Уважаемые коллеги, мы работаем в обычном режиме с 30.10 по 7.11. Посмотреть контакты
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 апреля 2017 г.)

Наука: Философия

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пономаренко А.М. ПРОБЛЕМА БЕССМЕРТИЯ В ФИЛОСОФИИ Н.Ф. ФЕДОРОВА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(51). URL: https://sibac.info/archive/social/4(51).pdf (дата обращения: 29.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПРОБЛЕМА БЕССМЕРТИЯ В ФИЛОСОФИИ Н.Ф. ФЕДОРОВА

Пономаренко Артур Михайлович

студент 2 курса магистратуры, кафедра истории философии, Воронежский Государственный университет,

РФ, г. Воронеж

Одной из основополагающих фигур в учении о русском космизме является Николай Федорович Федоров. Будущий философ родился в 1828 г. в семье князя Павла Ивановича Гагарина и, будучи незаконнорожденным, был удалён из семьи и до 40 лет скитался по учебным заведениям то, в качество ученика и студента, то, впоследствии и в качестве самого преподавателя. В итоге, Федоров на сороковом году жизни осел в Москве, где стал библиотекарем Румянцевского музея, в свободное от работы время он формулировал будущие положения своего центрального произведения “Философия общего дела”. Впоследствии эта книга, изданная его учениками уже после смерти автора в 1906г., произвела настоящий фурор в учении об освоении космоса. “Философия общего дела” является актуализацией всех идей философа и является своеобразным манифестом, призывающим изменить привычный уклад вещей. Изменения должны были затронуть не только окружающую действительность, но и само человечество, затронуть его наше нутро.

Основной труд автора, несмотря на весь свой объём, является очень слаженной структурированной работой. Поднимая определённую проблематику, Федоров в итоге обнажает связь первоначально, казалось бы, различных тематик. Основным лейтмотивом всего издания является борьба со смертью. Смерть постоянно угрожает всему живому. Противясь этому, Федоров объявляет о необходимости воспроизведения проекта спасения человечества.

Следует помнить, что Федоров был человеком набожным, а потому христианство, а также фигура Христа играли весомую роль в его философской конструкции. В основе лежит учение Христа, откуда Федоров почерпнул идеи телесного воскрешения, идеи победы над главным врагом человеческим, - над смертью. Федоров - верующий человек не только на словах, но и на деле, в свою бытность принимал участие в богослужениях, т.е. в литургиях. Основным принципом, взятым им на вооружение из христианского верования, было откровение Сергея Радонежского: “Взирая на единство Святой Троицы, побеждать ненавистное разделение мира сего” [3, c. 11]. Вокруг этой идеи впоследствии и будут строиться все представления Федорова о будущности человечества. Святая Троица для философа – путь к бессмертию, но бессмертию не эгоистичному и индивидуальному, а к общему, для всех. Образ Троицы выступает здесь стороной, противоборствующей как западу, так и востоку. С одной стороны западу с его ценностями индивида, с другой востоку, - где индивид просто растворяется, не примыкая к сообществу людей.

Заводя разговор о смерти, мыслитель видит её причину не в биологических особенностях нашего организма, а в социальных отношениях. Мир больше не находится в мирном, братском, родственном состоянии, родство и братство были заменены на гражданственность и цивилизацию. Участники мирового процесса находятся не в равных условиях, из-за подобного постепенно накапливаются конфликты, мир деконструируется, а привычные отношения ведут к смерти. В частности в торможении развития человечества виновата отчасти и современная культура, так сильно ослабившая людей, автор нещадно её критикует. Культура – это процесс вырождения. Человеческое сообщество разделилось на ученых и неученых, а это в свою очередь повлекло за собой создание городов и деревень, где люди разделились на богатых и бедных. И всё же, не стоит понимать Федорова как некоего разрушителя привычных понятийных конструкций и уклада жизни. Автор с большим уважением относится к наследию прошлого, предлагает его не разрушить, а модернизировать. Здесь следует упомянуть о важной в творчестве философа идее о создании большего числа библиотек и музеев, которые бы выступали в качестве хранителей культурного наследия. Именно уважение к прошлому, ощущение необходимости вернуть долг сполна приводит философа к идее воскрешения отцов. Далее следует процитировать самого Федорова для того, чтобы до конца вникнуть в его позицию: “Идея всеобщего имманентного воскрешения рождается, прежде всего из непреодолимого сердечного требования, диктуется глубоким чувством долга. Нужно, чтобы все рожденные поняли и почувствовали, что рождение есть принятие, взятие жизни от отцов, т. е. лишение отцов жизни, - откуда и возникает долг воскрешения отцов, который и сынам дает бессмертие” [5, c. 476].

Учение Федорова во многом перекликается с идеями Сухово-Кобылина, как впоследствии станет ясно – оба они являются приверженцами привычной, актуальной им модели описания мира с неизбежной толикой религии, мистики и философии. Так, философ определяет эволюцию природы как закономерный процесс, результатом которого стало появление человека разумного, разумным коего делает обладание сознанием. Мир, сам по себе, находится в состоянии войны, вечно сталкивающиеся между собой силы, порождают хаос и энтропию повсюду, в том числе в самом человеке. Задача втиснутого в эту плоскость обладателя сознания, - найти выход из сложившейся ситуации. Человек должен овладеть и подчинить себе природную стихию, а затем направиться дальше, к звездам, присваивая себе космический статус бытия.

Для того чтобы человек мог в итоге стать полноправным участником событий космического масштаба, Федоров составил целую программу к действиям, где последовательно изложил что и как нужно делать. В основе любой деятельности лежит её регулирование. Подобно тому, как природа регулирует жизненный цикл всего живого, так и человек должен искусством регуляции. На момент написания своего труда Федоров был уверен в том, что условия для проведения исследований в данной области уже были. В пример он ставит В.Н. Каразина, русского учёного жившего в 19 столетии. Сам Каразин активно рассуждал о возможности управления погодой, однако ничего не известно о том, смог ли он добиться каких-нибудь результатов в своёй учёной деятельности. Однако же, в итоге это совсем не помешало Федорову построить свою теорию, опираясь на подобные идеи, само по себе предприятие по описанию космического будущего - было весьма рискованным и без некой веры никак обойтись было нельзя. Человечество уже довольно долго постоянно накапливает знания, подобно тому, как в скором времени мы должны овладеть сначала малыми, а затем и большими природными процессами, так в итоге вся наша планета должна стать единым контролируемым межзвездным крейсером.

Как уже было сказано выше, Федоров приверженец идеи эволюционного развития. Человек, который подчинил себе законы природы, способный их регулировать на своё усмотрение, - выходит, по мнению мыслителя, на новый уровень эволюции, делает огромный шаг в сторону космос, прочь животного мира. Изначально, эволюция – это пассивный процесс, где человек лишь претерпевает с ходом времени различные изменения, способствующие его приспособляемости, однако же, в итоге она должна стать служанкой волеизъявления человека, помочь встать ему над самим собой. Сознательная эволюция – это естественная потребность познающего индивида, ведомого мечтой о превозмогании природных условностей.

Раскрывая важность темы регулирования природных процессов, следует сказать, что Федоров являлся свидетелем большой засухи, поразившей центральный регион России в конце 19 века. Аномальная погода, последовавшие за ней голод и эпидемии тифа и холеры должны были сильно повлиять на философа, возможно как раз в этой ситуации и стоит искать корень идей философа, объявившего победу над голодом и эпидемией первостепенно-важными для последующего будущего всего человечества.

Наша планета включена в огромное измерение космического пространства, она доступна ему со всех сторон. Земля буквально атакована космосом, тотально им окружена, а потому вопрос выхода в космос сына земли есть вопрос временный, это неизбежно. Автор также приводит множество аргументов в поддержку этого тезиса. Наш кругозор, наши суждения ограничены лишь нашей планетой, тогда как она является частью гораздо более сложноорганизованной системы. Исходя из данной позиции, можно признать в Федорове сторонника системного подхода, независимо от того признавал ли это сам автор или нет. Говоря о положительных моментах, можно вспомнить тоже учение о регуляции, достичь которой в полной мере не представляется возможным без знания о влиянии космических процессов на жизнь планеты. Тут же следует заметить, что проект воскрешения отцов является глобальным предприятием, включающим в себя огромное число участников. Полноту человечества и многообразие культуры может обеспечить лишь полное воскрешение каждого предка, начиная от родного отца и заканчивая первыми людьми. Но родная планета не способна вместить в себя столь огромное количество людей, космический горизонт должен помочь разрешить проблему перенаселённости, позволив всем обрести новый дом. Здесь автор пишет: “Порожденный крошечной Землей зритель безмерного пространства должен сделаться их обитателем и правителем” [5, c. 528]. Весь этот перечень причин украшает самая важная и значимая, - истощение природных ресурсов. При подобном продолжающемся цикле и без воскрешения отцов проблема перенаселённости рано или поздно станет актуальной. Чем больше длится промедление в освоении космического пространства, тем быстрее истощается будущий дом человечества. Человек, по мнению Федорова, может просто не успеть совладать с космической катастрофой, например с падением метеорита или вспышками на солнце, если, конечно же, не обратит все свои силы, все свои знания и мудрость тысячелетий на решение этого вопроса.

Здесь автор формулирует одну очень явную особенность рода человеческого: “Во все периоды истории очевидно стремление, которое показывает, что человечество не может удовлетвориться тесными пределами земли, только земными. Так называемые экстатические хождения, восхищения на небеса суть выражения этого же стремления” [4, c. 256]. Мысль автора требует здесь пояснения. В людях есть внутренняя тяга к запредельному. Будучи временно закрытым от космоса, человек стремится получить состояние экстаза через алкоголь, наркотики и прочие материальные излишества. Что это, как не свидетельство попытки человека убежать прочь от окружающей действительности, она его душит, не позволяет актуализировать весь потенциал, похороненный глубоко в душе.

Как уже было сказано ранее, проект воскрешения отцов – одна из важнейших задач, которые Федоров ставил перед человечеством. Следует пояснить, какими методами автор собирался добиться подобных высот. Философ имел представление о микромире и понимал, что всё живое, всё имеющее под собой природную основу состоит и в итоге распадается на атомы и молекулы. Соответственно, логичным было бы собрать и соединить эти частицы вновь воедино, так, по мнению Федорова, умерший человек вновь бы обретал тело. Подобные заявления адекватны только при наличии уверенности в возможном бессмертии тела и необходимом бессмертии души. Душа изначально принадлежит человеку, а это значит, что при воссоздании тела душа сама найдёт дорогу назад. Идея носит сама по себе фантастический характер, однако же, влияние подобных идей можно увидеть по сей день, чем как не доказательством подобных идей служит создание мавзолея и бальзамирование вождей пролетариата. Сбор мельчайших частиц весьма похож на генную инженерию, активное развитие которой сейчас можно наблюдать по всему миру.

В своё время Николай Федорович произвёл огромный эффект на своих современников. Он был лично знаком и имел виляние на Толстого, Достоевского, Соловьева, молодого Циолковского. При анализе его статей можно выявить непомерный синтез религии и науки, в которую автор вложил всю душу на благо поколений. Для того чтобы оценить Федорова объективно следует сослаться на статьи его современников, а именно Булгакова и Бердяева. Оба не могли не прокомментировать идеи русского космиста, имеющие под собой столь притягательную почву. Николай Бердяев в своей статье “Религия воскрешения” от 1915 году даёт весьма лестную оценку интенциям своего соотечественника, далее следует процитировать самого Николая Александровича: “Великое значение имеет человеческое самосознание Федорова, сознание активного призвания человека управлять миром, всех и все в мире спасать и воскрешать. Это поистине новое религиозное самочувствие человека. Религиозная и моральная правда этого сознания, которое обозначает наступление совершеннолетия человека, превышает временную оболочку натурализма и материализма. Протест Федорова против пассивного неделания, против буддийских настроений внутри христианства имеет огромное значение. Федоров глубоко и праведно чувствовал, что христианство не может быть лишь религией личного совершенствования и спасения. Под позитивно-материалистическим обличием федоровской философии скрыты пророческие чаяния новой религиозной эпохи. "Проект" Федорова в том виде, как он его развивает, совершенно неприемлем: это утопия и фантастика, рожденная дурным натурализмом и материализмом в религии, смешением разных планов. Но за "проектом" этим скрыта праведная воля человека, созревшего для совершеннолетней жизни, новое религиозное сознание, сознание - имманентное. На философии общего дела сказались все противоречия мысли XIX века, все смешения в нем ветхого и старого с новым и грядущим. В XX веке философия будущего выделит истинное зерно "философии общего дела" и отбросит ветхую оболочку. И, во всяком случае, явление Федорова будет признано знаменательным для духа России, для ее сокровенных стремлений и чаяний. Федоров был характерно русским мыслителем, дерзновенным выразителем русской печали о горе, страдании и смерти людей, русских исканий всемирного спасения. Он - великий человеколюбец, взор которого обращен не только к будущему, но и к прошлому, к страданиям прошлого” [1, c. 120]. Работа Сергея Булгакова представляет собой несколько иного характера сочинение, в отличие от Бердяева. Булгаков в своей работе “Загадочный мыслитель” приводит переписку Федорова с различными деятелями культуры того времени. В ней значатся Достоевский, Кожевников, Соловьев, причём обнажается зависимость мысли Соловьева от Федорова. Выдержка из “Загадочного мыслителя” подкрепляющая факт влияния Федорова на Соловьева: “…При такой оценке этих идей естественно искать следов их влияния и в произведениях самого философа, и мы, действительно, их находим. В наибольшей степени, как это устанавливает и В.А. Кожевников, это сказалось в знаменитом реферате Соловьева в Московском психологическом обществе в 1891 году "Об упадке средневекового мировоззрения". Если перечитать этот реферат после сочинений Федорова, получается определенное впечатление, что основное содержание этого реферата - недоговоренные, с большой уклончивостью, осторожностью, с непонятными для непосвященных намеками выраженные федоровские идеи. И сам Федоров признает их за свои, но сурово упрекает Соловьева за его уклончивую, двусмысленную формулировку, за идейную недоговоренность” [2, c. 274]. В обобщающей работе Булгакова, Николай Федорович получает прозвище московского Сократа, с данным определением личности трудно не согласиться, поскольку личность и деятельности первого русского космиста оказала небывалый эффект на многие аспекты развития науки и культуры.

 

Список литературы:

  1. Бердяев Н.А. Религия воскрешения: «Философия общего дела» Н.Ф. Федорова // Русская мысль. — 1915. №7, кн. 2. — 75-120.
  2. Булгаков С.Н. Загадочный мыслитель (Н.Ф. Федоров) // Два града: Исследования о природе общественных идеалов: В 2 т. Т. 2 — М., 1911, — 260-277.
  3. Лихачев Д.С. Сергий Радонежский и Франциск Ассизский // Наука и религия. — М.: Знание, 1992. №1 — 68.
  4. Федоров Н.Ф. Собрание сочинений в четырех томах, Том 1. — М.: Прогресс, 1995. — 528.
  5. Федоров Н.Ф. Сочинения. — М.: Мысль, 1982. — 709.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом