Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 ноября 2015 г.)

Наука: Юриспруденция

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Арапова В.Н. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ: ОТ ПОНЯТИЙНОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ К ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕЙ ФОРМАЛИЗАЦИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(36). URL: http://sibac.info/archive/guman/9(36).pdf (дата обращения: 21.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

МЕЖДУНАРОДНЫЙ  ТЕРРОРИЗМ:  ОТ  ПОНЯТИЙНОЙ  ОПРЕДЕЛЕННОСТИ  К  ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕЙ  ФОРМАЛИЗАЦИИ

Арапова  Вероника  Николаевна

студент  3  курса,  Юридического  института  НИУ  «БелГУ»,  РФ,  г.  Белгород

Е-mail: 

Никонова  Людмила  Ивановна

научный  руководитель,  канд.  юрид.  наук,  доцент  кафедры  конституционного  и

муниципального  права  Юридического  института  НИУ  «БелГУ»,  РФ,  г.  Белгород

Е-mailnikon2112@yandex.ru

 

 

Терроризм  в  любых  формах  его  проявления  представляет  собой  одну  из  самых  опасных  по  своим  масштабам,  непредсказуемости  и  последствиям  общественно-политических  и  моральных  проблем,  а  учитывая  происходящие  в  мире  глобализационные  процессы,  он  стал  угрозой  не  только  национальной,  но  и  международной  безопасности.  Ввиду  этого  важнейшей  задачей,  стоящей  сегодня  перед  мировым  сообществом,  является  создание  эффективной  юридической  базы,  содержащей  унифицированные  нормы,  регулирующие  вопросы  предотвращения,  пресечения  и  ликвидации  всех  форм  международного  терроризма,  взаимодействия  и  сотрудничества  государств  по  борьбе  с  ним.

Принимая  во  внимание  высокую  степень  общественной  опасности  терроризма,  28  января  2014  г.  в  Совместном  заявлении  России  и  Европейского  Союза  на  саммите  в  Брюсселе  отмечено,  что  «терроризм  продолжает  оставаться  одной  из  серьезнейших  и  постоянно  эволюционирующих  угроз  глобальному  миру».  Использование  новых  передовых  технологий  позволяет  ему  быстро  развиваться,  распространяя  свое  влияние  на  все  новые  регионы  мира,  расширяя  диапазон  деятельности  сторонников.  Являясь  долгосрочным  процессом,  борьба  с  терроризмом  требует  от  международного  сообщества  комплексного  подхода  и  объединенных  усилий  для  противодействия  террористам,  стремящимся  навязать  свою  волю  государствам  как  на  национальном,  так  и  на  региональном,  и  международном  уровнях  [16].

Одной  из  самых  влиятельных  международных  организаций,  занимающейся  поддержанием  мира  и  глобальной  безопасности,  координирующей  сотрудничество  государств-участников  в  области  противодействия  и  борьбы  с  терроризмом,  является  ООН.  Под  эгидой  Организации  Объединенных  Наций  и  ее  специализированных  учреждений  международное  сообщество  разработало  ряд  международно-правовых  документов,  среди  которых:  Международная  конвенция  о  борьбе  с  захватом  заложников  (1979  г.)  [9],  Международная  конвенция  о  борьбе  с  бомбовым  терроризмом  (1997  г.)  [10],  Международная  конвенция  о  борьбе  с  финансированием  терроризма  (1999  г.)  [11],  Международная  конвенция  о  борьбе  с  актами  ядерного  терроризма  (2005  г.)  [12]. 

В  декабре  1994  г.  Генеральная  Ассамблея  ООН  приняла  Декларацию  о  мерах  по  ликвидации  международного  терроризма  (A/RES/49/60),  создав  в  1996  г.  в  дополнении  к  этой  Декларации  (A/RES/51/210)  Специальный  комитет  по  терроризму.  В  2006  г.  Государствами-членами  ООН  была  разработана  «Глобальная  контртеррористическая  стратегия  ООН»  в  форме  резолюции  и  Плана  действий,  содержащего  меры  по  предотвращению  терроризма  и  борьбе  с  ним  во  всех  его  формах  и  проявлениях.  Впервые  все  государства-члены  ООН  согласились  с  общим  стратегическим  подходом  к  данной  проблеме,  а  практические  шаги  Плана  действий  включили  широкий  комплекс  мер,  варьирующихся  от  укрепления  государственного  потенциала  в  деле  борьбы  с  террористическими  угрозами  до  лучшей  координации  контртеррористической  деятельности  системы  Организации  Объединенных  Наций  [4].

Несмотря  на  значительные  результаты,  достигнутые  в  этой  сфере,  следует  согласиться  с  Н.А.  Чернядьевой,  что  «существующая  универсальная  правовая  база,  устанавливающая  механизм  противодействия  террору,  недостаточно  эффективна»,  т.  к.  секторные  конвенции  регулируют  только  отдельные  аспекты  борьбы  с  международным  терроризмом  [18,  с.  102]. 

Необходимым  условием  укрепления  международного  сотрудничества  в  поддержании  мира  и  безопасности  должна  стать  Всеобъемлющая  конвенция  ООН  против  международного  терроризма,  разработка  которой  началась  9  декабря  1999  г.  с  принятием  Генеральной  Ассамблей  ООН  Резолюции  54/110.  Задача  по  подготовке  Проекта  Конвенции  была  возложена  на  Специальный  комитет,  учрежденный  Резолюцией  от  17  декабря  1996  г.  51/210  и  рабочую  группу  Шестого  (правового)  комитета  Генеральной  Ассамблеи.  К  сожалению,  разработчики  так  и  достигли  согласия  по  некоторым  вопросам,  и  на  сегодняшний  момент  данный  документ  не  принят.

Не  найден  компромисс  между  государствами-участниками  о  возможности  признания  государства  субъектом  международной  террористической  деятельности.  Часть  стран,  прежде  всего  страны  Организации  «Исламская  Конференция»  (ОИК),  настаивают  на  включении  в  сферу  действия  Конвенции  вопроса  о  государственном  терроризме.  Их  оппоненты  не  согласны  признавать  за  государством  статус  субъекта  террористического  акта,  т.  к.  это  повлечет  конфликт  применения  правил  о  выдаче  виновного  в  террористическом  акте,  о  возможности  судопроизводства  в  отношении  виновного  [18,  с.  103].

Отсутствует  согласие  о  применении  вооруженных  сил  в  мирное  время  на  территории  другого  государства.  Действующая  международно-правовая  база  содержит  механизм  привлечения  к  ответственности  государств  за  акты  насилия,  в  том  числе  и  за  терроризм,  только  в  рамках  военного  конфликта,  например,  Женевская  конвенция  1949  г.  «О  защите  мирного  населения  в  период  военных  действий»  [5].  Проект  Конвенции  же  предлагает  наделить  Совет  Безопасности  ООН  статусом  «ведущего  политического  органа,  в  компетенцию  которого  будет  входить  предупреждение  актов  насилия,  совершаемых  государствами  по  отношению  друг  к  другу  в  мирное  время»  и  позволит  «установить  легальные  рамки  международного  реагирования  на  насильственное  государственное  поведение  в  мирное  время»  [18,  с.  104].

Разработчики  достигли  консенсуса  в  вопросе  определения  объекта  международного  терроризма.  Он  сформулирован  в  преамбуле  Проекта  Конвенции:  «акты,  методы  и  практика  терроризма  представляют  собой  грубое  пренебрежение  целями  и  принципами  ООН,  что  может  угрожать  международному  миру  и  безопасности,  ставить  под  угрозу  дружественные  отношения  между  государствами,  препятствовать  международному  сотрудничеству  и  вести  к  подрыву  прав  человека,  основных  свобод  и  демократических  основ  общества»  [13].

Согласно  ст.  3  Проекта  не  относится  к  международному  терроризму  преступление,  совершенное  в  одном  государстве,  когда  и  предполагаемый  преступник,  и  потерпевшие  являются  гражданами  этого  государства,  предполагаемый  преступник  обнаружен  на  территории  этого  государства  и  никакое  другое  государство  не  имеет  оснований  для  осуществления  своей  юрисдикции  [13].  Подобная  формулировка,  по  мнению  автора,  не  соответствует  современному  состоянию  проблемы  и  требует  определенной  корректировки.  Это  связано,  в  первую  очередь,  с  отличительным  признаком  терроризма  XXI  века:  «стиранием  границ  между  внутренним  и  международным  терроризмом»  [7].  Сегодня  боевики,  совершающие  теракты  на  территории  страны,  гражданами  которой  являются,  сотрудничают  с  запрещенными  группировками  и  международными  террористическими  организациями,  находящимися  за  рубежом,  проходят  обучение  на  иностранных  военных  базах,  получают  материальную  и  техническую  помощь  из-за  рубежа  [8].

Выход  терроризма  за  рамки  «национального»  и  переход  его  на  международный  уровень  отмечают  большинство  ученых.  Так,  А.С.  Розанов  пишет,  что  с  начала  90-х  гг.  XX  в.  стали  возникать  международные  террористические  организации  (МТО),  деятельность  которых,  осуществляемая  гражданами  одной  или  нескольких  стран,  направлена  на  подрыв  либо  конституционного  строя  иных  государств,  либо  международного  правопорядка  и  международных  отношений  в  целом.  «Именно  они  представляют  собой  наибольшую  угрозу  и  опасность  для  общества,  так  как  имеют  собственные  независимые  источники  финансирования  и  осуществляют  свою  деятельность  в  различных  регионах  мира,  вселяя  в  людей  страх  и  неуверенность  в  завтрашнем  дне,  подрывая  авторитет  государства»  [15].

Поддерживает  данную  точку  зрения  и  А.Г.  Волеводз  считающий,  что  террористические  акты  «в  большом  числе  случаев  не  обходятся  ныне  без  так  называемого  «иностранного  элемента»  и  по  своей  природе  являются  актами  международного  терроризма.  Наличие  «иностранного  элемента»  может  быть  как  прямым  (участие  иностранцев  в  совершении  терактов,  финансирование  их  из-за  рубежа  и  т.  д.),  так  и  косвенным  –  определяемым  главной  целью  современного  международного  терроризма,  которой  является  переустройство  мира  на  иных,  более  справедливых,  по  мнению  террористов,  началах»  [3,  с.  129].

До  настоящего  времени  не  решен  один  из  основополагающих  вопросов  Проекта  конвенции  –  определение  общепризнанного  понятия  «международный  терроризм».  Существующие  между  государствами  разноплановые  подходы  к  дефиниции  «терроризм»  на  внутригосударственном  уровне  при  взаимодействии  национальных  правовых  систем  обусловливают  непрекращающуюся  дискуссию  о  необходимости  или  отсутствии  таковой  применительно  к  выработке  общепризнанного  определения  «международного  терроризма»  [2].  В  то  же  время  некоторые  страны  в  национальном  законодательстве  содержат  нормы  об  ответственности  за  международный  терроризм.  Подобный  подход  реализован  в  законодательстве  США  (§  2331  Титул  18  Свода  законов  США),  Черногории  (ст.  447  УК  Черногории),  Македонии  (ст.  419  УК),  Белоруссии  (ст.  126  УК)  [1,  с.  5].

Во  Франции,  например,  достаточно  детально  в  УК  регламентируются  деяния,  признанные  террористическими  (39  самостоятельных  составов).  Однако  в  перечне  преступлений  террористического  характера  практически  не  наблюдается  норм,  посвященных  борьбе  с  актами  насилия,  носящими  международный  характер,  кроме  как  при  назначении  наказания.  «В  этой  части  французский  законодатель  предусмотрел  специальные  правила  наказания  для  иностранных  террористов.  К  ним,  помимо  основных  и  дополнительных  наказаний,  применяется  запрет  на  пребывание  на  французской  территории  (ст.  422-4  УК)»  [19].

Уголовный  закон  ФРГ  предусматривает  уголовную  ответственность  за  участие  в  «зарубежных»,  то  есть  находящихся  вне  государств-членов  Европейского  Союза  террористических  организациях  (§  129b  УК  ФРГ).  Немецкий  законодатель  указывает  на  противоправные  цели  зарубежных  организаций,  подразумевая,  что  они  являются  террористическими:  «цели  организации  направлены  против  основополагающих  ценностей  государственного  порядка,  построенного  на  уважении  человеческого  достоинства,  или  против  мирного  сосуществования  народов  и  которые  носят  объективный  противоправный  характер».  Таким  образом,  в  германском  законодательстве  не  закреплены  признаки  международного  терроризма  [19].

В  России  законодательная  дефиниция  терроризма  представлена  в  Федеральном  законе  от  06  марта  2006  г.  №  35-ФЗ  «О  противодействии  терроризму».  Он  определен  как  идеология  насилия  и  практика  воздействия  с  помощью  актов  насилия  на  решения  органов  государственной  власти,  органов  местного  самоуправления  и  в  том  числе  международных  организаций,  обязательно  связанная  с  устрашением  населения  и  (или)  иными  формами  противоправных  насильственных  действий  [17].  Такая  формулировка  включает  в  себя  международный  аспект  проблемы.

Международный  характер  современного  терроризма  отмечен  и  в  Концепции  противодействия  терроризму  в  Российской  Федерации,  утвержденной  Президентом  России  5  октября  2009  г.  Среди  основных  внешних  факторов,  способствующих  возникновению  и  распространению  терроризма,  указаны:  расширение  географии  терроризма,  интернациональный  характер  террористических  организаций,  использование  международными  террористическими  организациями  этнорелигиозного  фактора;  усиление  взаимосвязи  терроризма  и  организованной  преступности,  в  том  числе  транснациональной;  финансовая  поддержка  террористических  и  экстремистских  организаций,  действующих  на  территории  Российской  Федерации,  со  стороны  международных  террористических  и  экстремистских  организаций  и  т.  д.  [6].

Последние  события,  произошедшие  в  Париже  13  ноября  2015  г.,  когда  в  результате  нескольких  террористических  атак  погибло  более  ста  двадцати  человек,  еще  раз  доказывают,  что  современный  терроризм  не  обходится  без  «иностранного  элемента»,  т.  к.  ответственность  за  теракты  взяла  на  себя  международная  террористическая  организация  «Исламское  государство».  По  словам  Президента  России  В.В.  Путина:  «эта  трагедия  стала  очередным  свидетельством  варварской  сущности  терроризма,  который  бросает  вызов  всей  человеческой  цивилизации.  Очевидно,  что  для  эффективной  борьбы  с  этим  злом  требуется  реальное  объединение  усилий  всего  международного  сообщества»  [14].

Резюмируя,  следует  подчеркнуть,  что  сегодня  важнейшей  задачей  международного  сообщества  является  укрепление  международно-правовой  базы  по  противодействию  и  борьбе  с  терроризмом,  включая  скорейшее  принятие  Всеобъемлющей  конвенции  по  международному  терроризму,  основополагающим  элементом  которой  должно  стать  общепризнанное  определение  понятия  «международный  терроризм».

 

Список  литературы:

  1. Волеводз  А.Г.  Криминализация  международного  терроризма  в  уголовном  праве  //  Международное  уголовное  право  и  международная  юстиция.  –  2014.  –  №  2.  –  С.  3–6.
  2. Волеводз  А.Г.  О  выработке  общепризнанного  определения  понятия  «терроризм»  и  «международный  терроризм»  //  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  URL:  http://medvedev.viperson.ru/articles/aleksandr-volevodz-o-vyrabotke-obschepriznannogo-opredeleniya-ponyatiya-terrorizm-i-mezhdunarodnyy-terrorizm(дата  обращения  08.11.2015  г.).
  3. Волеводз  А.Г.  Уголовно-правовое  противодействие  международному  терроризму  //  Уголовное  право.  –  2014.  –  №  2.  –  С.  128–134.
  4. Глобальная  контртеррористическая  стратегия  ООН  //  Официальный  сайт  ООН  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  URL:  http://www.un.org/ru/terrorism/strategy-counter-terrorism.shtml#a2  (дата  обращения  08.11.2015  г.). 
  5. Женевская  Конвенция  о  защите  гражданского  населения  во  время  войны  (Женева,  12  августа  1949  г.)  //  Сборник  международных  договоров.  Том  I  (часть  вторая):  Универсальные  договоры.  –  Женева,  1994.  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/geneva  (дата  обращения  12.11.2015  г.).
  6. Концепция  противодействия  терроризму  в  Российской  Федерации  (утв.  Президентом  РФ  05.10.2009)  //  Российская  газета.  –  2009.  –  №  198,  20  октября.
  7. Лебедева  И.Н.  Терроризм  как  глобальная  проблема  современности  //  Научно-практические  конференции  ученых,  студентов  и  школьников  с  дистанционным  участием  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  URL:  http://sibac.info/2009-07-01-10-21-16/50-2011-12-21-06-47-18/2011-12-21-06-47-43/3118-2012-06-16-07-23-30  (дата  обращения  12.11.2015  г.).
  8. Медов  М.У.  Терроризм  в  Российской  Федерации  и  Западной  Европе:  основные  причины  и  условия  распространения  //  Российский  следователь.  –  2012.  –  №  20.  –  С.  30–33.
  9. Международная  конвенция  о  борьбе  с  захватом  заложников  (Заключена  в  г.  Нью-Йорке  17.12.1979  г.)  //  Сборник  международных  договоров  СССР.  Вып.  XLIII.  –  М.,  1989.  –  С.  99–105.
  10. Международная  конвенция  по  борьбе  с  бомбовым  терроризмом  (Заключена  в  г.  Нью-Йорке  15.12.1997  г.)  //  Собрание  законодательства  Российской  Федерации.  –  2001.  –  №  35.  –  Ст.  3513.
  11. Международная  конвенция  о  борьбе  с  финансированием  терроризма  (Заключена  в  г.  Нью-Йорке  09.12.1999  г.)  //  Бюллетень  международных  договоров.  –  2003.  –  №  5.
  12. Международная  конвенция  о  борьбе  с  актами  ядерного  терроризма  (Заключена  в  г.  Нью-Йорке  13.04.2005  г.)  //  Собрание  законодательства  Российской  Федерации.  –  2008.  –  №  33.  –Ст.  3819.
  13. Проект  Всеобъемлющей  конвенции  по  международному  терроризму//  [электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  http://archiv.council.gov.ru/files/journalsf/item/20061016095057.pdf  (дата  обращения  12.11.2015  г.)
  14. Путин  В.В.:  теракты  в  Париже  –  вызов  человеческой  цивилизации  //  [электронный  ресурс]  –  Режим  доступа:  http://www.tvc.ru/news/show/id/80750  (дата  обращения  14.11.2015  г.)
  15. Розанов  А.С.  Международный  терроризм  как  глобальная  проблема  современности  //  Журнальный  клуб  Интелрос  «Век  глобализации».  –  2012.  –  №2.  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  http://www.intelros.ru/readroom/vek-globalizacii/ya2-2012/18424-mezhdunarodnyy-terrorizm-kak-globalnaya-problema-sovremennosti.html
  16. Совместное  заявление  Россия  –  ЕС  по  борьбе  с  терроризмом.  28  января  2014  года  //  Официальный  сайт  Президента  России  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа:  http://www.kremlin.ru/supplement/1602  (дата  обращения  08.11.2015) 
  17. Федеральный  закон  от  06  марта  2006  г.  №  35-ФЗ  (ред.  от  31.12.2014)  «О  противодействии  терроризму»  //Собрание  законодательства  Российской  Федерации.  –2006.  –  №  11.  –  ст.  1146;  2015.  –  №  1  (часть  I).  –  Ст.  58
  18. Чернядьева  Н.А.  Проблема  государственного  терроризма  в  проекте  Всеобъемлющей  конвенции  о  международном  терроризме  //20  лет  Конституции  Российской  Федерации.  –  М.:  Статут,  2014.  –  С.  102  -  105.
  19. Чернядьева  Н.А.  Особенности  гармонизации  национальных  законодательств  государств  ЕС  в  антитеррористической  сфере  на  современном  этапе  //  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа  –  http://narodirossii.ru/?p=11533(дата  обращения  08.11.2015  г) 

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий