Статья опубликована в рамках: LXXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 05 сентября 2019 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Вьюхин И.А. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА БАНКРОТСТВА В РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI В.В. // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. LXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 17(76). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/17(76).pdf (дата обращения: 17.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА БАНКРОТСТВА В РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI В.В.

Вьюхин Илья Анатольевич

студент 4 курса, юридический факультет, Санкт-Петербургский государственный экономический университет,

РФ, г. Санкт-Петербург

 

Отсутствие законодательной базы о несостоятельности (банкротстве) в России в начале 1990-х годов привело к тому, что на рынке существовало большое количество убыточных предприятий, конкурентоспособность продукции была очень низкой, процветали злоупотребления со стороны руководителей организаций, связанные с исполнением обязательств.

Становление законодательства РФ о банкротстве началось с принятием Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25.12.1990 г. (по тексту - «Закон 1990 г.»). Он определял основы создания и функционирования предприятий в условиях многообразия форм собственности [3].

В соответствии со статьей 24 Закона 1990 г. предприятие, не выполняющее свои обязательства по расчетам, могло быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом). В силу статьи 37 закона, это было одним из оснований его ликвидации.

Таким образом, Закон 1990 г. только в общем смысле определял основания для признания предприятия банкротом, не конкретизировал особенности процедуры банкротства и предполагал детализацию своих положений иными, специальными нормами.

Уже в преамбуле Указа «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий и применении к ним специальных процедур» законодатель установил, что институт банкротства должен обеспечивать баланс интересов как должника, так и кредиторов в лице различных (государственных и частных) субъектов.

Под действие Указа попадали государственные предприятия, в том числе предприятия, в уставном фонде которых доля государственной собственности составляла 50 и более процентов.

Пункт 2 Указа детально устанавливал основания для признания предприятия банкротом.

Согласно Указу, решение о признании государственного предприятия банкротом принималось во внесудебном порядке (п. 3). С момента признания предприятия банкротом управление им переходило в руки соответствующего комитета по управлению имуществом.

На комитет по управлению имуществом, а при наличии нескольких собственников - на комиссию представителей собственников, возлагалась обязанность провести предусмотренные процедуры с целью финансового оздоровления предприятия, погашения   задолженностей   и   восстановления его платежеспособности (п. 9).

 В частности, данные меры предусматривались в программе санации, которая предполагала предоставление предпринимателям, в том числе и иностранным, на конкурсной основе предприятия в независимое управление и ведение на срок от 6 до 18 месяцев. Иначе предусматривалось прямое управление предприятием сроком от 3 до 12 месяцев (для сельскохозяйственных предприятий - до 18 месяцев) с назначением административного управляющего.

Условиями конкурса в обязательном порядке устанавливались: сохранение не менее 70 процентов рабочих мест, гарантии социальной защиты работников, обязательство по погашению долгов и др. В конкурсе побеждал предприниматель, внесший наибольшую сумму залога в качестве гарантии обеспечения обязательств предприятия и проведения его санации.

Управляющий предприятием наделялся широкими полномочиями. Указ предусматривал, что, если санация не достигла результата, принималось решение о фактической ликвидации предприятия-банкрота, проводился конкурс по продаже предприятия, его имущества, на условиях приобретения предприятия целиком; принятия обязательств предприятия и др. [4].

Безусловно, стремление сохранить рабочие места, целостность (и, скорее всего, назначение) предприятия при его продаже являлись достоинством Указа. Вместе с тем, учитывая возможность неограниченного доступа к управлению предприятием со стороны иностранного капитала, выбор управляющего не на основании квалификации, а исключительно из финансовых соображений, и другие подобные условия, положения Указа в целом представляются недостаточно проработанными и адаптированными к изменившимся условиям хозяйствования.

19 ноября 1992 г. был принят первый закон о банкротстве в РФ. Статья 1 Закона 1992 г. определяла банкротство как неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить внесение обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Внешним признаком несостоятельности предприятия признавалось приостановление его текущих платежей, если предприятие не обеспечивает или заведомо не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.

В письме Министерства экономического развития РФ от 16 сентября 1993 г. были изложены Методические рекомендации, связанные с оказанием государственной поддержки предприятиям-должникам. Законом 1992 г. было установлено, что признание предприятия несостоятельным относится к компетенции арбитражного суда или должника в случае добровольной ликвидации.

Законодатель определил три типа процедур, применимых к должнику: реорганизационные (внешнее управление имуществом должника и санация), ликвидационные и мировое соглашение. При наличии оснований для признания должника банкротом, но в случае ходатайства о проведении реорганизационных процедур, производство по делу о банкротстве могло быть приостановлено.

Производство по делу о банкротстве возбуждалось на основании заявления должника, кредитора или прокурора (ст. 8).

Статьей 11 устанавливались особенности банкротства банков: заинтересованные лица были вправе обратиться в арбитражный только после отзыва у банка лицензии на совершение банковских операций.

В случае, если процедуры банкротства не привели к восстановлению финансового положения предприятия, открывалось конкурсное производство. Требования кредиторов удовлетворялись в семь очередей (ст. 30). Вне очереди выплачивались расходы, связанные с конкурсным производством, выплатой вознаграждений арбитражному и конкурсному управляющим; продолжением функционирования предприятия - должника.

За исключением нескольких норм, данный закон содержал общие положения о банкротстве в отношении всех категорий предприятий-должников, при этом отсутствовал механизм признания недействительными сделок должника, совершенных до признания его банкротом, и другие известные современному праву механизмы защиты прав кредиторов.

В связи с дальнейшим развитием предпринимательской активности, рыночных отношений возникла необходимость в создании нового, отвечающего сложившимся экономическим условиям механизма регулирования процессов несостоятельности [2].

Мировая практика свидетельствует о том, что в качестве критериев несостоятельности могут использоваться два понятия: «неоплатность» и «неплатежеспособность». «Неоплатность» определяется оценкой структуры баланса, а «неплатежеспособность» - движением денежных средств. Традиционно российское законодательство принимало в качестве критерия несостоятельности неоплатность. Однако, с точки зрения экономического оборота неоплатность не является состоянием, обязательно влекущим прекращение деятельности предприятия, поскольку развитые хозяйственные отношения допускают отношения кредита и займа. Новый закон регламентировал обязанность должника при определенных обстоятельствах заявить о собственном банкротстве (ст. 8) и устанавливал ответственность за ее неисполнение (ст. 9).

Линию предыдущего законодательства о «неправомерных действиях» субъектов банкротства продолжила ст. 10 Закона 1998 г. «Фиктивное банкротство и преднамеренное банкротство», но на практике она применялась редко.

Статьи 19-22 регламентировали статус арбитражного управляющего как одной из ключевых фигур новой процедуры банкротства. Кандидатура независимого арбитражного управляющего отличает процедуру банкротства по Закону 1998 г. от ранее действовавшего законодательства.

Согласно Закону 1998 г. также был расширен перечень процедур банкротства (введено наблюдение - ст. 23). Санация приобрела досудебный статус [1].

Наблюдение вводилось с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. При этом ст. 58 Закона 1998 г. существенно ограничивала руководителей предприятия в правах на стадии наблюдения (им запрещалось осуществлять ряд управленческих действий, отдельные сделки могли заключаться только с согласия временного управляющего). Автоматизм введения процедуры и существенное значение ее последствий для ведения бизнеса предоставляло возможность злоупотребления недобросовестным кредиторам.

В соответствии с Законом 1998 г. обеспечение условий реализации процедур банкротства было поручено государственному органу по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. В соответствии с Указом Президента РФ от 25.05.1999 № 651 таким органом была определена Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству.

Статьи 56 - 130 закона детально регламентировали особенности различных процедур банкротства. Закон сохранил возможность внесудебной, добровольной ликвидации.

В целом, многими западными исследователями Закон 1998 г. оценивался положительно. Однако, в России институт банкротства стал жертвой злоупотреблений.

 В итоге, законодательство о банкротстве стало применяться как механизм избавления от конкурентов, ухода от налогообложения, необоснованного перераспределения собственности.

С учетом фактически «автоматического» запуска процедуры банкротства закон имел «прокредиторский» характер, в связи с чем становился инструментом злоупотреблений со стороны кредиторов с целью приобретения прав на имущество должника, а не его восстановления его платежеспособности.

 

Список литературы:

  1. Алексеева Е. Ю. Новеллы законодательства о банкротстве: банкротство физических лиц // Современные проблемы правотворчества и правоприменения: материалы Всероссийской студенческой научно-практической конференции. Иркутск: Иркутский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России) - 2016. - С. 90-93.
  2. Ионина М. Б. Гражданское право. Банкротство физических лиц // Вестник Омской юридической академии. - 2018. - № 4 (29). - С. 49-52.
  3. Набеева Н. Г. Исторический аспект и современная концепция развития института банкротства граждан // Проблемы учета и финансов. - 2016. - №3 (23). - С. 30-33.
  4. Свириденко О. М. История и современная концепция института несостоятельности (банкротства) в России // Банковское право. - 2016. - №6. - С. 29-37.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий