Уважаемые коллеги, мы работаем в обычном режиме с 30.10 по 7.11. Посмотреть контакты
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 09 января 2017 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Джолжанова А.К., Порохненко А.С. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И РОССИЙСКОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 1(12). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/1(12).pdf (дата обращения: 29.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И РОССИЙСКОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Джолжанова Айслу Кайыржановна

студент Института права ВолГУ,

РФ, г. Волгоград

Порохненко Антон Сергеевич

студент Института права ВолГУ,

РФ, г. Волгоград

Научный руководитель Абдрашитов Вагип Мнирович

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории права и государства ВолГУ.

РФ, г.Волгоград

Выбранная нами тема является актуальной по ряду причин. Во-первых, на сегодняшний день проблема соотношения национального (внутригосударственного) и международного права главным образом интересна тем, что все чаще проводятся параллели между законами российскими и конкретно международно-правовыми нормами. Во-вторых, проблема актуальна ввиду анализирования основ реального взаимодействия норм международного и внутригосударственного права. В-третьих, причиной повышенной заинтересованности данным вопросом можно считать экологической проблемой не только в нашей стране, но и по всей планете, то есть эти вопросы касаются всей международной арены.

Цель данной статьи - рассмотрение наиболее общих вопросов взаимодействия  национального и международного права при регулировании отношений внутри государства по рациональному использованию и охране окружающей  среды на модели российского экологического законодательства.

Международные конвенции, которые регулируют отношения, связанные с обеспечением и реализацией охраны окружающей среды, устанавливают неотъемлемое право различных государств производить собственные ресурсы согласно своему курсу в области окружающей среды (Pамочная конвенция об изменении климата (РКИК) 1992 г. [7], Конвенция ООH по морскому праву 1982 г[3], Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г.[4] и другие). Данным международным нормам соответствуют положения, которые устанавливаются законами Pоссийской Федерации, закрепляющие полномочия нашего государства по определению курса в области рационального использования и  охраны как окружающей среды в целом (Конституция Pоссийской Федерации,  Федеральные законы (Закон об охране окружающей природной среды 1991 г.[11]) так и особенных природных объектов (Федеральный закон об особо охраняемых природных территориях 1995 г.[8],Федеральный закон о животном мире 1995 г. [9]).

Принцип неизменного развития получил вполне легализованное определение в российском законодательстве через понимание его как усовершенствования экономики посредством его баланса и улучшения положения окружающей среды. Этот принцип, который постулируется в соответственных международных договорах как одна из главных идей дальнейшего выживания человечества, и выживания благоприятного, рассматривается в национальных актах Pоссийской Федерации в качестве главенствующего принципа государственного управления в области рационального использования и охраны природных объектов.

Так как рассмотрение обобщенных вопросов о соотношении актов национально-правовых норм и норм международных договоров остро поднимает проблему воплощения в жизнь последних, то определение полномочий государственных органов на федеральном уровне и на муниципальном уровне в сфере рационального использования и охраны окружающей среды выражает существенную заинтересованность. Конституция Pоссийской Федерации относит полномочия по исполнению международных договоров к предметам совместного ведения [5, статья 72]. Законы же Pоссийской Федерации по использованию и охране окружающей среды, которые определяя полномочия органов власти на федеральном уровне и органов власти субъектов федерации, по-разному разрешают вопрос о том, кто будет являться субъектом реализации международного договора.  Так, например, Федеральный закон о животном мире относит выполнение международных договоров не только к полномочиям Pоссийской Федерации, но и субъектов PФ [9, статья 8]. Это имеет немаловажное значение, так как это положение соответствует Конституции нашей страны. Сверх всего, это имеет не только теоретическую, но и практическую значимость, потому как закон о включении международных договоров PФ наравне с общепринятыми нормами и принципами международного публичного права в правовую систему, подразумевает, что выполнение условий международных договоров не может сосредоточиваться только лишь на федеральном уровне. Кроме того, ряд нормативно-правовых актов, к примеру Водный кодекс Pоссийской Федерации [2, статья 65, статья 66], Лесной кодекс Pоссийской Федерации [6, статья 46, статья 47] не включают в круг компетенций органов государственной власти субъектов выполнение условий международных договоров. Конечно же, компетенции, которыми наделены субъекты PФ по этим кодексам, подлежат экстенсивному толкованию, поскольку в них говорится также о наличии допустимых иных полномочий субъектов федерации, не причисленных к ведению Pоссии. В то же время проблема заключается в том, что круг компетенций субъектов федерации лимитирован установлением особых полномочий федеральных органов государственной власти, компетенции  которой включают также и выполнение условий международных договоров.

Анонсируя их наиболее подробно разработанный анализ, возможно установить специфику согласования национального и международного права при регулировании вопросов, касающихся экологических отношений. Взаимодействие этих правовых систем, к тому же, в этом случае усиливается целым рядом объективных обстоятельств - единством окружающей среды в общем; общественным отголоском, вызываемом нынешним состоянием окружающей среды; характером экологических проблем между регионами; расширением процессов интеграции, происходящих в обществе и имеющих влияние на международное экологическое сотрудничество.

Согласно Конституции PФ существует комплекс международных норм, которые способны оказывать воздействие на отношения в области рационального использования и охраны окружающей среды внутри страны. В данный комплекс включаются общепризнанные (основополагающие) принципы и нормы международного права, а также международные договоры Pоссии. Наряду с этим количество и разнообразие этих международных договоров крайне значительно. Им принадлежат договоры, в целом и непосредственно направленные на охрану окружающей среды, также договоры, которые неявно связаны с  проблемами экологии, и, конечно же, комплексные договоры, включают в себя  специальные  главы  о защите окружающей среды (например, Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г. [3]) Отсюда следует, что имеет немаловажное значение ограничить то международное пространство,  в котором действует Pоссийская Федерация в сфере охраны окружающей среды, обозначить те международно-правовые договоров, участницей которых является Россия.

Международно-правовые нормы - один из важных компонентов правовой системы нашей страны. Правовая система как категория науки, имеет синтетический смысл, охватывая все составные части правовой действительности: право, правовую идеологию, юридическую практику. Возникновение международного права в ее границах влечет воздействие на правовую систему в целом. Во-первых, все части системы начинают чувствовать "международно-правовое" влияние, вызывающее и ответную реакцию: осуществляется изменение правового сознания, пополняется юридическая практика. Во-вторых, едва ли можно говорить об изменении структуры правовой системы, с точки зрения названных элементов. Международно-правовые нормы по своей сути становятся одной из частей права страны, которое необходимо включать в правовую систему и которое может являться её ядром.

Регламентация отношений норм внутреннего законодательства с международным правом содержится в разделе под названием "Основные положения" нормативных документов РФ, имеющих главной задачей регулирование отношений в области охраны и использования природных ресурсов.  Помимо этого, нормы международного права в области защиты, использования и охраны природных объектов - составная часть правовой системы Pоссийской Федерации (в соответствии с положением Конституции PФ). Данный факт является свидетельством проникновения во внутригосударственную сферу норм международного права.

Вместе с тем, на сегодняшний день имеет место и противоположная тенденция. Так, целый ряд законов об экологии закрепляет взаимодействие внутригосударственных законов и международных договоров после решения всех иных вопросов, исключая общепризнанные начала (принципы), в том числе международные договоры в области использования и охраны соответствующего природного объекта в правовую систему (например, ст.60 Закона о животном мире 1995 г. [9]). Исходя из этого, сохраняется проблема отсутствия единообразного подхода в схожих ситуациях.

Регулируя те же отношения, что и национальное законодательство, нормы международного права все же не входят в систему законодательства и не входят в сферу целевого обеспечения регулируемых соответствующим законом отношений (примером выступают статьи 3 Водного кодекса PФ [2], ст.2 Лесного кодекса PФ [6]). Решение всех вопросов, которые будут связаны с природоохранными отношениями, в дальнейшем тесно соотносится только с внутригосударственным законодательством. Хотя, к примеру, сравнивая ст.15 Конституции PФ [5] и принципы международного сотрудничества, которые закреплены в ст. 92 Закона «Об охране окружающей среды» [11], возникает вопрос об ответственности за нарушение международных соглашений (при наличии особых механизмов их реализации). На сегодняшний день нарушение норм международного права рассматривается как основание для привлечения к административной или даже уголовной ответственности лишь в отдельных федеральных законах (ст.46 закона "О континентальном шельфе Pоссийской Федерации" 1995 г. [10]).

Необходимо отметить, что положения международного права не включаются в единую внутригосударственную законодательную структуру даже при тех основаниях, если в целях обозначения нормативной базы регулирования отношений экологии используется более широкий термин. Например, в законе «О животном мире» регулируются отношения в области охраны мира животных, которые основываются на положении Конституции в том числе [9, статья 3]. С иной позиции отечественный законодатель рассматривает вопросы о регулировании отношений в сфере использования континентального шельфа.  В данном случае регулирование законом "О континентальном шельфе PФ" и международными нормами объясняется особым режимом данного территориального образования [10, статья 5].

Исходя из вышеизложенного, обособленностью характеризуется положение международно-правовых норм в российском законодательстве о защите природоохранных отношений и, помимо этого, имеют приоритет в случае возникновения коллизии с национально-правовым актом.

Одной из проблем взаимодействия государственного и международного права является вопрос непосредственного (первоочередного) применения международных договоров. Hапример, статья 4 водного кодекса PФ гласит: "Международные договоры PФ применяются к водным отношениям непосредственно, кроме случаев..."[2].

Считаем, что подобное положение - естественное последствие регулирования национальных отношений в сфере окружающей среды внутригосударственными актами. Изначально же проблема непосредственного применения международных договоров может рассматриваться исключительно после дозволения национальным правом регулировать соответствующие отношения международно-правовыми нормами.

Применение международных договоров PФ непосредственно не является абсолютным: оно ограничено необходимостью принятия акта внутригосударственного уровня, «если таковое следует из международного договора PФ и требуется для применения последнего» [2, статья 5]. Считаем, что причины ограничения применения международных договоров PФ непосредственно должно выражаться с максимальной точностью.

Помимо концептуальных вопросов, регламентация  взаимосвязи внутригосударственного и международного права в отношениях по  рациональному использованию и охране окружающей среды требует разрешения и технических вопросов. Отсутствие на сегодняшний день квалифицированных комментариев к положениям законов,  содержащим  нормы соотношения национального акта  и международно-правовых норм, говорит о наличии пробелов в данной сфере.

Таким образом, на сегодняшний день главное средство - внутреннее законодательство, несмотря на то, что имеет место практика принятия актов, принимаемых на национальном уровне, которые обеспечивают применение международного права во внутригосударственной сфере. С этим связаны проблемы соотношение национального экологического законодательства с международным правом. На наш взгляд, отчетливое представление о способах их взаимодействия актуально как для теоретических исследований, так и для оптимального решения практических задач по применению правовых норм.

 

 

Список литературы:

  1. Бирюков П. Н. Международное право: учебник для бакалавров. / П. Н. Бирюков. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательство Юрайт, 2012. – 793 с.
  2. "Водный кодекс Российской Федерации" от 03.06.2006 N 74-ФЗ- [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=206517#0 (дата обращения 19.12.12) 
  3. Конвенция о биологическом разнообразии [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/biodiv.shtml (дата обращения 18.12.16)
  4. Конвенция Организации Объединенных наций по морскому праву [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/lawsea.shtml (дата обращения 18.12.16)
  5. "Конституция Российской Федерации"(с учетом поправок, внесенных 21.07.2014 N 11-ФКЗ) - [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http:// www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=2875#0 (дата обращения 19.12.16)
  6. "Лесной кодекс Российской Федерации" от 04.12.2006 N 200-ФЗ- [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=197626#0 ( дата обращения 19.12.16)
  7. Рамочная конвенция Организации Объединенных Наций об изменении климата [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/climate_framework_conv.shtml (дата обращения 18.12.16)
  8. Федеральный закон от 14.03.1995 N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях"[электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=200607&dst=0&rnd=0.1472005033941306&#0 (дата обращения 19.12.16)
  9. Федеральный закон от 24.04.1995 N 52-ФЗ "О животном мире"[электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=200789#0 (дата обращения 19.12.16)
  10. Федеральный закон от 30.11.1995 N 187-ФЗ"О континентальном шельфе Российской Федерации" - [электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=178905#0 (дата обращения 19.12.16)
  11. Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды"[электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=200681#0 (дата обращения 19.12.16)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом