Статья опубликована в рамках: LXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 15 апреля 2019 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шарафян Н.Г. СТЕПЕНЬ ОСУЖДЕНИЯ ГЕНОЦИДА АРМЯН И ГЕНОЦИДА ЧЕРНОКОЖЕГО НАСЕЛЕНИЯ В ДАРФУРЕ // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. LXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(67). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/8(67).pdf (дата обращения: 21.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

СТЕПЕНЬ ОСУЖДЕНИЯ ГЕНОЦИДА АРМЯН И ГЕНОЦИДА ЧЕРНОКОЖЕГО НАСЕЛЕНИЯ В ДАРФУРЕ

Шарафян Нарек Гагикович

магистрант, Ереванский государственный университет, Институт арменоведческих исследований, факультет арменоведения,

Армения, г. Ереван

АННОТАЦИЯ

Порой называемый первым геноцидом 20-го века, геноцид армян представляет из себя массовое уничтожение и депортация христианского этнического армянского населения Османской империи, происходившее в период с весны 1915 года по осень 1916 года и осуществлённое правящими кругами Турции и в 1915-1923 гг.

Ключевые слова: Дарфур, Судан, геноцид, этнические группы, преступность, земля, голод, беженцы, обвинение, доказательство.

 

Геноцид в Дарфуре, являющийся, в свою очередь, первым геноцидом 21-го века, начался в феврале 2003 года, одновременно с началом восстания Движения за справедливость и равенство и Суданской освободительной армии. Эти два геноцида во многом перекликаются друг с другом, поскольку оба они связаны с выселением и массовым уничтожением населения. В данной статье мы попытаемся сравнить юридические аспекты геноцида армян и населения Дарфур, выявив как их общие черты, так и кардинальные различия, которые создадут почву для последующих размышлений и возможных выводов для ее читателей.

Введение

Одним из наиболее важных  вкладов Нюрнбергского процесса было привлечение внимания общества к тому факту, что такие преступления как геноцид не должны оставаться безнаказанными, а должны быть должным образом быть изучены и раскрыты. Только в этом случае удастся предотвратить такие правонарушения.

Целью данного исследования является сравнительный анализ двух преступлений, совершенных отдельно в течение одного столетия, геноцида, совершенного в Дарфуре, и Геноцида армян. Важная роль данной темы заключается в том, чтобы понять возможную последовательность действий международного сообщества (иногда также бездействия) при наличии полного состава преступления.

Следует отметить, что Геноцид получил международное урегулирование в 1948 году Конвенцией ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.[1]

В данной Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: 

а) убийство членов такой группы; 

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; 

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; 

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; 

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

  1. Степень осуждения преступления

Война в Дарфуре стала причиной массовой расправы и насилия мужчин, женщин и детей, проживающих в этом районе. Дарфурская война - один из самых ужасных кризисов 21-ого века, свидетелями последствий которых мы являемся по сей день, в частности, в виде массового переселения жителей Дарфура в соседние страны.

В результате актов геноцида, Дарфур оказался в ужасном состоянии. В регионе нет элементарных условий для обеспечения благополучной жизни, Постконфликтный Дафур можно описать следующими явлениями:  преобладающий голод, эпидемии и бездомность населения. Дарфурская война вынудила треть населения покинуть свои дома и переехать в лагеря для беженцев. Однако одновременно с насилием продолжало расти  напряжение между оппозицией и властями.[4, c.76]

Уголовные законы Судана не устанавливают надлежащую уголовную ответственность за военные преступления и преступления против человечества, такие как то, что произошло в Дарфуре. Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс содержит положения, препятствующие эффективному преследованию за правонарушения. Лишь немногие жертвы официально протестовали из-за отсутствия доверия к правосудию. В редких случаях, когда жалобы были поданы, надлежащее предварительное расследование не проводилось. Более того, существующие процедурные барьеры ограничивают возможности прибегнуть к системе правосудия для жертв.

Такие ситуации приводят к необходимости вмешательства Международного уголовного суда, так как в соответствии с пунктом 11 Статута Суда, Международный Суд передает полномочия по расследованию лиц, ответственных за геноцид и надлежащим образом их наказания в  тех случаях, когда государственная система правосудия «не хочет» или «не в состоянии» делать это самостоятельно.[5] Таким образом, разбирательство в Международном уголовном суде было возбуждено в июне 2005 года. В частности, международный прокурор обвинил президента Судана Омара аль-Башира, в совершении геноцида в Дарфуре,а также в совершении преступлений против человечества (в том числе убийства, истребление, депортация населения, пытки и изнасилования) и в планировании, организации военных преступлений. Судьи досудебные палаты пришли к выводу, что «имеются разумные основания полагать,» что аль-Башир,будет нести ответственность за военные преступления и преступление против человечества, включая убийство, истребление, принудительную депортацию, пытки, изнасилование, и нападения. Однако судьи утверждали, что прокурор не смог предъявить должные основания присутствия намерения полностью или частично уничтожить этнические группы, , что является субъективным элементом состава преступления геноцида.[14]

В своем решении Палата предварительного расследования посчитала особенно важным подчеркнуть особый мотив геноцида и особый мотив  преступления против человечества. [6, c. 141-145] Похоже, что это была явная попытка Палаты вернуть прокурора к его первоначальному обвинению, выдвинутого  против министра внутренних дел Судана Ади в 2007 году, когда оправдание Прокурора было основано не на геноциде, а на совершении преступления против человечества. [7, c. 176]

Данное решение Палаты рождает следующий вопрос: в чем логика изменения стратегии прокурора? Преимущества такой стратегии многочисленны. Проведение полного расследования на основе преступления против человечества безусловно облегчит процесс доказывания элементов состава преступления, чем попытка доказать совершение преступления геноцида, особенно его субъективный элемент (mens rea), то есть намерение полностью или частично уничтожить национальную, этническую или расовую группу.[3] Это правильно отражает ситуацию в стране, и такая стратегия  способствует полноценному признанию серьезных нарушений социальных, экономических и культурных прав, лежащих в основе конфликтов в Дарфуре. [9]

Таким образом, несмотря на то, что геноцид квалифицируется как «преступление преступлений» международного уголовного права [16], что почти сразу делает судебное разбирательство законным и заслуживающим доверия, преступление против человечества, будучи более гибким, дает более глубокое понимание сложившейся ситуации в Дарфуре. Поэтому представление различий и сходств Палатой предварительного производства и Трибуналом между двумя вышеперечисленными преступлениями можно охарактеризовать как своего рода  четким посланием, адресованным Прокурору. [10, c. 294] Таким образом, Прокурор сможет восстановить нарушенные социальные, экономические и культурные права и устранить их в рамках  Римского статута.

Геноцида армян, в свою очередь, является массовым истреблением армянского населения Османской империи, Киликии и других оккупированных провинций Западной Армении, произошедшее в 1914-1918 годах и организованное и осуществленное младотурками Османской империи под прикрытием Первой мировой войны.[2] Важно отметить, что в 1915 году процесс уничтожения был запрограммирован и реализован посредством скоординированных действий различных государственных органов.[17] К ним относятся массовое уничтожение и принудительное выселение определенных предварительно отобранных групп.

На пути к расследованию и разоблачению Геноцида армян события развились в другом направлении. В отличие от Дарфура, где Международный уголовный суд инициировал расследование системы правосудия в Дарфуре, преследование лиц, виновных в Геноциде армян, началось в Турции военным трибуналом, который был создан в 1918 году в результате указа правителя. Некоторые аспекты этого испытания заслуживают особого внимания.[13, c.120]

Группа из 16 юристов во главе с Арифом, профессором права в Стамбульском университете, берет на себя роль адвокатов защиты. Последний изучил факты, связанные с обвиняемым. Особое внимание было уделено доводам свидетелей при одновременном поднятии ряда конституционных вопросов. Каждый документ, представленный в военный трибунал, подвергался предварительной проверке его подлинности.

Однако в результате этих судебных разбирательств никто из младотурок не был осужден за массовые убийства армянского народа. В документах турецкого военного трибунала упоминается не геноцид армян, а только массовые убийства в некоторых частях Османской империи. Трибунал утверждает, что «все эти кровавые события были организованы и осуществлены младотурками». Среди тех, кто был приговорен к смертной казни и смерти, были министр внутренних дел, Великий Везир Талаат, министр обороны, Энвер, и командующий Османской армией IV, Кемаль.[4, c.139-141]

Можно ли сделать вывод, что османским чиновникам удалось должным образом наказать организаторов армянских расправ? В Меморандуме конгрессменов США говорится, что «1376 человек были подвергнуты различным степеням наказания ... 62 высокопоставленных чиновника приговорены к смерти ...».[17, c.294-296]

Но неоспорим тот факт, что Турция делает все, чтобы отрицать факт Геноцида армян. Это правда, что в прошлом в ходе некоторых юридических процессов (турецкий военный трибунал) были сделаны попытки наказать организаторов и исполнителей Геноцида армян. Тем не менее, даже если Трибунал попытался осуществить правосудие и наказать виновных, эти попытки являлись лишь формальностью.

Следует отметить, что, в отличие от геноцида в Дарфуре, геноцид армян был совершен почти сто лет назад, что существенно осложняет процесс доказывания с юридической точки зрения. Более того, в недавнее время армянской реальности распространена точка зрения о том, что Геноцид армян был совершен на территории Османской империи против, и, следовательно, Республика Армения не имеет правовых оснований для того, чтобы требовать международно-правовой ответственности Турции.[14, c.104-104] Однако эта точка зрения является незаконной и не отражает реального положения дел, так как Республика Армения является жертвой этого преступления и имеет все правовые основания для предъявления международно-правовых требований Турции в отношении Геноцида армян. С другой стороны, если состав "геноцида" уже существовал в действиях Дарфура как нарушение международного уголовного права, то во время осуществления геноцида армян Конвенция еще не была принята.

  1. Международная реакция

Суданская система правосудия была неспособна или не желала бороться с ситуацией в Дарфуре. Эта система значительно ослабла за последние десять лет. Ограничения, которые предоставляют широкие полномочия исполнительной власти, подрывают эффективность судебной системы, и многие законы, которые в настоящее время действуют в Судане, противоречат основным стандартам прав человека. Уголовные законы Судана не устанавливают надлежащую уголовную ответственность за военные преступления и преступления против человечества, яркий пример которого произошло в Дарфуре. Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс этой страны содержит положения, препятствующие эффективному судебному разбирательству преступлений. Многочисленные жертвы сообщили Комиссии по правам человека ООН о том, что они не доверяют  беспристрастности суданской системы правосудия и в последующем справедливом наказании лиц, совершивших преступные действия в Дарфуре.   В любом случае, многие даже боятся возможного давления и преследований  при обращении в национальную систему правосудия.

Для решения вышеупомянутых проблем Комиссия рекомендовала правительству Судана принять ряд серьезных мер, в частности:[11, c.57-59]

- прекратить военные преступления в Дарфуре и атмосферу безнаказанности за преступления против человечества;

- усилить  независимость и беспристрастность судебной системы для  надлежащего рассмотрения судебных дел по нарушению прав человека;

- предоставить Международному комитету Красного Креста и наблюдателям по правам человека Организации Объединенных Наций полную и беспрепятственную возможность общаться со всеми задержанными на основании ситуации в Дарфуре;

- обеспечить эффективную защиту прав человека всех жертв и свидетелей нарушений;

- в полной мере сотрудничать с соответствующими правозащитными организациями, с ООН и Африканским союзом;

- сразу после установления мира в Дарфуре создать комиссию по установлению истины и примирения. [

Что касается Геноцида армян, то судьбоносным стало подписание Лозаннского договора в 1923 году, который послужил основанием полагать, что международное сообщество поддерживает Турцию, так как согласно данному договору Турция освобождалась от ответственности за ужасные события геноцида, организованные и совершенные Османской империей. Это было косвенным вызовом для Турции, чтобы начать политику отрицания геноцида на международной арене, которая подразумевает избежание публичного обсуждения этого вопроса, а также какого-либо официального упоминания о нем. В вопросе геноцида армян большое значение сыграли Великобритания, Франция и Россия в 1915 году.[12, c.35] В Совместной декларации от 24 мая, в частности, говорится: «В течение последнего месяца в Армении происходили массовые убийства армян с согласия османских властей, а иногда и при их непосредственной поддержке… Основываясь на этих новых преступлениях против человечества и цивилизации, совершенных Турцией, федеральные правительства России, Франции и Англии публично заявляют, что они считают Турцию лично ответственной за преступления, совершенные всеми членами правительства Турции, а также его местными представителями, которые причастны к массовой резне армян ".[9, c.602-603] Фраза «преступление против человечества» впервые использовалась в вышеупомянутой Декларации Великобритании, России и Франции, чтобы «определить резню армян в Турции, которая  лежит в основе концепции геноцида ».[14, c.120]

После Второй мировой войны армяне надеялись вновь поднять этот вопрос и сделать его объектом тщательного расследования. Чтобы напомнить о геноциде армян на международной арене, армяне всего мира начали предпринимать действия, направленные на признание Геноцида. Начало было поставлено Конгрессом США в 1975 году и Протоколом Совета ООН по правам человека 1985 года. Признание геноцида стало еще более распространенным в результате заключения Совета Европы, которое гласит: «Трагические события 1915-1917 являются геноцидом ". Уругвай был первым, кто признал и осудил Геноцид армян. Позже к нему присоединились также другие страны, как Бельгия, Франция, Греция, Россия, Канада и Кипр. Но политика отрицания Турцией геноцида армян все еще создает необходимость в более широком признании Геноцида на международном уровне.

Пытаясь установить связь между геноцидами, обсуждаемыми в этой статье, мы можем сказать, что бездействие международного сообщества послужило основанием для повторения такого ужасного преступления в 21-м веке, но теперь  уже в виде геноцида в Дарфуре.

Одной из главных причин повторения геноцидов или новых преступлений против человечности является отсутствие адекватного международного реагирования. Трудно говорить о Дарфуре, о расправе и насилии в отношении Геноцида армян, не упоминая следующий неопровержимый факт: в обоих случаях события официально не были квалифицированы как геноцид. Но в этом случае эта квалификация играет ключевую роль с точки зрения правовых последствий. Если массовое убийство квалифицируется как геноцид, оно немедленно порождает международную ответственность, но в случае этих квалификации этих ужасных событий войной, мы ограничиваемся суверенитетом государства.

 

Список литературы:

  1. Convention on the Prevention and Punishment of the Crime of Genocide, December 9, 1948
  2. EPH Hayagitakan hetazotutyunneri institute/Hayoc Ceghaspanutyun (in Armenian)
  3. The Darfur Genocide, as the first genocide of the 21st century, began in February 2003 along with the start of rebellions by the Justice Convention on the Prevention and Punishment of the Crime of Genocide, December 9, 1948
  4. Totten Samuel, An Oral and Documentary History of the Darfur Genocide, (California, Praeger Security International, 2011)
  5. International Criminal Court Statute 1998
  6. ICC, Prosecutor v. Omar Hassan Ahmad Al Bashir, Decision on the Prosecution’s Application for a Warrant of Arrest against Omar Hassan Ahmad Al Bashir, ICC-02/05-01/09, 4 March 2009
  7. ICC, Prosecutor v. Ahmad Muhammad Harun (“Ahmad Harun”) and Ali Muhamma
  8. Mahmood Mamdani, Saviours and Survivors, Darfur, Politics and the War on Terror, HSRC Press, South Africa, 2009
  9. M.G Nersisyan, Luys, (Osmanyan Kaysrutyunum Hayeri Ceghaspanutyun, Erevan, 1983), (in Armenian)
  10. R. Cryer, The Definitions of International Crimes in the Al Bashir Arrest Warrant Decision, 7 JICJ  283-296, 2009,
  11. Report of the International Commission of Inquiry on Darfur to the United Nations Secretary-General, Established Pursuant to Security Council Resolution 1564 (2004), Security Council, 1 February 2005, S/2005/60
  12. Umit Kurt, The Armenian Genocide and the law, (Open Democracy, North Africa), 24 April, 2015
  13. Vahakn N, Dadrian. The Key Elements in the Turkish Denial of the Armenian Genocide: A case Study of Distortion and Falsification, (The Zoryan Institute, Canada, 1999), (in Armenian)
  14. Vladimir Vardanyan, Hayeri Ceghaspanutyan Hamar Mijazgayin-Iravakan Patasxanatvutyan Himqery, (EPH Hayagitakan Hetazotutyunneri Institut, Yerevan, 2014), (in Armenian)
  15. Worldwide Movement for Human Rights, the International Court and Darfur, 2009
  16. W. Schabas, Genocide in International Law: the Crime of Crimes, (Cambridge University Press, 2000)
  17. W.K. Ezell, Investigating genocide: a catalog of known and suspected cases,  and some categories for comparing them.- Remembering for the future: working papers and agenda. Volume III: the impact of the holocaust and genocide on Jews and Christians, (Oxford, 1989)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом Выбор редакционной коллегии

Оставить комментарий