Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 18 мая 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гевандова Я.С. ЗАЩИТА ЭКОНОМИЧЕСКИ СЛАБОЙ СТОРОНЫ И НЕДОПУСТИМОСТЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОМИНИРУЮЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ, КАК ПРИНЦИПЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПРАВА. // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XXI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(21). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/10(21).pdf (дата обращения: 04.12.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 8 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ЗАЩИТА ЭКОНОМИЧЕСКИ СЛАБОЙ СТОРОНЫ И НЕДОПУСТИМОСТЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОМИНИРУЮЩИМ ПОЛОЖЕНИЕМ, КАК ПРИНЦИПЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПРАВА.

Гевандова Яна Сергеевна

студент, кафедра конституционного и международного права СКФУ,

РФ, г. Ставрополь

Петров Николай Владимирович

научный руководитель,

канд. юрид. наук, доц. кафедры административного и финансового права СКФУ,

РФ, г. Ставрополь

На современном этапе развития общества и государства не существует единой концепции предпринимательского права. Среди представителей научного сообщества, специалистов в области юриспруденции на протяжении долгого периода времени не угасает спор о месте предпринимательского права в правовой системе России.

Не углубляясь в суть научной дискуссии мы можем выделить три основные концепции понимания предпринимательского права:

  1. Признается самостоятельной отраслью права, которая имеет свой специфический предмет и метод правового регулирования ( В.В. Лаптев, В.К. Мамутов, В.С. Мартеньянов, и др.);
  2. Не признается в качестве самостоятельной отрасли права, в связи с тем, что частно- правовые отношения регулируются исключительно гражданским законодательством, а отношения по организации и руководству предпринимательской деятельностью  ̶ сфера действия норм административного, финансового, налогового и других публичных отраслей права (Е. А. Суханов и др.)
  3. Признается как самостоятельная отрасль права «второго уровня», которая сочетает в себе признаки и методы ряда базовых отраслей, – прежде всего гражданского и административного (О. М. Олейник, Е. П. Губин, П. Г. Лахно. В частности, Е. П. и др.)

Мы считаем, что наиболее верно отражает суть предпринимательского права и его место в правовой системе Российской Федерации последняя из приведенных точек зрения. Говоря о предпринимательском праве, непосредственно как о комплексной отрасли права, необходимо особо подчеркнуть, что совокупность правовых норм, составляющих данную отрасль права, базируется на ряде принципов, которые лежат в основе ее построения. Данное исследование посвящено изучению содержания и способов реализации в предпринимательском праве таких принципов, как недопустимость злоупотребления доминирующим положением и защита экономически слабой стороны, а так же их соотношению между собой.

Для начала необходимо разобраться с тем, что же представляет собой принцип права ̶ это, на наш взгляд, является отправной точкой, для изучения заявленных выше юридических категорий. Как известно из курса общей теории государства и права однозначного подхода к такой правовой конструкции как «принцип права» в науке не сложилось. Так, Т.А. Клепицкая под принципом права понимает основные исходные положения, руководящие идеи, определяющие содержание права [4, с. 55]. А вот В.Л. Кулапов и А.В. Малько в своем учебном пособии принцип права раскрывают как законодательно закрепленные основополагающие начала, отражающие его сущность и определяющие содержание и порядок реализации правовых предписаний в социально значимых ситуациях [6, с 133].

Анализируя два, приведенных выше понятия, наиболее значимым для нашего исследования является рассмотрение такой характерной черты принципа права, как необходимость его законодательного закрепления. Почему же именно этот признак представляет для нас особый интерес?

Причина кроется в особенностях построения системы законодательства, регулирующей осуществление предпринимательской деятельности. Как известно, несмотря на множество споров в научных кругах и среди представителей законодательной власти, ̶ в России отсутствует единый кодифицированный акт содержащий нормы предпринимательского права, а законодательная база представлена в форме совокупности нормативно-правовых актов, регулирующих конкретные правовые институты обозначенной отрасли права.

Поэтому говоря о законодательном закреплении основополагающих идей, лежащих в основе предпринимательского права, мы значительно сужаем круг правовых принципов без которых невозможно осуществление эффективного правового воздействия на общественные отношения, входящих в предмет регулирования предпринимательского права.

Одним из таких принципов предпринимательского права является принцип защиты экономически слабой стороны, который возник из судебной практики Конституционного суда Российской Федерации и хотя законодательно нигде не регламентирован имеет огромное значение как для правовой науки, так и для правоприменительной практики. Так, Рыженков А.Я. в своем научном труде, посвященном изучению обозначенного принципа справедливо замечает, что он не известен ни российской цивилистической доктрине, ни конституционному праву, ни предпринимательскому законодательству [8].

Для того чтобы уяснить сущность и содержание принципа защиты экономически слабой стороны, сначала необходимо разобраться с понятием «экономически слабая сторона». Согласно правовым позициям, обозначенным в ряде решений Конституционного Суда (Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1996 г. N 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 1 и пункта 4 статьи 3 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О дорожных фондах в Российской Федерации»; Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П "По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко»; Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы»; Постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. № 29-П «По делу о проверке конституционности положения подпункта 3 пункта 2 статьи 106 Воздушного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Авиационная компания «Полет» и открытых акционерных обществ «Авиакомпания «Сибирь» и «Авиакомпания «ЮТэйр» и др.), можно выделить следующие признаки экономически слабой стороны:

  1. Имущественное положение (может проявляться в наличии у одного из субъектов предпринимательских правоотношений меньшей ресурсной базы, более низкого статуса и т.п.);
  2. Подчиненность (проявляется как возможность навязывания условий более слабой стороне);
  3. Степень заинтересованности в заключении договора (проявляется в большей заинтересованности одной стороны, по сравнению с ее контрагентом);
  4. Объем прав и обязанностей (проявляется как дисбаланс прав и обязанностей контрагентов, что зачастую связано с установлением дискриминационных условий);

На основании обозначенных выше признаков под экономически слабой стороной, на наш взгляд, подразумевается участник предпринимательских правоотношений, который имеет меньшие возможности ресурсного, экономического и организационного характера, по сравнению со своим контрагентом.

Для уяснения содержания рассматриваемого принципа необходимо обратить особое внимание на сферу его применения и его функциональное назначение. Сфера применения данного принципа ограничивается обязательственными правоотношениями, связанными с осуществлением предпринимательской деятельности. А функциональное его назначение ̶ реализация таких тесно связанных с ним принципов, как принципы равенства сторон, свободы договора, справедливости и др. Таким образом, мы можем заключить, что принцип защиты экономически слабой стороны имеет и системообразующее значение.

На основании всех приведенных размышлений мы закономерно приходим к вопросу: Кого можно назвать экономически слабой стороной в предпринимательских правоотношениях?

Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо для начала ознакомиться с нормами антимонопольного законодательства, в которых закреплено понятие «доминирующие положение» хозяйствующих субъектов. Согласно п.1. ст.5. Федеральный закон от 26.07.2006 «О защите конкуренции» [10] можно выделить следующие признаки доминирующего положения:

  1. Возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке;
  2. Возможность устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов;
  3. Возможность затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. 

В обозначенном федеральном законе так же устанавливается перечень критериев, при наличии которых доминирующее положение хозяйствующего субъекта является безусловным (доля на рынке определенного товара превышает пятьдесят процентов, если в соответствии с законом не установлено обратное) или подлежит установлению антимонопольными органами (доля хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара составляет менее чем пятьдесят процентов).

На основании приведенных правовых позиций мы можем сделать следующий вывод: «Все остальные хозяйствующие субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность на соответствующем рынке являются экономически слабой стороной по отношению к доминирующему хозяйствующему субъекту».

На основании анализа антимонопольного законодательства мы можем выделить ряд юридических конструкций которые являются гарантией реализации принципа защиты экономически слабой стороны.

Во-первых, это прямой запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением. В ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции» дается открытый перечень действий, которые расцениваются как злоупотребление доминирующим положением: «….действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей».

Во-вторых, возложение дополнительных обязанностей на субъектов, которые занимают доминирующее положение на рынке и имеют статус «естественного монополиста». Данный субъект наиболее интересен, в связи с тем что его деятельность является исключением из конституционного принципа: «запрета экономической деятельности, направленной на монополизацию….». Так, в ст. 8 Федеральный закон от 17.08.1995 «О естественных монополиях» устанавливается перечень обязанностей естественных монополистов: они не вправе отказываться от заключения договора с отдельными потребителям, обязаны представлять соответствующему органу регулирования естественной монополии текущие отчеты о своей деятельности и проекты планов капитальных вложений и т.п.

В-третьих, одной из правовых гарантий защиты экономически слабой стороны можно назвать наличие системы специализированных органов исполнительной власти и их территориальных органов (ФАС России и ФТС России), осуществляющих контроль и надзор за деятельностью тех хозяйствующих субъектов, которые имеют доминирующее положение на соответствующем рынке. Так, например, помимо обозначенных в ФЗ «о естественных монополиях» контрольно-надзорных мероприятий, специально уполномоченные федеральные органы (ФТС России и его территориальные органы) ведут реестры субъектов естественных монополий в отношении каждой отрасли промышленности где появление таких субъектов возможно в силу прямого указания закона.

Интересны, на наш взгляд, правоотношения которые возникают между двумя хозяйствующими субъектами, ни одного из которых, в соответствии с законом, нельзя рассматривать как занимающего доминирующее положение на соответствующем рынке или наделенного статусом естественного монополиста. На данных субъектов предпринимательских правоотношений не распространяются правовые ограничения и запреты, рассмотренные ранее, однако, вероятность абсолютного экономического равенства контрагентов в таких правоотношениях явно стремиться к нулю, здесь особенно ярко проявляется необходимость защиты экономически слабой стороны, о чем подробнее мы скажем далее.

Говоря о реализации принципа защиты экономически слабой стороны необходимо обратить особое внимание на правовой статус потребителей в предпринимательских отношениях. Можно ли назвать их субъектами предпринимательской деятельности?

Субъектами предпринимательской деятельности признаются физические лица, зарегистрированные в установленном законе порядке в качестве индивидуального предпринимателя, а также юридические лица, как коммерческие, так и некоммерческие (осуществляющие предпринимательскую деятельность только в соответствии с закрепленными в их учредительных документах целями и задачами) [3, с. 21]. Так, из приведенного выше положения можно заключить, что потребителя назвать субъектом предпринимательских отношений нельзя, но причастность его к предпринимательским правоотношениям не взывает нареканий. Потребитель вступает в правоотношение с субъектом предпринимательского права по поводу заключения договора на производство работ, оказание услуг, с целью приобретения определенных товаров, однако, его действия не направлены на систематическое извлечение прибыли, что является неотделимым критерием осуществления предпринимательской деятельности.

Поэтому потребителя, по нашему мнению, правильнее рассматривать как участника предпринимательских правоотношений, так как его большая экономическая незащищенность влечет законодательное закрепления за ним дополнительных прав и гарантий, а, как следствие, и закономерное повышения уровня правовой ответственности субъектов предпринимательской деятельности в обозначенной сфере общественных отношений.

Ярким проявлением принципа защиты экономически слабой стороны в отношении потребителя является законодательное закрепление таких юридических конструкций как публичный договор и договор присоединения.

Так, согласно положениям п.1. ст.426. Гражданского кодекса РФ под публичным договором понимается договор, заключенный лицом, осуществляющим предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, и устанавливающий его обязанности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

При анализе приведенной статьи Гражданского Кодекса РФ можно выделить ряд правовых механизмов, ориентированных на защиту потребителя как более экономически слабой стороны.

Во-первых, субъект осуществляющий предпринимательскую деятельность или иную приносящую доход деятельность, не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим лицом в отношении заключения публичного договора, за исключением случаев, предусмотренных законом. Во-вторых, условия договора одинаковы для всех субъектов, вступающих в данные правоотношения. В-третьих, отказ при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается. В случае необоснованного уклонения субъекта предпринимательской деятельности от заключение договора у потребителя возникает право на обращение в суд с требованием о принудительном заключении договора.

В конструкции договора присоединения, также, как и в публичном договоре прослеживается правовой аспект защиты экономически слабой стороны. Так, согласно п.1. ст. 428. Гражданского кодекса РФ: «Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом». В связи с тем, что стадия согласования условий такого договора фактически пропускается, и они подлежат установлению в односторонним порядке субъектом, осуществляющим предпринимательскую деятельность ̶ законом устанавливаются правовые рычаги для сбалансирования прав и обязанностей сторон данных правоотношений. Так, например, сторона которая присоединилась к договору может потребовать его расторжения в случае наличия в нем условий, носящих явный обременительный характер (лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств и др.).

В соответствии с правилами, установленными в ст. 310. Гражданского кодекса РФ и разъяснениями, содержащимися в Постановлении пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении», как одно из проявлений принципа защиты экономически слабой стороны можно рассматривать законодательно установленный порядок одностороннего отказа от исполнения обязательств или одностороннего изменения условий договора. Так, в договорном порядке может быть установлена возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства или одностороннего изменения его условий как право лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность (потребителя), в отношении субъекта предпринимательской деятельности. При этом закрепление подобного права за субъектом осуществляющим предпринимательскую деятельность, в отношении лица, такую деятельность не осуществляющего- возможно только в случаях прямо установленным в законе.

Возвращаясь к вопросу о соотношении прав и обязанностей хозяйствующих субъектов, ни один из который не является естественным монополистом и его доминирующее положение на рынке не признано в установленном законом порядке, весьма интересно изучить правовое установление, содержащееся в п.10 обозначенного Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Согласно данному пункту предусматривается свобода установления в договоре условий об одностороннем отказе от исполнения обязательства или на изменение его условий, между двумя субъектами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Проанализировав эту норму можно сказать, что закрепление подобного правила ни только не защищает экономически слабую сторону, но и создает риск возникновения дополнительного давления на нее.  Данное заключение можно было бы считать правильным, однако, в российском гражданском законодательстве закреплены правовые основания, для признание недействительными сделок: 1) совершенных под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ); 2) совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств  ̶  кабальные сделки (ст. 179) и т.п.

Однозначного мнения, касательно возможности применения правил о недействительности сделки, содержащихся в ст. 179 ГК РФ к предпринимательским отношениям  ̶  в науке не сложилось. Так, одни ученые считают невозможным применение обозначенного правового механизма в предпринимательских отношениях в силу их специфических особенностей, а другие указывают, что применять данную правовую ному нужно только в крайних случаях, связанных с форс-мажорными обстоятельствами [1]. Однако, исходя из буквального толкования Гражданского кодекса РФ, мы не можем говорить о наличии каких-либо ограничений касательно применения данной нормы субъектами предпринимательской деятельности и считаем необходимым рассматривать подобное, законодательно установленное правило, как проявление реализации принципа защиты экономически слабой стороны.

После рассмотрения некоторых аспектов реализации в законодательстве Российской Федерации правовых принципов, обозначенных в качестве предмета исследования в данной работе, мы можем сделать следующие выводы.

Во-первых, принцип защиты экономически слабой стороны, несмотря на отсутствие его законодательного закрепления, шире принципа запрета злоупотребления доминирующим положением хозяйствующего субъекта. Второй принцип ориентирован на урегулирование отношений, возникающих исключительно между двумя хозяйствующими субъектами, одному из которых присущи законодательно установленный признаки доминирующего положения или, которые признаны в установленном законе порядке субъектами естественной монополии.

Первый же из обозначенных принципов, лежит в основе законодательного регулирования, не только тех правоотношений которые возникают между двумя хозяйствующими субъектами, но и в тех, которые реализуются через взаимодействие субъекта предпринимательской деятельности и потребителя как участника данных правоотношений. Необходимо особо обратить внимания и на такие правоотношения, как взаимодействие между собой двух хозяйствующих субъектов, ни одного из которых нельзя отнести ни к субъекту естественной монополии, ни к субъекту занимающему доминирующее положение на определенном рынке, однако наличие между ними экономического дисбаланса отрицать нельзя. Так, принцип защиты экономически слабой стороны связующий нитью проходит и через данные правоотношения, что выражается в предоставлении, хоть и не значительных, но все же действенных рычагов правого воздействия.

Во-вторых, как уже было сказано нами ранее, принцип защиты экономически слабой стороны реализуется через предоставление большего количества прав более слабому субъекту экономических правоотношений, в то время как реализация принципа недопущения злоупотребления доминирующим положением хозяйствующего субъекта воплощается путем законодательного закрепления дополнительных обязанностей и контрольно-надзорных мероприятий в отношении субъекта, большая экономическая мощь которого признана в установленном законом порядке.

Принцип защиты экономически слабой стороны, на наш взгляд, можно назвать межотраслевым, так как он не только лаконично встраивается в систему принципов предпринимательского права ( лежит в основе ее построения, является гарантией и средством реализации таких принципов предпринимательского права, как равенство субъектов, свобода предпринимательского договора, справедливость, свобода конкуренции и т.п.), но и проявляется в регулирование некоторых видов обязательственных правоотношений, которые относящихся исключительно к предмету гражданского права (например, защита прав потребителей, как его проявление). Так родовую принадлежность принципа защиты экономически слабой стороны можно определить, как гражданско- правовую. Что же касается принципа запрета злоупотребления доминирующим положением, то его административно-правовая природа не вызывает нареканий, так как он реализуется через отношениях власти-подчинения (например, осуществление контрольно-надзорных мероприятий компетентными органами исполнительной власти).

Получается, что соотнося два рассматриваемых принципа мы не можем их отождествлять, но и полностью отграничить их друг от друга не представляется возможным (они реализуются через друг друга и раздельно не существуют). Подобная ситуация представляется закономерной в связи с комплексностью отрасли предпринимательского права.

В-третьих, говоря о принципе защиты экономически слабой стороны, мы приходим к выводу что он лежит в основе регулирования предпринимательских правоотношений, а с учетом того что он был выработан судебной практикой - отражает реальные потребности общества в условиях сложившейся в государстве экономической ситуации, что еще больше подчеркивает его значение для урегулирования предпринимательских и тесно связанных с ними правоотношений.

 

Список литературы:

  1. Важин Я.Н. Возможность признания кабальными сделок юридических лиц// Предпринимательское право. Информационно-Аналитический портал. — 2014. — № 19. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://lexandbusiness.ru/view-article.php?id=5181 (дата обращения 11.03.2017)
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ// Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 32 . –  Ст. 3301.
  3. Иванова Е.В. Предпринимательское право: учебник для бакалавров. ̶ М.: Издательство Юрайт, 2014. ̶  269 с.
  4. Клепицкая Т.А. Теория государства и права: Учебное пособие. ̶ М.: РИОР: ИНФРА-М, 2013. ̶  126 с.
  5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // «Собрании законодательства РФ». ̶ 2014. ̶  № 31. ̶  Ст. 4398.
  6. Кулапов В.Л. Теория государства и права: Учебник/ В.Л. Кулапов, А.В. Малько. ̶  М.: НОРМА: ИНФРА-М,2011. ̶  384 с.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» // «Бюллетень Верховного Суда РФ». ̶  2017. ̶  № 1.
  8. Рыженков А.Я. Принцип защиты экономически слабой стороны в предпринимательских правоотношениях// Гражданское право. — 2016. — № 2. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 20.02.2017)
  9. Федеральный закон от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях» // «Собрании законодательства РФ». ̶ 1995. ̶  № 34. ̶  Ст. 3426.
  10. Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. –2006. – № 31 . –  Ст. 3434.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 8 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом