без внесения каких-либо поправок на биологическую или социальную предпосылку возникновения эмоций). Хотя ряд авторов прилагают усилия, с целью объединения отдельного эскизного подхода изучения эмоций, в большинстве случаев мы наблюдаем определенный акцент на том или ином подходе, в связи со сложностью этого явления, что делает такой «фокус» неизбежным.

 

Список литературы:

  1. Андреева О.А. Стабильность и нестабильность в контексте социокультурного развития. - Таганрог, 2000. - С. 10-35.
  2. Волощенко Г.Г. Досуг: научная гипотеза генезиса развития // Личность, культура, общество. – М., 2004. - Т.6, № 3. М. - С.233-239.
  3. Джеймс Ф. Энджел, Роджер Д. Блэкуэлл, Пол У. Миниард. Поведение потребителей. - Санкт-Петербург, 1999. - С.759.
  4. Демьяненко С.Р. Формирование культуры досуга молодежи: автореф. дис. канд. педагогических наук: 13.00.05/ С.Р. Демьяненко. - Л., 1989. – С. 16.
  5. Жукова Т. В. Влияние успешности досуговой деятельности старшего подростка на статусное положение в группе сверстников: автореферат дис. кандидата педагогических наук: 13.00.05 / Моск. гос. открытый пед. ун-т им. М.А. Шолохова - М., 2006. С. 10.
  6. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Hep. с англ. Под науч. Ред. О.И. Шкаратана. - М.: ГУ ВШЕ, 2000. - С. 12-156.
  7. Круглов Ю.Н. Общение как вид досуговой деятельности // Тезисы XXI международной научно-практической конференции «Россия и регионы: взаимодействия гражданского общества, бизнеса и власти». Ч. 2. - Челябинск, 2004. - С. 71-73.
  8. Ляшок А. С. Карнавал как форма праздничной культуры: философско-культурологический анализ: автореферат дис. кандидата философских наук: 24.00.01 - Краснодар, 2004. – С. 7.
  9. Романова И.Е. Досуг как общечеловеческий феномен: автореф. дис. канд. филос. наук: 22.00.06 / И.Е. Романова. - Екатеринбург, 1995. – С. 11.
  10. Шамсутдинова Д.В. Социально-культурная интеграция личности в сфере досуга / Д.В. Шамсутдинова. - Казань: Издательство Казанского университета, 2001. – С. 67 - 69.
  11. Ямпольская С.М. Динамика досугового общения / С.М. Ямпольская // Социологические исследования: сб. статей. 2009. - № 6. - С. 69-73.
  12. Scott J. and Marshal G. A dictionary of sociology. Oxford University press, Oxford New York, 2005. P. 359.
  13. Zuzanek J. Canada, In: 0. Cushman, A.J., Veal and J. Zuzanek (eds.) World Leisure Participation: Free Time in the Global Village. Wallingford, Oxon, Rng: CAB International, 1996 P. 35-76.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом