Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 20 марта 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Евсюткин О.А. ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ И ИХ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(50). URL: https://sibac.info/archive/social/3(50).pdf (дата обращения: 21.09.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 85 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ РАССЛЕДОВАНИЯ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ И ИХ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

Евсюткин Олег Алексеевич

магистрант, факультета права, экономики и управления, УлГПУ им. И.Н. Ульянова

РФ, г. Ульяновск

Анализ практики расследования серийных убийств убедительно свидетельствует о том, что определенная часть преступников прибегает к все более квалифицированным способам совершения и маскировки своих преступлений. Возрождаются элементы профессионализма. Значительное число анализируемых преступлений совершается организованными группами.

Борьба с такими преступниками всегда была одной из наиболее сложных проблем, стоящих перед органами внутренних дел. Используя различные виды транспорта, располагая оружием и техническими средствами, такие лица совершают серийные убийства, дестабилизируют оперативную обстановку на территории нескольких регионов. Систематически выезжая для совершения преступлений в другие области и республики, они могут длительное время уходить от уголовной ответственности.

Одной  из основных причин низкой эффективности организации расследования и, соответственно, борьбы с преступниками, совершающими серийные убийства, является отсутствие качественной информационно-аналитической базы, недостаточный обмен между органами внутренних дел различных регионов страны информацией об этой категории лиц и совершенных ими преступлениях.

Существующая система обмена информацией о таких преступлениях: выдача сведений по телефону, направление ориентировок и оперативно-розыскных бюллетеней, уже не отвечает потребностям практики. Использование негласных средств и традиционных методов, не связанных напрямую с разносторонним анализом информационных данных, зачастую также не дает ожидаемых результатов[5, c. 56].

Целенаправленная работа по выявлению серийных убийств проводится нерегулярно. «Одной из главных проблем противостояния серийным убийствам, - пишет В. Исаенко, - остается проблема их выявления; своевременного распознавания в группах таких преступлений совпадающих признаков, которые давали бы основание с определенной степенью достоверности считать их совершение одними и теми же лицами; своевременно принимать организационные и практические меры по их раскрытию»[3, c. 21].

Практика свидетельствует о том, что своевременное обнаружение серийных убийств – важное условие успешной борьбы с ними. Необнаруженные или несвоевременно выявленные серийные убийства, как правило, расследуются в отдельности. Это приводит к излишним затратам времени, материальных и людских ресурсов и потере информации, в результате чего такие преступные посягательства долгое время остаются нераскрытыми[5, c. 57].

Эта своевременность крайне важна, когда речь идет об особо тяжких серийных убийствах.

К каким трагедиям приводит несвоевременное раскрытие особо тяжких серийных убийств, можно увидеть, если вспомнить дело Чикатило. До того как его в 1986 году принял к производству следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР И. Костоев, оно расследовалось восемь лет, и  Костоев его расследовал еще четыре года. Профессионалы знают, как со временем теряются улики и как каждый год нераскрытого преступления работает на руку преступникам и осложняет их разоблачение.

6 января 2003 г. И. Костоев дал интервью главному редактору газеты «Мир новостей», в котором рассказал следующее: «На 6-ой день допросов у меня появилась уверенность, что он может признаться, и это произошло. Когда он согласился написать заявление о содеянном, я через его плечо прочитал: «Свое первое убийство я совершил в 1978 году в городе Шахты. Это была девочка в красном пальто, которая шла из школы. Я ее убил, изрезал, изнасиловал, выкинул в речку». Такое убийство у меня не фигурировало. Отсчет убийств шел с 80-го года. Не говоря ему ничего, звоню в штаб следователю: «Быстро поезжай в Шахты, там, в милиции или прокуратуре должно быть приостановлено дело, вези его сюда». В тот день он написал про шесть своих убийств.

Следователь, которому я поручил съездить в Шахты, звонит: «Дело не в Шахтах и не в милиции, а в Ростовском областном суде». Я спрашиваю: «Как в суде? Как осудили? Кого?» - «К высшей мере наказания» - «Когда?» - «23 марта 1983 года приговор приведен в исполнение». Я взял последний том дела и обнаружил там жалобу обвиняемого Александра Кравченко в Президиум Верховного Суда СССР на 42 листах. Начал читать. Там были такие слова: «Наступит день и час, и вам будет стыдно за то, что вы губите меня, невинного человека, оставляя моего ребенка без отца». Пожалуй, это была самая тяжелая ночь во всей моей следственной биографии. Позже мы установили, что, когда Кравченко держали в заключении, к нему подсадили здоровенных уголовников, которые жестоко избивали Кравченко и вынудили его сделать «чистосердечное признание»[5, c. 57].

Не допускать подобных прискорбных случаев можно в первую очередь при своевременном раскрытии преступлений.

В статье «Кто проспал Бараева? Есть такой пассаж: «За двенадцать последних лет наши спецслужбы столь ревностно «реформировались», что требовать от них хорошей агентурной работы, которая формируется десятилетиями, просто не приходится»[1]. Сказанное имеет прямое отношение и к МВД РФ. Не следует сбрасывать со счетов и низкий уровень профессиональных знаний значительного числа сегодняшних оперативных работников и следователей.

К проблемам организации расследования серийных убийц можно отнести также не всегда четкую координацию взаимодействия всех субъектов раскрытия данных преступлений.

Сегодня, представляется, внимание к раскрытию и расследованию серийных убийств должно возрасти, как теперь принято говорить, на порядок.

Столкнувшись с наличием в стране преступников, совершающих серийные убийства, практика стала искать различные средства для решения этой проблемы, новейшие методы организации расследования и эффективные способы профилактики при работе с данными общественно опасными посягательствами.

Наблюдения показали, что преступник, совершающий серийные преступления, вырабатывает практические навыки, нередко доведенные до автоматизма. В результате у такой категории лиц образуется своеобразный преступный «почерк», по которому их можно установить.

Реализация этого положения в практической деятельности органов охраны правопорядка в западных странах привела к возникновению систем «Модус операнди». Такого рода системы, собирающие всю информацию о преступниках, ориентированы, прежде всего, на борьбу с серийными убийцами. [5, c. 56].

Многолетние исследования в ростовском государственном медицинском университете под руководством профессора А. Бухановского «позволили выделить и описать феномен серийного преступника – некий вариант криминалистической личности, этапное патологическое развитие которой приводит к возникновению, закреплению и трансформации потребности повторных преступлений против личности»[4, c. 76 – 79]. В этой же статье А. Бухановский называет Ч. Ломброзо, высказавшего в конце XIX века идею о «врожденном преступнике», гениальным ученым. Как известно, теории Ч. Ломброзо в советское время считались лженаучными.

Если будет доказана научная обоснованность выводов профессора А. Бухановского, то в дальнейшем можно думать и о возможных принципах помещения медицинских данных в информационные материалы о серийных преступниках.

Что же во главу дела в целях повышения эффективности раскрытия и расследования серийных убийств ставится учеными и практиками сегодня? «В настоящее время в числе первоочередных, - пишет, как уже отмечалось, В. Исаенко, - находится вопрос выявления серийных убийств для получения исчерпывающих данных об их распространенности, видах, причинах и др. Для этого требуется создание четко действующей системы информационно-аналитического обеспечения, позволяющей оперативно обрабатывать данные об убийствах с признаками серийности, и своевременно выявлять группы убийств, совершенных одними и теми же лицами»[3, c. 21–25].

Мнение В. Исаенко представляет определенный интерес. Все это настоятельно требует создавать системы, подобные «Модус операнди», с учетом требований УПК РФ, превратив их не только в информационные, но в информационно-поисковые. Для этого, думается, необходимо следующее.

1. На практике широко использовать п. 2 ст. 153 УПК РФ, позволяющий объединять уголовные дела, когда обвиняемые не установлены, но имеются достаточные основания полагать, что несколько преступлений совершено одним и тем же лицом или группой лиц.

2.  В условиях сегодняшнего дня, если аналитические центры будут оснащены современными ЭВМ, сократить во много раз время на обработку одного запроса, даже если при этом в десятки, раз увеличится число показателей в информационных картах.

3. В процессе оперативно-розыскной деятельности проводятся мероприятия, в результате которых могут быть получены данные, имеющие значение для раскрытия серийных убийств. Эти данные должны быть также включены в информационные карты.

4. Разработку упомянутых выше программ и систем должны осуществлять соответствующие ведомственные (возможна и кооперация) научно-исследовательские организации с обязательным привлечением практических работников.

5. В каждом федеральном округе, в административных центрах субъектов Российской Федерации в системе органов внутренних дел, возможно в кооперации с другими правоохранительными органами, должны быть созданы на постоянной основе аналитические отделы или группы, к которым по различным каналам должны стекаться данные. Полученная информация должна обрабатываться в первую очередь для выявления серийных убийств, а также при необходимости для осуществления контроля.

6. По результатам анализа должны составляться докладные записки руководству с предложениями по характеру управленческих решений, которые, по мнению, аналитиков, следует принять. В составе аналитических подразделений должны работать наиболее опытные следователи, оперативные работники и эксперты-криминалисты. Сменяемость этих сотрудников на протяжении длительного времени должна быть сведена к минимуму.

7. Решением Президента РФ или Правительства по делам об особо опасных преступлениях, в том числе серийных убийствах, непосредственно при Министерстве внутренних дел РФ, следует создать аналитическое управление[5, c. 58].

В свете совершенствования организации расследования серийных убийств приобретает также особую актуальность разработка алгоритмов определенной последовательности мероприятий по реализации оперативно-розыскной информации, направленной на раскрытие серийных убийств. Целью этих мероприятий может явиться построение информационной модели криминального события и действий по выявлению, фиксации и закреплению его признаков для установления полной картины содеянного.

Процесс этой деятельности включает в себя установление механизма действий виновных и потерпевших; обстоятельств их совершения; следов и других признаков и последствий, которые эти действия должны были повлечь за собой; наиболее вероятных действий, которые могли совершить лица, причастные к преступлению, непосредственно после его совершения.

Профессионально грамотно построенная модель криминального события может стать надежным фундаментом построения системы признаков совершенного преступления, мероприятий по их документированию и процессуальному закреплению[2, c. 33].

Еще раз важно отметить: подразделения по расследованию серийных убийств должны комплектоваться из наиболее квалифицированных сотрудников. Целесообразно формировать два состава следственно-оперативной группы (основной и резервный), работа которых должна основываться на принципах взаимозаменяемости. Их персональный и количественный состав следует устанавливать приказом руководства следственного комитета и УВД региона.

Представляется, что внедрение в практику названных выше мероприятий будет способствовать повышению эффективности раскрытия и расследования серийных убийств.

 

Список литературы:

  1. Борисов Т. Кто проспал Бараева? / Т. Борисов // Российская газета. 15 ноября 2002.
  2. Варданян А.В. Некоторые аспекты проблемы раскрытия тяжких преступлений против личности, совершаемых по сексуальным мотивам / А.В. Варданян  // Российский следователь. – 2003. – № 11. – С. 32–36.
  3. Исаенко В.Н. Серийные убийства / В.Н. Исаенко // Законность. – 2002. – № 6. – С. 21–25.
  4. Санин Г. Прирожденные убийцы / Г. Санин, С. Мельникова // Итоги. – 2003. – 27 мая. – С. 76–79.
  5. Статкус В. Раскрытие серийных преступлений по способу их совершения / В. Статкус  // Российская юстиция. – 2003. – № 11. – С. 56–58.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 85 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом