Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 07 мая 2018 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шор В.О. ПОЛОЖЕНИЕ МИНОРИТАРИЕВ В СВЕТЕ ИЗМЕНЕНИЙ НОРМ О СДЕЛКАХ С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(44). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/9(44).pdf (дата обращения: 25.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОЛОЖЕНИЕ МИНОРИТАРИЕВ В СВЕТЕ ИЗМЕНЕНИЙ НОРМ О СДЕЛКАХ С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ

Шор Владимир Олегович

студент Юридического института ТГУ

РФ, г. Томск

Научный руководитель Багрова Наталия Владиславовна

ст. преподаватель ТГУ

РФ, г. Томск

Конфликт интересов в частноправовой сфере – распространенное явление. Объясняется это тем, что одни участники гражданского оборота часто имеют желание присвоить, захватить, получить больше благ за счет других участников [10].  Особенности внутренней структуры акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью создают благоприятную среду для всевозможных злоупотреблений со стороны участников, органов обществ и третьих лиц.

Для того чтобы своевременно выявлять коллизии интересов и тем самым предотвращать негативные последствия подобных конфликтов законодательством о хозяйственных обществах предусмотрен институт сделок с заинтересованностью [1,2].

Наиболее актуальной проблемой правового регулирования данного института является эффективное обеспечение баланса интересов всех участников корпоративных правоотношений: крупнейших участников (мажоритарных акционеров), участников с незначительной долей участия в уставном капитале (далее – миноритарии) и менеджмента хозяйственного общества.   

В данной работе определяется, какие цели ставил перед собой законодатель при внесении поправок в нормы о сделках с заинтересованностью, исключая признак аффилированности, и удовлетворительны ли результаты таких изменений.

C 1.01.2017 года нормы, регулирующие сделки с заинтересованностью в хозяйственных обществах значительно изменились [3]. Помимо изменения порядка оспаривания сделок законодатель уточнил число правовых связей заинтересованности, исключив признак аффилированности и введя понятия контролирующего и подконтрольного лиц.

В соответствии с действующими редакциями ч.1 ст. 45 ФЗ «Об ООО» и ч.1 ст. 81 ФЗ «Об АО» [1,2], заинтересованность в совершении сделки кого-либо из участников или директоров, как и ранее, устанавливается по формальным критериям: в зависимости от наличия заранее определенной законодателем связи между субъектами. До 1.01.2017 года список заинтересованных лиц со стороны общества дополнялся их аффилированными лицами, что значительно расширяло круг сделок, подлежащих одобрению. Согласно ст. 4 Закона от 22 марта 1991 г. N 948-1, аффилированные лица – это физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность [5]. В силу того, что при определении аффилированных лиц законодатель дает отсылку к понятию «группы лиц» [4], количество выявляемых связей между, на первый взгляд, независимыми субъектами увеличивается. 

В настоящий момент признак аффилированности как понятие более широкое, чем контроль, уточнен. Введение отношений подконтрольности, несомненно, сделало механизм выявления конфликта интересов при совершении обществом сделки прозрачнее. Подобная модель позволяет с большой вероятностью установить заинтересованность лиц со стороны общества, их возможность оказывать существенное влияние на деятельность контрагента. Аффилированность, напротив, как явление слишком абстрактное и охватывающее массу связей, при которых реальной заинтересованности может и не быть, вряд ли отвечает потребностям современного гражданского оборота. Представляется, что для потенциального крупного инвестора или контрагента общества большое значение имеет снижение риска судебных споров о законности заключенных сделок. Для миноритариев же подобные изменения ведут к лишению их возможности в упрощенном порядке оспаривать сделки, заключенные с очевидным конфликтом интересом, но когда такой конфликт маскируется за изощренными формами корпоративного контроля.

Отличие правового положения миноритариев от положения крупных участников, а также менеджмента заключается теперь не только в незначительной возможности первых влиять на принятие управленческих решений в обществе, но и в большей незащищенности таких участников от злоупотреблений со стороны заинтересованных в совершении невыгодной сделки лиц.

Исключение признака аффилированности органы, разрабатывавшие новые правила о сделках с заинтересованностью, объясняли стремлением, во-первых, уменьшить нагрузку органов управления обществ, связанную с одобрением сделок, где заинтересованность лиц наименее вероятна [6]. Во-вторых, предполагалось также облегчить деятельность таким крупным объединениям коммерческих организаций, как холдинги и группы компаний [7].

Представители крупного бизнеса положительно оценивают исключение признака аффилированности. Так, например, эксперт департамента корпоративного права ПАО «МТС» Т. Мурзиянова отметила, что количество одобряемых советом директоров организации сделок сократится с 90 до 5 и позволит членам коллегиального органа сконцентрироваться на более важных проблемах [8]. Высказывается мнение, что рассматриваемые изменения также уменьшат количество корпоративных споров [9].

Следует отметить, что владение крупными пакетами акций (крупными долями) определено, прежде всего, целью создания целостного бизнес-процесса, при котором подконтрольные единому центру общества выполняют какие-либо оперативные функции. Миноритарии же часто вынуждены считаться с интересами всего бизнеса, притом, что капитализация отдельных обществ, в которых они состоят, может снижаться.

Так или иначе, когда речь идет о вопросах экономической целесообразности законодательных изменений, необходимо соблюдение баланса интересов всех лиц, права которых затрагиваются законом.

Таким образом, заинтересованными больше не признается большое количество сделок, что может оцениваться двояко. С одной стороны, у обществ снизятся транзакционные издержки, связанные с затратами времени и денег на одобрение сделок. С другой стороны, манипулирование формальными критериями конфликта интересов не решает задачи, стоящие перед рассматриваемым институтом. Как понятие контролирующего лица, так и признак аффилированности не позволяют эффективно выявлять все случаи реальной заинтересованности, что может повлечь нарушение прав крупных  участников и, в особенности, миноритариев.

Анализ проектов изменений законодательства, а также учет специфики формирования корпоративного капитала в РФ позволяют отметить, что законодатель, вероятнее всего, отдает предпочтение защите прав и интересов именно крупных участников и акционеров. Имеющихся гарантий у обладателей сравнительно небольшого количества долей (акций) недостаточно. Видится, что усиление положения миноритариев сделает хозяйственные общества более привлекательным объектом иностранных инвестиций, а равно положительно отразится на состоянии российской экономики.

 

Список литературы:

  1. Федеральный закон No 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // Собр. законодательства РФ. 1996. 1 января. No 1. Ст. 1.
  2. Федеральный закон No 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собр. законодательства РФ. 1998. 16 февраля. No 7. Ст. 785. 
  3. Федеральный закон No 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» // Собр. законодательства РФ. 2016. 4 июля. No 27. Ст. 4276.
  4. Федеральный закон N 135-ФЗ "О защите конкуренции". // Собр. законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.
  5. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках": Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 499; Бюллетень нормативных актов. 1992. N 2 - 3.
  6. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральные законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность)».
  7. Распоряжение правительства РФ от 19 июня 2013 г. N 1012-р Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации» // Собр. законодательства РФ. 2013 г., N 26, ст. 3371.
  8. Крупные сделки и сделки с заинтересованностью: двадцать лет спустя // Материалы Круглого стола ИЦЧП права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ 7 сентября 2016 г.
  9. Попов А. Крупные сделки и сделки с заинтересованностью по-новому // ЭЖ-Юрист – 2016. – N 40. С. 1-13.
  10. Юридические лица в российском гражданском праве: Монография: В 3 томах. Т.1: Общие положения о юридических лицах / Габов А.В., Гутников О.В., Доронина Н.Г. и др. – м.: НИЦ инфра-м, 2015. – 384 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий