Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 15 сентября 2016 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Василенко О.С. ОРГАНИЗАЦИЯ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ НА РУСИ В ПЕРИОД ОПРИЧНИНЫ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. V междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(5). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/2(5).pdf (дата обращения: 20.05.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОРГАНИЗАЦИЯ ЦАРСКОЙ ВЛАСТИ НА РУСИ В ПЕРИОД ОПРИЧНИНЫ

Василенко Ольга Сергеевна

студент, юридического факультета КФУ, г. Казань

В период становления абсолютизма на Руси необходим был механизм, позволяющий беспрепятственно расправляться с оппозицией в целом и с любым противоположным мнением относительно управления в принципе. В период царствования Ивана Васильевича этим механизмом стала опричнина, которая реализовывала расширение царских полномочий, что привело к репрессиям по отношению к конкурентам в сфере управления страной, хотя «никаких реальных возможностей ограничения власти Ивана Грозного ни Боярская дума, ни изредка созываемый в этот период Земские Соборы не имели». [1, с.10] Важно понимать, что на пути царя к единовластию стояли два препятствия: аристократия (помощники в делах управления государством) и церковь (моральный авторитет и идеологический вдохновитель). Чтобы лучше понять «атмосферу» опричного периода нашей истории, нужно рассмотреть некоторые «мероприятия», проводимые царем в отношении церкви, боярства и всего народа в целом.

Усмирение церкви Иван Васильевич смог начать только после смерти Макария, олицетворяющего собой высокий престиж церкви. На его место царь поставил близкого ему отца Афанасия, который, обладая кротким нравом, не мог противостоять деспотизму Ивана Грозного. Новый митрополит не вмешивался в дела государство, но позволял себе иногда высказывать переживание о невинно осужденных людях, что могло выглядеть как осуждение новой политики государя, в итоге же, он не принял Опричнину. В следующем году по состоянию здоровья его то ли попросили уйти, то ли он сам сложи сан. На его место был назначен архиепископ Герман, активно занимавшийся миссионерской деятельностью в Казанском крае. Он тоже очень быстро потерял доверия государя, потому что посмел уговаривать его отказаться от Опричнины, через год в период очередных казней и убийств он внезапно скончался. Многие историки считают, что это была месть со стороны Ивана Васильевича, так как по прошествии долгого времени, эксгумировав трупп старца, в могиле его обнаружили с отрубленной головой. Самым ярым противником государя стал соловецкий архимандрит Филиппом, который был назначен после смерти Германа. Перед ним сразу же было поставлено условия не покушаться на Опричнину, на что Филипп согласился лишь спустя долгое время, так как в период 1566 года казни временно прекратились, вероятно, митрополит надеялся, что они закончились навсегда. Примерно год или полтора можно было наблюдать мирное сосуществование церкви и государства: митрополит не вмешивался в дела государя, взамен вымолив немалое количество осужденных. Но в 1568 году, когда царь вернулся из неудачного ливонского похода, опричники снова стали искать «предателей», виновных в поражениях армии. В это время было казнено множество видных деятелей государства, на что митрополит стал писать Ивану укоризненные письма («Филькины грамоты»). Не получив никакого результаты, митрополит устроил акцию протеста, съехав из кремлевских палат в монастырь на Никольской улице. Церковь восстала против самодержавия. Сначала опричники пытались запугать непокорного митрополита, казнив множество его слуг и даже некоторых родственников. Филипп хотел добровольно сложить сан, но теперь для восстановления авторитета государя его нужно была публично наказать за непокорность. 8 ноября 1568 года, когда Филипп вел службу в Успенском соборе, ворвались опричники, содрали с него клобук и одеяние, выволокли наружу и, избивая метлами, словно выметя мусор, повезли его прочь из Москвы. Его заточили в один из тверских монастырей, где он и был убит год спустя самим Малютой Скуратовым. Следующий митрополит Кирилл был очень робок, он лишь изредка осмеивался попросить для кого-нибудь пощады. Потом церковь возглавил владыка Антоний, получивший прозвище «тишайший и смиреннейший». Он жил в вечном страхе, боясь произнести при царе лишнее слово. Ничем не проявил себя и последний в период правления Ивана Васильевича митрополит Дионисий. Дух церкви был сломлен под натиском беспросветных казней.

Параллельно событиям, описанным выше, царь также вел борьбу за единоличную власть с аристократией. Первая волна казней началась сразу же после возвращения Ивана Васильевича в Москву из Александровской слободы. Были убиты те, на кого по маломальской причине он таил обиду. Самый известной жертвой первых казней стал казанский герой, знаменитый полководец Александр Шуйский-Горбатый, которого приговорили к смерти вместе с сыном. «Эта кровь была несомненно пролита для того, чтобы с самого начала Опричнины вселить в знать подобающий ужас и продемонстрировать, что неприкосновенных не будет.» [2, с. 234]

Вторая волна террора пришлась на 1568 год и растянулась на длительный период времени (с ранней весны до осени). В этот раз пытки были еще более изощрёнными, а предлоги для расправы еще более абсурдными. Жертвами данного «мероприятия» были не только люди знатного происхождения, такие как глава земского правительства Иван Челядин-Федоров, например, но и простые жители Земщины, которых просто убивали на улице без суда и следствия.

В 1569 году было проведено обширное «дело Старицкого». Двоюродного брата Ивана Васильевич обвинил в попытке отравить царскую семью, для того, чтобы самовольно захватить власть. Пытали повара Владимира Андреевича, которых, конечно же, признался во всем, что от него требовали. В итоге, Владимира Андреевича заставили выпить яд, а его властную и наиболее опасную из всей семьи мать удушили.

Далее развернулись, наверное, самые жестокие события за весь период Опричной политики. В декабре 1569 году царь решил покарать Новгород за якобы участие в заговоре с убиенным Владимиром Андреевичем Старицким, а также за попытку перейти под покровительство польского короля. Грабить и убивать начали сразу же, как только отошли от Москвы, поэтому во время карательного похода против Пскова и Новгорода пострадали все земли, лежащие на пути опричников. Подойдя к Новгороду, Иван Васильевич велел заблокировать все выходы из города, даже простые жители не могли сбежать от царского «правосудия». Позже началось дознание, на котором применяли жесточайшие пытки, не щадили никого, даже младенцев. Многие жители умерли не от пыток и казней, а от жуткого холода и голода. По оценке разных источников за четыре недели данной карательной экспедиции погибло от полутора до пятнадцати тысяч человек, разность цифр можно объяснить тем, что отечественные источники занижали, а западные завышали число жертв.

Дальше царь обратил свой взор на Псков, на который гневался еще сильнее. Жители со страхом ожидали своей участи, но Иван Васильевич внезапно обратился к людям с милостивыми словами и города не тронул. Казнены были лишь печерский игумен Корнилий и несколько десятков дворян, сущий пустяк по сравнению с Новгородом. Существует легенда, будто бы, когда псковитяне встречали царя с хлебом да с солью, перед ним неожиданно появился юродивый и кинул кусок сырого мяса. Царь, разгневавшись ответил, что истинный христианин в пост мясо не ест. Тогда юродивый возразил: ты человеческое мясо ешь, также он посулил Ивану Васильевичу много несчастий, если он станет разорять Псков. Вскоре у царя погиб любимый конь. Иван, вспомнив о пророчестве решил пощадить псковитян.

Апогеем опричнины считается период московских казней 1570 годов. В этот период началась «чистка» верхушки опричнины, которую царь обвинил в том, что она побудила Ивана Васильевича разорить собственную страну. Князь Афанасий Вяземский умер в посаде Городецком в железных оковах. Малюта Скуратов был убит в Лифляндии под Вейссенштейном.Князь Михаил, шурин великого князя, стрельцами был насмерть зарублен топорами и алебардами. Князь Василий Темкин был утоплен. Также жестоко расправился царь и с другими своими опричными «товарищами». Заодно казнили и руководителей земского правительства: печатника Ивана Висковатого, казначея Фуникова и многих других дьяков.

«Чистка» верхов еще не означала конец Опричнины. Последние казни относят к завершению опричного периода.

В 1572 году из-за нападения крымского хана Русь была в шаге от краха. Ослабление государство вследствие опричного террора могло привести к тому, что вассал Турецкой империи обложил бы Русь данью. Государство удалось отбить лишь благодаря стойкости и мужеству земских воинов. Таким образом можно сделать вывод, что царская власть, основанная лишь на устрашении никогда не будет прочной, а следовательно при таких условиях невозможно построить крепкую державу.

 

Список литературы:

1.Акунин Б. Между Азией и Европой. История Российского Государства. От Ивана III до Бориса Годунова. – М.: АСТ, 2016. – С.234.

2.Шафиев М.М. Становление и развитие системы публичного управления в Древнерусском и централизованном Московском государстве с IX по XVII вв. (историко-правовой аспект): Автореферат. диссертации . канд. юрид. наук. – СПб., 2008. – С. 10.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом