Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: XXXIX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 16 февраля 2016 г.)

Наука: Культурология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Воронкова П.Е. ПРОЯВЛЕНИЕ АРХЕТИПОВ В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(39). URL: http://sibac.info/archive/guman/2(39).pdf (дата обращения: 28.09.2022)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ПРОЯВЛЕНИЕ АРХЕТИПОВ В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ

Воронкова Полина Евгеньевна

студент 4 курса, кафедра культурологии и искусствоведения,

Школа искусства, культуры и спорта,

Дальневосточный федеральный университет,

г. Владивосток, Российская Федерация

Дударенок Светлана Михайловна

научный руководитель,

канд. фил. наук, профессор, Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток, Российская Федерация

Вся история культуры – это невероятный кладезь архетипических образов, которые находят своё выражение в материально-духовной деятельности человека. Осознанно или неосознанно, но творцы продуктов культуры используют в своих произведениях архетипические образы, которые так или иначе переживали в своём личном бессознательном опыте.

Архетипический образ – это оформленное в сознательном содержание архетипов. Архетипы, как элементарные носители коллективного бессознательного и «… сила, очаровывающая человека изнутри»[14, С. 25], легко способны переходить из бессознательного в сознательное, и наоборот – это главное отличие символа от архетипа. Архетип, в культурологии К. Г. Юнга, является архаическим символом коллективного бессознательного, но уже И. Кант в своих трудах провёл важнейшее отличие символа от архетипа – «символ не выходит за рамки мышления субъекта» [5, С.77]. Архетип же подобен стихии и зависит только от своей собственной природы, единственные возможные рамки, которые формирует сознание человека – образ, через который архетип проецируется. Форма архетипа (архетипического образа) не может быть очевидной, поскольку архетип является первичной составной частью бессознательного и постигается скорее на ощупь, вспоминается, как нечто пережитое во сне. Человек не мыслит архетипами, это архетипы проявляют себя через людей и впоследствии оставляют свой след – образы в памятниках культуры. Зафиксированный в материальном носителе архетипический образ становится «оператором», активирующий в сознании зрителя тот архетип, чьим образом он является.

Архетип раскрывается (активизируется) через определённый сильный эмоциональный фактор, который Мария фон Франц называет «архетипическим переживанием»[12, C. 22]. В целом мы можем выделить несколько источников и видов архетипического переживания, которые способствуют раскрытию архетипа и накоплению архетипических образов:

В первую очередь основной источник большинства архетипических переживаний – это сновидения. Как культурный феномен, сновидение начинает существовать только когда его рассказывает тот, кто видел это сновидение, «Единственный критерий сновидения – это рассказ о нём, и поэтому понятие сновидения производно не от психического опыта спящего, а от рассказа проснувшегося. Сон – не то, что снится спящему, а то, о чём рассказывает бодрствующий»[10, С. 10]. Но, как правило, сновидение – дело сугубо личное, даже болезненно интимное, поэтому даже если человек помнит своё сновидение он не спешит делиться своим переживанием с окружающими, так как боится порицания. Но проблема ещё состоит в том, что многие люди не умеют запоминать свои сны. Данные два фактора: забвение и молчание, создают определённые проблемы специалистам, отвечающим за анализ архетипического содержания непосредственно в сновидениях. В сновидении архетипические образы растворяются в сознании подобно водной ряби, уходящей всё дальше и дальше от эпицентра своего возникновения, но нельзя сказать, что они исчезают. Нет, просто уходят в более глубокие пласты личного бессознательного, чтобы потом в нужный момент снова возникнуть в сознании.

Архетипические образы сновидения мы можем вполне назвать архетипическими образами первого порядка, так как они возникают в сознании минуя «посредников», которыми являются различные продукты культуры.

Следующий способ активизации архетипа таится в самой культуре. Архетипы отражают себя не только в явлениях бессознательного (сновидения, транс, галлюцинации и т.д.), но и в самом мифотворчестве. Ритуалы, верования, мифы, символы, фольклор и художественное творчество, в любом осколке культуры мы можем обнаружить архетипические образы. Как уже говорилось выше, вся культура – это невероятный кладезь архетипических образов! При изучении процессов усвоения индивидом определённых систем культурных ценностей и норм (инкультурация), исследователи используют категорию «архетип» для обозначения базисных элементов культуры, основной набор которого формирует константные модели духовной жизни.  Так понятием «архетип» В. Ф. Горохов обозначал не только идеальные модели и схемы сознания, вхождения человека в культуру, но и сами структуры реального бытия культуры[4, С. 31]. Его коллега И. Л. Бусева-Довыдова понятием «архетип» именует некоторые ценностные доминанты, определяющие направления в ту или иную эпоху, тот или иной стиль культуры, обеспечивают преемственность, единство и многообразие культурного развития [2, C. 22]. Архетипы являются в первую очередь системой ценностей, ориентиров, помогающих индивиду определить своё место в окружающей действительности, данную точку зрения высказал А. М. Руткевич [11, С. 35] и поддерживает М. Элиаде – поиск архетипа это родовое первоопределение[13]. Набор архетипов, мифов-сценариев составляют суть памяти культуры, а воспроизводство данных сценариев-ритуалов способствуют самому процессу инкультурации, который происходит в большей степени на бессознательном уровне. Индивид просто принимает архетипические образы, которые в свою очередь активируют определённые архетипы, способствующие естественному вхождению в культуру и гармоничному развитию личности.

Архетипические образы культуры мы можем обозначить, как архетипические образы второго порядка, так как само появление архетипического образа протекает из бессознательного в сознательное, а в случае второго порядка, используя продукты культуры, мы можем активировать архетип через определённые ключи – мотивы, образы, символы. Например, через сновидение архетип персонализируется, обретает свой образ, который в последствии воплощается в духовной и материальной культуре человечества. Впоследствии этот архетипический образ формирует свой набор символов, через который, даже если сам образ скрыт или разбит, мы можем снова воспроизвести основу - архетип.

Наиболее контрастно архетипы проявляют себя в условиях свободной творческой фантазии. Вдохновение – явление природы иррационального; это «…феномен творческого сознания, озарение, вспышка, искра, которая зажигает художника. Но горит лишь то, что может гореть, что заложено в художнике как сознательное и бессознательное «коллективное бессознательное»» [4. С. 200]. Вдохновение – это мост между бессознательным, интуитивным и сознательным, рациональным. Такой же мост, каким является сновидение. «Сновидения — это незримая нить, связывающая человека с творчеством»[7, С. 13]. Отмечено, что люди творческого склада ума чаще других запоминают свои сновидения «…у таких людей отсутствует конфликт между их собственными внутренними нуждами и всем остальным миром - тот самый конфликт, который может заставлять многих других людей противиться своей собственной способности воображения»[7, С. 13]. Между сновидением и воображением можно поставить знак приблизительно. Природа у них одинаковая – образное мышление, единственное отличие - во время сна образы появляются автономно, а в бодрствовании человеку требуется «вызывать» эти же образы. «Для творческих людей сновидение очень напоминает процесс создания воображаемого пространства – мастерской разума, где идеи с лёгкостью обретают свою форму»[8, C. 193].

Как говорил в своей книге «Сообщение Броуди» Луис Борхес: «Литература – это управляемое сновидение»[1]. Давно отмечено, что творческие люди, особенно писатели, часто сравнивают своё состояние «вдохновения» с «осознанным сновидением». Берт Стейс, американский критик и драматург, предполагает, что способность сочинять истории возникает из того же умения, которое лежит в основе сновидений: «Точно так же, как сновидец отчасти осознаёт происходящее, оставаясь за пределами своего сна и в то же время будучи в значительной степени погружен в него, бодрствующий писатель отчасти спит или пребывает внутри своего вымышленного сюжета, одновременно оставаясь за его пределами»[15]. Творя свои произведения, авторы становятся проводниками элементов коллективного бессознательного в материальную культуру. И вложенные в произведение архетипические образы отчасти определяют характер произведения, уникальность и, возможно, даже успех.

Мы предполагаем, что существует определённая Сила, которая объединяет все произведения одного автора в одну «семью». Это не является самим «слогом автора», скорее определённая часть. Если сравнивать писателя с шаманом, то эта Сила – дух, которого вызвали из иного мира, и он, протекая из одного произведения в другое, является залогом взаимопонимания между автором и читателем. Это дух произведения, который обретает свой облик в основном архетипическом образе произведения. Данный образ разбит и разбросан символами по всему произведению. И прочитывая труд автора читатель неосознанно собирает архетипический образ воедино. Обретя свой облик, дух проникает в бессознательное и помогает на интуитивном уровне понять, прочувствовать и прожить описанную историю. Дух произведения мы вполне можем определить, как основной архетип произведения, который пронизывает всю историю и объединяет все существующие в произведении иные архетипы, архетипические мотивы и образы. Как отметила в своей работе «Интерпретация волшебных сказок» Мария фон Франц «В бессознательном все архетипы взаимодействуют и влияют друг на друга»[12, С. 25].

Мы вполне способны выявить в произведении главенствующий архетипический образ. Для этого необходимо произвести теоретический и герменевтический анализ изучаемого носителя смысла (продуктов культуры) и анализа истории духовной культуры, толкования контекста или типичных, ключевых явлений.

Для чего это нужно? Архетипы «органически связаны друг с другом… и их стадиальная последовательность и определяет развитие сознания»[9, С. 19]. Каждому этапу развития соответствует свой архетип, действующие как маска неизвестного. «Неизвестный – это наше «Я», на которое воздействуют определённые архетипы, соответствующие его сути…»[3, С. 234]. Дух произведения – это и есть архетипы, которые взаимодействуют, корректируют образ Неизвестного, а, следовательно, и формируют облик нашего внутреннего Я. Таким образом, имея возможность определить основной архетип, дух произведения, мы можем подбирать культурные продукты в соответствии с желаемым результатом развития.

 

Список литературы:

  1. Борхес Х. Л. Собрание сочинений. В 4 томах. Том 3,- Сообщение Броуди, – СПб: Амфора. 2011. – 703 с.
  2. Бусева-Довыдова И. Л. Искусствознание как антропология. – Спб.: Педагогика. 2001. – 144 с.
  3. Воронкова П.Е. Развитие женской личности с участием архетипов/ П.Е. Воронкова//Исследовательская деятельность студентов: научные и прикладные аспекты общественных и гуманитарных дисциплин: сб. науч.ст. – М.: МИТРО, 2015. – М.: Издательство  «Перо». – С. 233-240.
  4. Горохов В. Ф. Проблема архетипа. Интерпретации культуры./ В. Ф. Горохов – СПб.: Университетская книга, 1997. – 228 с.
  5. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002. – 477 с.
  6. Коломиец Г. Г.  Философия искусства: о творчестве, творческом процессе и вдохновении/ Г. Г. Коломиец// Вестник Оренбургского государственного университета – 2005.- №7 (143). – С.194-203.
  7. Криппнер С. Сновидения и творческий подход/ С. Криппнер, Дж. Диллард. – М: Издательство Трансперсонального Института. 1997. – 256 с.
  8. Мосс Р. Тайная История сновидений. Значение снов в различных культурах и жизни известных личностей. – СПБ.: ИГ «Весь», 2010. – 464 с.
  9. Нойманн Э. Происхождениеи развитие сознания. – М.: Рефл-бук, 1998. – 462 с.
  10. Панченко А. А.  Сон и сновидение в традиционных религиозных практиках/А. А. Панченко//Сны и видения в народной культуре. Мифологический, религиозно-мистический и культурно-психологические аспекты/ Сост О.Б. Христофорова. -  М.: Российск. Гос. Гуманит. Ун-т, 2001. С. 9-25.
  11. Руткевич А. М. Архетипы в фольклоре и литературе. Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения; Науч.-информ. сб.- Вып. 5.- М., 2001. – 215 с.
  12. Франц фон М.Л. Психология сказки. Толкование волшебных сказок / Пер. К. Бутырина. М.: БСК, 2004. –  583 с.
  13. Элиаде М. Миф о вечном взвращении. Архетипы повторения/ М. Элиаде. – М.: Высш. шк., 1995. – 325 с.
  14. Юнг К.Г. Аналитическая психология. Тавистокские лекции. – М.: Азбука-классика, 2007. – 240 с.
  15. Bert O. States «Authorship in Dreams and Fictions», Dreaming 4, no 4, С. 240.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом