Статья опубликована в рамках: XLIV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 07 мая 2018 г.)

Наука: Социология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Пузанов М.В. КОНСТРУИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНЫХ РОЛЕЙ В ПРОЦЕССЕ ГЕНДЕРНОЙ СТЕРЕОТИПИЗАЦИИ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(44). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/9(44).pdf (дата обращения: 20.01.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

КОНСТРУИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНЫХ РОЛЕЙ В ПРОЦЕССЕ ГЕНДЕРНОЙ СТЕРЕОТИПИЗАЦИИ

Пузанов Михаил Владимирович

студент магистратуры, социологический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова,

РФ, г. Москва

Ключевые слова: гендер, гендерный стереотип, гендерная роль, гендерная социализация.

 

В научный оборот понятие социального стереотипа ввел У. Липпман, который утверждал, что стереотипизация — единственный способ познания огромного разнообразия мира [5, c. 93-138]. Согласно автору оригинальной концепции общественного мнения, стереотип как устойчивая упорядоченная схема служит людям в роли экономии усилий в процессе познания или оценки принципиально новой ситуации. Также стереотип служит в качестве своеобразной «разметки мира» формирования в сознании людей картины мира, согласно которой они живут и действуют — транслируют вовне свои предпочтения, самоутверждаются, определяют групповые ценности, отстаивают групповые интересы и собственные права. В связи с этим, совпадение происходящего события и сложившейся картины мира или угроза нарушения данной картины провоцируют определенные эмоциональные реакции. Поэтому в качестве свойств стереотипов выступают: их внутриличностная и межличностная согласованность; личностная и групповая устойчивость (гендерная, этническая, возрастная); избирательная направленность; оценочно-эмоциональное содержание.

Согласно многочисленным исследованиям гендерных стереотипов, социальное восприятие, свободное от схематизации, не является общераспространенным явлением. В соответствии с положениями социального конструктивизма, социальное восприятие основано на схематизации реальности, которая дифференцируется в зависимости от степени точности и развернутости. В частности, данное правило затрагивает и восприятия коммуникационных партнеров, которые могут быть как женщиной, так и мужчиной.

Как и в случае с гендерным подходом, существует большое множество определений гендерного стереотипа. Наиболее лаконичное из них разработал американский социальный психолог Д. Майерс: «Гендерные стереотипы – представления людей о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины» [6, с. 228]. Аналогичное определение принадлежит автору словарной статьи Н.А. Коноплевой: «Гендерные стереотипы – сформировавшиеся в культуре обобщенные представления о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины» [10, c. 62]. В социологии гендерные стереотипы принято интерпретировать в качестве «упрощенных, схематизированных, эмоционально четко окрашенных и устойчивых образов мужчин и женщин, распространяемых обычно на всех представителей той или иной гендерной общности, независимо от личных особенностей тех или иных представителей» [11, с. 23].

Ключевым фактором конструирования гендерных стереотипов являются традиционные культурные ценности, биологический пол и социокультурная динамика, в процессе которой трансформируются устоявшиеся нормы, а также формируются принципиально новые социальные статусы. Правомерно утверждать, что процесс гендерной стереотипизации происходит в точке соприкосновения культурных и биологических факторов. Часть исследователей различных научных направлений не склонны рассматривать биологический пол в качестве фактора, формирующего гендер. Однако, согласно современным эмпирическим исследованиям, корреляция между половой дифференциацией и поведением все же существует. Выдающийся австрийский психоаналитик В. Франкл справедливо утверждал: «Человеческий дух обусловлен – не менее, но и не более того. Тело ни на что не влияет, оно лишь обусловливает, но эта обусловленность человеческого духа не в последнюю очередь состоит в привязанности человеческого духа к его телу» [9, с. 102].

Чаще всего интерес исследователей прикован к семейным гендерным стереотипам: к примеру, работа Ж. Липовецкого отражает традиционные гендерные семейные установки [4, c. 205]. Согласно общественному представлению, профессиональная самореализация мужчин выдвигается на первый план, в то время как карьера женщин не должна доминировать над семейными интересами.

Современная гендерная теория не оспаривает очевидные биологические, социальные и психологические различия между полами. При этом она утверждает, что фактически эти различия не имеют такого большого значения, как важны их социокультурная интерпретация, оценка и конструирование системы власти на основе этих различий. Американские социологи – сторонники структурного функционализма – Т. Парсонс и Р. Бейлс, развивая теорию о социальной системе, выдвинули идею о позитивной функции дифференциации половых ролей, подтверждающую существование гендерных стереотипов в обществе. Согласно их точке зрения, супруги в современной семье должны выполнять две роли: инструментальную и экспрессивную. Инструментальная роль состоит в поддержании связи между семьей и внешним миром – профессиональная деятельность, приносящая материальную прибыль и формирующая определенный социальный статус. Экспрессивная роль, в свою очередь, предполагает заботу о детях и регулирование взаимоотношений внутри семьи [7, с. 88]. Т. Парсонс и Р. Бейлс утверждают, что способность женщины к деторождению и уход за детьми однозначно определяют ее экспрессивную роль, в то время как муж, неспособный выполнять данные функции, становится исполнителем инструментальной роли.

Данная теория интегрировала социально-антропологические и психологические характеристики в единую схему.  Однако феминист­ская критика показала, что в основе дихотомии инструментальной и экспрессивной ролей лежат не столько биологическая половая дифференциация, сколько социальные нормы, следование которым ограничивает индивидуальное са­моразвитие и самовыражение мужчин и женщин [3, с. 562-606].

Гендерные стереотипы воздействуют на людей аналогично социальным нормам. Американский социальный психолог Э. Игли выдвинула предположение о том, что гендерные стереотипы тождественны социальным нормам. При этом подчиняться гендерным нормам людей принуждает информационное и нормативное давление. Действие нормативного давления состоит в том, что люди пытаются соответствовать уже устоявшимся гендерным ролям, чтобы заработать социальное одобрение. Э. Аронсон предположил, что подчинение нормативному давлению вызвано нашим стремлением нравиться окружающим, а подчинение информационному – желанием быть всегда правыми [1, c. 249].

Об информационном давлении речь идет в том случае, когда устоявшиеся в обществе гендерные роли признаются справедливыми большинством людей. Сегодня целесообразно говорить о культуре, где мужчины и женщины в основном заняты в различных сферах деятельности (в тех случаях, когда гендерные различия действительно имеют значение). Повиновение гендерным нормам может прослеживаться в поведении, но не в системе верований (уступчивость), либо и в поведении, и в системе верований (одобрение, интернализация), либо может формироваться желанием быть схожим со сверстниками, ролевой моделью (идентификация).

Уже в три года дети с твердостью причисляют себя к мужскому или женскому полу, начинают замечать, что мужчины и женщины ведут себя неодинаково, занимаются разной деятельностью и интересуются различными вещами. Нередко взрослые невольно активизируют гендерную идентификацию, систематически упоминая пол ребенка. К семи годам дети достигают гендерной устойчивости. У ребенка возникает повышенный интерес к ролевым моделям, имеющим тот же пол, что и он сам, обусловленный желанием быть лучшим мальчиком или девочкой. Информация о «правильном» поведении передается через детскую литературу, телевидение и разговорный язык.

Безусловно, такие агенты гендерной социализации, как семья, СМИ, школа, ближайшее окружение оказывают огромное влияние на подростка на различных этапах индивидуального развития. Однако самым устойчивым среди современных институтов социализации является институт семьи. Но и в этой сфере происходят значительные трансформации, оказывающие непосредственное влияние на формирование гендерной идентичности. Распад прежних гендерных стереотипов, размывание границ между маскулинным и фемининным разрушает межпоколенческую легитимацию и ретрансляцию традиционных образцов гендерного поведения. Значительную роль здесь играют основные агенты и институты социализации: СМИ, образование, рынок труда. В связи с этим, на формирование гендерных ролей воздействуют как внешние факторы, так и динамика глубинных ценностно-нормативных ориентаций.

На формирование гендерных ролей и моделей гендерного поведения существенное влияние оказывают языковая система, религия, средства массовой информации, школа. СМИ в современном обществе стали неразрывно связаны с социализацией подростков и взрослых; они выполняют ключевую роль в конструировании общественного мнения, событий, а также задают определенные стандарты жизни для всего социума. Ежедневное воздействие СМИ на сознание людей делает их мощным инструментом формирования социальной реальности.  Посредством средств массовой информации люди получают представление о приемлемых моделях мужского и женского поведения.

В связи с этим, правомерно утверждать, что и на конструирование гендерных идеалов огромное влияние оказывают СМИ. В основном, это произведения кинематографа, реклама, газеты, журналы, книги, где активно затрагивается проблема социальных взаимоотношений. Гендерные стереотипы создаются и обновляются средствами и средой коммуникации. Данное утверждение подкрепляется примерами динамики изменения социокультурных образцов маскулинного поведения. Так, в советское, преимущественно послевоенное время в обществе широко транслировался «светлый образ» мужчины, приравниваемый к гендерному идеалу. Образ И.В. Сталина был создан в качестве примера идеального дедушки, отца и мужа, он присутствовал в каждой семье. С разоблачением культа Сталина культурно-смысловой образ идеального мужчины был разрушен; послевоенное поколение его лишилось.

Богатый материал для анализа предоставляет и современная реклама, конструирующая модель требовательного мужчины и заботящейся о себе женщины. При этом красивая женщина непременно будет избрана подходящим ей мужчиной, а если мужчина соответствует устоявшейся модели поведения, он выберет нужную женщину среди массы других, потому что он требователен [2, c. 35].

В этих условиях особую роль приобретает качественное исследование гендерных проблем, проблем сексуальности и телесности. Особое внимание здесь следует обратить на контекст гендерных отношений, например, дискурсивный анализ речи, содержащей важную информацию об изучаемых гендерных проблемах, которая, однако, прямо не высказывается – «молчащая речь». В динамике гендерных ориентаций молодого поколения особую значимость приобретает также микроанализ, где исследуются соответствующие индивидуальные социальные практики. Все это дает возможность увидеть реального «живого человека» вне границ, налагаемых узкопрофессиональной методологией его изучения. Гендерная специфика в данном аспекте предстает как социокультурный феномен, возникающий в многомерной и множественной социальной реальности, в которую включены и множество идентичностей. Стоит отметить, что текучесть гендерной идентичности современных молодых людей во многом связана и узаконена процедурой смены полов, которая приобрела масштабы полноценного социального явления.  Нетрадиционные отношения среди мужчин и женщин по отдельности оказывают серьезное влияние на распределение властных отношений и социально-статусных позиций во многих сферах социальной деятельности. Отсюда требование междисциплинарности гендерного подхода к изучению проблем гендерной социализации подрастающего поколения: оно должно сопровождаться построением методологической теории, где микроанализ социальных практик комплементарным образом сочетается с институциональным на основе качественного подхода.

Руководствуясь точкой зрения социобиологов, можно предположить, что различия в поведении мужчин и женщин образовались естественным путем — подобные отличия способствовали выживанию индивидов, что привело к учащению их встречаемости в популяции. В самом деле, деление отдельных разновидностей работы по половому признаку в какой-то этап истории имело жизненно важный смысл. Как правильно обозначили Дж. Уильямс и Д. Бест, свобода перемещения женщины была ограниченна, так как ей постоянно надо было ухаживать за младенцами. И так, раз уж женщина оказалась «запертой в пещере», ей имело смысл взять на себя прочие заботы, связанные с уходом за детьми и ведением домашнего хозяйства. Для охоты же и войны требовались подвижность и сила, что сделало их соответственно занятиями мужчин [1, с. 85].

Когда же у женщин появилось больше времени на себя, свое образование и карьеру: они показали, что могут добиваться высоких результатов на всех общественных поприщах, а образованные и любящие отцы могут и хотят принимать участие в воспитании детей, работе по дому. Гендерные стереотипы могут видоизменяться в зависимости от социальных, экономических или политических изменений, но этот процесс совершается довольно медленно. Говоря об источниках предрассудков, прежде всего, называют неравный статус: предрассудки служат оправданием экономического и социального превосходства тех, у кого в руках богатство и власть. Предрассудки и дискриминация находятся в отношениях взаимной помощи: дискриминация поддерживает предрассудок, а предрассудок легитимирует дискриминацию.

Э. Голдберг предлагает дифференцировать женские и мужские когнитивные стили. В экспериментах исследователя мужчины, как правило, придерживались контекстно-зависимой стратегии принятия решений, отдавая предпочтение тем вариантам, которые соответствовали поставленной цели, и при изменении цели менялся и выбор. Данная стратегия говорит о попытке зафиксировать специфику той или иной ситуации для корректировки модели поведения. Выбор женщин был основан на устойчивых предпочтениях без опоры на специфику цели, что говорит о контекстно-независимой стратегии принятия решений. Данная стратегия отражает попытку формирования универсальных усредненных ответов, удовлетворительно соответствующих максимальному числу возможных ситуаций. Принято считать, что в относительно стабильных условиях контекстно-независимый подход более надежен; в изменчивой среде предпочтителен контекстно-зависимый подход.

Психоаналитик Н. Чодороу теоретически обосновала, что на протяжении первых лет жизни ребенок находится в сильной эмоциональной связи с матерью. Это требует от нее большей степени эмпатии и отзывчивости, чем от отца, и данные паттерны поведения бессознательно усваиваются детьми.  Кроме того, забота о девочках длится намного дольше, что связано с их подготовкой к будущему материнству, поэтому данный аспект культивирует у них потребность во взаимоотношениях, а у мальчиков, в свою очередь, – активную жизненную позицию, направленную на достижение целей [8, с. 263].

В соответствии с вышеупомянутым, правомерно полагать, что основу гендерных стереотипов составляют поведенческие особенности и их проявление в межличностных отношениях, прежде всего, в семье, а также психические особенности мужчин и женщин. Так, психика женщин и мужчин конструируется в точке пересечения особенностей физического пола и основополагающих культурных ценностей.

Американский психолог Ш. Берн предполагает, что люди стремятся придерживаться гендерных стереотипов по следующим причинам: из-за нормативного и информационного давления. Под влиянием нормативного давления (по Д. Воронцову, следование стереотипам вознаграждается, а отклонение – наказывается другими людьми) человек вынужден адаптироваться к групповым или общественным ожиданиям, чтобы не стать «изгоем» [1, c.18-60]. Механизм информационного давления активно реализуется по причине склонности современных людей доверять информации, исходящей от окружающих, а не собственному опыту. Когда люди наблюдают за поведением мужчин или женщин на киноэкране, они потребляют элементы их образа и в соответствии с полученными данными конструируют собственный.

Данные предположения верны только отчасти. Гендерная социализация начинается фактически с момента появления человека на свет, в связи с чем гендерные стереотипы интериоризируются им уже в рамках первичной социализации. Однако справедливо утверждать, что социальные институты постоянно поддерживают гендерную стереотипизацию в обществе. На различное восприятия мужчин и женщин оказывает влияние действующее законодательство, разделение труда и неравенство в оплате труда. Безусловно, на формирование гендерных стереотипов, и, как следствие, гендерных ролей, активно воздействуют СМИ (в особенности, кино, интернет и телевидение).

Итак, в понятие гендерных стереотипов входят не только социальные нормы, но и обобщенные представления о фемининных и маскулинных моделях поведения, которые подразумевают множество вариантов и комбинаций статусно-ролевых образцов. Стереотипы, в свою очередь, служат для людей своеобразным ориентиром в процессе конструирования гендерных ролей.

 

Список литературы:

  1. Берн Ш. Гендерная психология. Законы мужского и женского поведения / Пер. с англ. СПб., 2007.
  2. Бодрийяр Ж. «Общество потребления»// пер. Самарской Е.А. – М., 2006.
  3. Кон И. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменя­ющемся мире // Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учеб­ное пособие / Под ред. И. А. Жеребкиной. — Харьков: ХЦГИ, 2001. - СПб.: Алетейя, 2001.
  4. Липовецкий Ж. Третья женщина. СПб.: Алетейя, 2003.
  5. Липпман У. Общественное мнение / Пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К.А. Левинсон, К.В. Петренко. М., 2004.
  6. Майерс Д. Социальная психология. 7-е изд. СПб., 2005.
  7. Смелзер Н. Социология. — М.: Феникс, 1994.
  8. Chodorow N. The Reproduction of Mothering: Psychoanalysis and the Sociology of Gender // Berkeley, CA: U of California Press, 1978.
  9. Франкл В. Человек в поисках смысла. Сборник: Пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст. ст. Д.А. Леонтьева. М., 1990.
  10. Словарь гендерных терминов / Под ред. А.А. Денисовой. М., 2002.
  11. Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко. М., 2009.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий