Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: IV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 22 августа 2016 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гаршин Н.А. ДЕИДЕОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ КАК УСЛОВИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ РУССКОГО РОКА // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. IV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(1). URL: https://sibac.info/archive/meghdis/1(4).pdf (дата обращения: 04.12.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДЕИДЕОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ КАК УСЛОВИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ РУССКОГО РОКА

Гаршин Николай Александрович

магистрант 1го курса, Воронежский Государственный Университет, факультет философии и психологии, кафедра истории философии, г. Воронеж

Научный руководитель Кукарников Дмитрий Германович

Кандидат Философских Наук, доцент, зав. Кафедрой истории философии,

Воронежский государственный университет, г. Воронеж

Феномен русского рока внутренне сложен и противоречив. Уже с самого зарождения русский (а в начале своей истории - советский) рок  находился  в весьма своеобразном и специфичном положении. С одной стороны, как всякие творческие личности, первые рок-музыканты   СССР не хотели заниматься плагиатом, хотели творить свое, но с другой стороны – не имели никакой основы и школы, необходимой и полезной в начале всякого дела, что порождало крайне специфические, порой изрядно причудливые формы музыкального творчества, при этом, рок, будучи изначально протестной музыкой, прежде всего голосом социального протеста, в советских реалиях обрел как явных, так и латентных объектов своей критики и насмешек. Среди явных были и силовые, и властные структуры, такие как милиция, КГБ, высшие государственные  органы.  Как пишет Алексей Рыбин о начальных творческих поисках одного из ярких представителей рок движения: «Еще учась в десятом классе, Женя написал поэму по мотивам известного произведения "Федорино горе". В моей памяти почти стерлись уже строки этого великолепного опуса, помню только что-то такое - "Скачет Брежнев по полям-по полям, а Подгорный - по лесам- по лесам, вот Косыгин бежит, покрякивает, через лужи-лужи крови перескакивает..."»  [2, c. 19]. С другой же стороны, имелись и латентные объекты критики: неустроенность жизни, глупые правила, привычки и порядки, такие как, например «правила социалистического общежития», по поводу которых рок-сообщество недоумевало, чем обычные человеческие законы и правила жизни не устраивают власть имущих.  В конечном счете, критикуя подобные проявления, всякий советский рокер отчасти высмеивал, или обличал и себя, в той или иной мере, в той или иной роли.

Однако деидеологизация социального пространства сыграла значимую роль в становлении уже современного русского рока, став тем самым горнилом, где сгорели не способные перестроиться, написать не нечто агрессивное, но раскрывающее в человеке его подлинную сущность: зов к свободе, к любви, осмысленное одиночество. При этом, в том же горниле закалились подлинные знаменосцы современного русского рока, ставшие при жизни его легендами.

Целью данной работы является анализ социоокультурного и философского значения феномена деидеологизации на существование русского рока и перехода от рока советского непосредственно к року русскому.

Постановка данной цели предполагает решение следующих задач: демаркация  русского и советского рока, исходя из таких критериев как: отношение к государству, текстовое и музыкальное наполнение песен русских рок-групп; осмысление итогов ухода критики идеологического из текстов русских рокеров; анализ влияния западной рок-культуры на рок-культуру России; попытка проанализировать будущее рок-музыки в России и мире в контексте культуры постмодерна. 

Данная тема представляется актуальной, поскольку рок-музыка в сегодняшнем  социокультурном пространстве занимает важное место, однако причины тех или иных изменений в ней не были освещены должным образом, из-за чего исследование данной субкультуры может оказаться неполным и недостаточным.

Советская рок музыка, как мы уже упоминали выше, выросла из протестного зерна, пробиваясь подобно тополю сквозь асфальт в трудных для этого условиях, с препонами со стороны государственных, репрессивных органов, таких как милиция, КГБ, так и со стороны общественности, ибо она, в большинстве своем и, особенно на начальных стадиях рок-движения, не принимала и не хотела принимать рокеров и идентифицировать их с точки зрения оппозиции свой-чужой даже как нечто пограничное, нейтральное, со временем правда данная ситуация менялась, и как ни странно, этому во многом способствовала сама советская власть, а точнее, рьяно исполняемый закон о тунеядстве, по которому нельзя было не работаь дольше трех месяцев подряд. Как следствие, рокеры знакомились с рабочим классом (при этом, и сами, являясь его частью, ибо множество рокеров трудилось на заводах, фабриках, в дворницких и кочегарках – «Камчатка» Цоя – лишь одна из многих, просто сама знаменитая). Рабочие понимали, что рокеры такие же люди, что их мучают те же проблемы, и, через те или иные способы и методы социализации, рокеры входили в привычный круг работяг и те хотя бы не испытывали явного отторжения к представителям рокерской субкультуры.

Однако, далеко не все рокеры старой, советской волны смогли адаптироваться и найти себя в реалиях нового государства, права, экономики, идеологии. После тюремного режима СССР абсолютная свобода и даже, можно сказать, Воля в новой, постсоветской России стала губительной для многих творческих рок коллективов. Воздух новой страны буквально «разорвал легкие» старым рокером, перенасытив их кислородом свободы: требовались новые песни, новые тексты и призывы, которых многие группы по тем или иным причинам не могли или не хотели дать: для одних уже само падение СССР стало тем результатом, которого они и добивались, другие не смогли перенести испытания медными трубами и золотыми монетами, третьи потеряли «командную химию» внутри группы, что с необходимостью привело к их трансформации или распаду.  

Так или иначе, но на развалинах СССР и советского рока начал возникать, совсем еще юный русский рок со своими текстами, идеями, идеалами и кумирами. Целью данной статьи не является подробный анализ текстов и смыслов, вложенных и вкладываемых в песни рока начала 90х, однако мы можем по ходу статьи отметить основные  их темы: отчаяние и безысходность, зачастую не осознаваемая, сокрытая от сознания рок-творцов их, чего греха таить, не самым нравственным образом жизни, который, несомненно, был диалектически связан с этой самой безысходностью, являясь и  причиной и следствием. По сути дела, именно в то время, тот самый, юный неоформленный рок, был, как ни странно, наиболее полным выражением самого себя, в том смысле, что выражал настроение самой эпохи: неоформленной, нищей, сумасшедшей – но при этом несущейся на всех порах вперед и смешивающим отчаяние и веселье, глубину мысли и низость поступков итд.. Все это, помноженное на исконно русскую противоречивость и любовь к масштабу дало воистину уникальный культурологический материал, потенциал которого, по воле все той же эпохи не был реализован и сохранен в той мере, в которой заслуживал этого. О связи музыки и эпохи метко пишет А. Горбачев в своей книге о русском роке «песни в пустоту»: За временем, о котором идет речь, в последние годы намертво закрепился штамп “лихие 90-е”. Официальная риторика тут имеет в виду, естественно, сугубо негативные коннотации – лишения, опасности, социальную неустроенность, – но русский язык хитрее и умнее любой власти, и даже в этой заржавевшей формулировке, если настроить оптику, просматривается второй, вполне себе рок-н-ролльный смысл. Лихой, если прямо по Далю, – это ведь не только и не столько суровый и трудный, это в первую очередь удалой, решительный, горячий, залихватский, и центральные персонажи следующих глав воспринимали реальность, которую им довелось воплощать в звуке, именно так. В заголовке книги, что вы держите в руках, не случайно цитата из Егора Летова – в песнях, о которых тут пойдет речь, чувствуется та же удивительная смесь восторга и отчаяния, восхищения и ужаса перед человеческой бездной, что и в музыке “Гражданской обороны”.» [1, c. 10]

Важным для нас является и тот момент, что с распадом страны не была утеряна уникальная и самобытная субкультура русского рокерства – удалого, неоформленного и в то же время такого близкого и понятного простому человеку. Быть может, в рамках данной статьи рокерам было приписано то, чего сами они не замечают и не видят, творя свои шедевры: кто-то по простоте душевной, кто-то не от того, что не задумывается чрезмерно над написанным, однако не только в рок-культуре, но и в культуре в целом не редки моменты, когда творчество человека, его идеи и смыслы, вольно или невольно вложенные им оказываются более масштабны чем сам автор, наша же задача как исследователей да и просто почитателей того или иного жанра или автора – не упустить смыслы, вложенные в его творчество.

Подводя итог исследования хотелось бы отметить следующее: феномен русского рока испытал на себе колоссально влияние деидеологизации общественной жизни: изменилась роль и социальный статус рок музыканта в обществе, изменилось отношение общества к року, как феномену культуры. Но более значимыми нам представляются изменения внутри самого рок творчества: уйдя от критики, став отчасти менее агрессивными, русские рокеры открыли для себя огромное пространство для творчества: это и хоррор-рок  группы «Король и Шут», и классический по текстам, но куда более экзистенциальный и ироничный панк-рок «Бригадного подряда» и новые тексты еще советских мастодонтов рока АРИИ и ДДТ и так перечислять можно долго. Для нас важно, что сойдя с тропы сугубо критичного и социального, рок нашел в себе силы и ресурсы подать человеку старые темы любви и одиночества, смерти и творчества, дружбы и предательства итп. При этом, протесту тоже нашлось место в рядах рокеров новой генерации, однако ввиду деидеологизации творческое поле рока стало куда шире – таков главный итог нашего исследования.   

 

Список литературы:

  1. Горбачев А. Зинин И.  Песни в пустоту – АСТ -  2015 - 448с.
  2. Рыбин  А. Кино с самого начала – СПб: Амфора, ТИД, 2013 – 286с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом